Оксана Орачева: Образование и культура нуждаются в грантах, эти деньги помогают получить прорыв и в той, и в другой области

Ангелина Грохольская: "Для того чтобы процветало искусство, нужны не только художники, но и меценаты". Константин Сергеевич Станиславский (а это его слова) знал, о чем говорил. Великий режиссер и реформатор театра происходил из купеческой семьи Алексеевых, знаменитых благотворителей. Мамонтовы и Третьяковы состояли с ними в родстве. На деньги этих и других меценатов были построены больницы, театры, профессиональные училища и школы. Кто сегодня продолжает эти традиции? Поговорим об этом с нашим гостем.

По средам мы знакомим вас с крупными благотворительными фондами. Многие играют не последнюю роль в развитии культуры и образования России. Например, фонд Владимира Потанина. Он был создан в 1999 году для поддержки одаренных и интеллектуальных людей, тех, кто способен меняться и готов помогать другим. И сегодня в студии "Большой страны" генеральный директор фонда Потанина – Оксана Орачева. Оксана Ивановна, здравствуйте.

Оксана Орачева: Здравствуйте.

А.Г.: Скажите мне, пожалуйста, насколько сегодня популярно направление – именно образование – среди благотворителей, некоммерческих организаций?

О.О.: Тема образования является традиционно одной из самых популярных для поддержки со стороны благотворительных фондов и некоммерческих организаций, причем самого разного образования: и школьного образования, и вузовского, и когда образование уже становится делом всей жизни. Образование – это то, что всегда работает на будущее. Конечно же, цель любого фонда, и нашего в том числе, – помочь это будущее создать.

А.Г.: То есть это такие инвестиции в будущих специалистов.

О.О.: И не только в отдельных людей, но и через людей в будущее всей страны, потому что люди же создают страну.

А.Г.: В общем-то, это основной капитал – не денежный, а человеческий. Тогда расскажите нам, пожалуйста, поподробнее о программах, которые делает, которые осуществляет фонд Владимира Потанина, о стипендиях для студентов и для преподавателей.

О.О.: "Стипендиальная программа Владимира Потанина" (она именно так и называется) – это наша самая историческая программа. Практически с этой программы и начинался сам фонд.

А.Г.: Вообще с ней и ассоциируется сейчас у многих фонд Потанина.

О.О.: Десятки тысяч стипендий были выданы за это время, хотя программа менялась. Мы работаем не со всеми высшими учебными заведениями, а с теми, которые, на наш взгляд, являются лидерами с точки зрения нашего образования.

А.Г.: Вы ведь даже свой собственный рейтинг составляете.

О.О.: Да, чтобы попытаться выстроить такую систему и делать выбор тех университетов, которые продолжают участие в программе или не продолжают участие в программе – и тогда в нее приходят новые.

Сейчас у нас в программе принимают участие 75 вузов со всей территории России – от Калининграда до Дальнего Востока. C 2014 года работаем исключительно с магистрантами. И естественно, чтобы войти в нашу программу, как минимум в вузах этот уровень образования должен существовать, должен развиваться.

А.Г.: Я тогда сразу спрошу: а что нужно, каким должен быть вуз, чтобы войти в программу Потанина?

О.О.: Сейчас у нас в программе принимают участие 75 вузов со всей территории России – от Калининграда до Дальнего Востока. И здесь вуз должен отвечать определенным критериям. Мы смотрим на то, какое место занимает вуз вообще в системе высшего образования. Мы с 2014 года работаем исключительно с магистрантами, то есть с уровнем магистратуры. И естественно, чтобы войти в нашу программу, как минимум в вузах этот уровень образования должен существовать, должен развиваться, достаточное количество магистратур уже должно действовать, чтобы были студенты и преподаватели, которые в них вовлечены. Но это один из критериев.

Конечно же, мы работаем еще и с теми вузами, обращаем внимание, чтобы они сами были заинтересованы участвовать в нашей программе. Что дает это вузу, кроме дополнительной прибавки, скажем так? Потому что стипендиаты фонда будут получать стипендию 15 тысяч рублей в месяц до окончания магистратуры. Это уже неплохо. Но кроме этого, вуз получает возможность еще и развивать магистратуру как таковую, поддерживая своих преподавателей. Они у нас тоже участвуют в конкурсе и имеют возможность разрабатывать новые магистерские курсы или даже целые программы, причем междисциплинарные программы, партнерские программы с другими университетами, с предприятиями. То есть новый подход к образованию, скажем так.

Но и это еще получается не все. Участие в программе дает возможность попробовать некие социальные инициативы, потому что студенты и преподаватели еще и на волонтерских началах могут реализовать свой социальный проект и получить на него поддержку от фонда. Получается, что вуз, с одной стороны, напрямую, может быть, денег от нас и не получает, но его студенты и его преподаватели получают большое число возможностей, которые они могут реализовать.

А.Г.: В общем-то, мотивация неплохая.

О.О.: Очень хорошая мотивация. И мы видим, что вузы, конечно же, стремятся участвовать в программе.

А.Г.: Оксана Ивановна, я хочу обратить внимание на фотографии. Там очень радостные, мне кажется, студенты. Это все, кто получили стипендии, я так понимаю, да? Что это происходит?

О.О.: Да, это студенты и преподаватели, которые раз в год собираются на школу фонда, где у них есть возможность работать вместе с кураторами над социальными проектами, знакомиться с новыми социальными практиками, что-то поделать своими руками. И лучшие, победители конкурса социальных проектов получают финансирование на свой волонтерский социальный проект.

А.Г.: И могут его уже реализовывать.

О.О.: Да, совершенно верно, и могут его реализовать. Школа у нас с 2009 года существует, пользуется очень большой популярностью. И не только потому, что это возможность познакомиться с единомышленниками со всей страны, но и потому, что это возможность еще и реализовать какую-то свою мечту, которая, может быть, не всегда связана напрямую с учебой и профессиональными интересами, но которая позволяет человеку сделать что-то хорошее и доброе. Все-таки мы все мечтаем о хорошем и добром.

А.Г.: Конечно. А о чем мечтают студенты, которые приезжают к вам в школу?

О.О.: Все, что они предлагают, так или иначе связано с тем, чтобы сделать жизнь вокруг лучше. Это могут быть, например, программы, связанные с университетом. Как мы знаем, сегодня очень много молодых студентов становятся родителями. И всегда встает вопрос: а что же делать с маленькими детьми, как совмещать? У нас были очень интересные проекты, которые продолжаются. Это когда молодые родители, в основном мамы, объединяются и создают специальный центр в университете, где можно ненадолго оставить ребенка, чтобы за ним присмотрели во время учебы, когда надо сходить, например, в библиотеку.

Есть центры, которые идут дальше, – центры раннего развития, когда молодые родители, заинтересованные в развитии своих детей, предлагают какие-то новые методики и потом уже создают даже аналогичные центры в других городах, а не только у себя в городе и университете.

Или проекты, связанные с раздельным сбором мусора – что у нас плохо, к сожалению, приживается. Например, студенты в Долгопрудном сделали этот проект городским. То есть, действительно, они очень и очень разнообразные и часто не связанные с тем, что они делают, как я уже сказала, собственно в университете.

А.Г.: "Практическое просвещение". О поддержке и помощи таким уязвимым, но общепризнанным и глубоко почитаемым в обществе интеллектуальным сферам жизни – в беседе с Оксаной Орачевой, генеральным директором Благотворительного фонда Владимира Потанина.

Наверное, не случайно у вас на сайте даже есть такая страница – "Истории успеха". Может быть, вы поделитесь сейчас? Хотя бы несколько примеров таких историй.

О.О.: Конечно, историй успеха у нас много. Если говорить о студенческих проектах, например, то благодаря нашим стипендиатам, в первую очередь Юлии Сарановой, которая тогда училась в Тверском государственном университете, появилась новая некоммерческая организация в Твери, которая стала реализовывать очень интересные проекты. А начиналось все с идеи организации донорства крови. То есть с небольшого проекта выросла целая некоммерческая организация, очень устойчивая. Она никак не связана с фондом, то есть она живет самостоятельно.

А.Г.: Она уже самодостаточной стала.

О.О.: Да, она стала абсолютно самодостаточной, но начинали они с проекта по донорству. Я могу сказать, что это точно история успеха.

Мы очень рады, что наши преподаватели дальше продвигаются и предлагают новые решения университетских проблем. И среди тех молодых преподавателей, которых мы поддерживали в начале 2000-х, теперь уже есть очень опытные ректоры вузов в Томске или Воронеже. То есть это тоже, конечно же, истории успеха, которыми мы очень гордимся.

А.Г.: Причем очень показательные.

О.О.: Да. И я уверена, что эти истории успеха будут продолжаться, потому что, конечно же, наша система отбора в стипендиальной программе выстроена таким образом, чтобы помочь человеку раскрыть свой собственный потенциал. И здесь есть как раз возможность реализоваться.

А.Г.: Оксана Ивановна, а как работает фонд? Я сейчас немножко о системе хочу поговорить. У вас есть какие-то эксперты, какие-то советы? Как происходит работа, в регионах в том числе?

О.О.: Фонд у нас базируется в Москве, у нас нет региональных представительств, но при этом, как я уже говорила, мы работаем по всей России. И работа выстроена таким образом, чтобы обеспечить максимальный доступ всех потенциальных заявителей к ресурсам. Мы это сделали в том числе через онлайн-подачу заявок. Кстати, сейчас оба конкурса стипендиальной программы идут, и заявки можно подавать.

Сотрудники фонда сами в оценке заявок не участвуют Как раз это наша принципиальная позиция – мы привлекаем независимых экспертов. Каждую заявку обязательно оценивают несколько экспертов, чтобы избежать субъективного мнения. Потом составляется рейтинг, имеется в виду рейтинг заявителей. У студентов есть еще второй тур, очный – деловая игра. И после этого определяются экспертами победители. Так же и в грантовом конкурсе – по результатам решения экспертов определяются победители.

А.Г.: Вы ведь еще занимаетесь не только образованием, а и поддержкой филантропии, и культурными проектами. Расскажите о них тоже немного.

О.О.: Мы давно уже активно работаем с российскими музеями, предлагая им внедрять новые музейные практики в жизнь. Кстати, как раз недавно (правда, это не про российский музей, но про новые практики) была открыта выставка-коллекция "Современное искусство в СССР и России" в Центре Помпиду.

А.Г.: Мы как раз видим сейчас фотографии оттуда.

О.О.: Уникальность этого проекта в том, что он объединил очень многие направления нашей деятельности. Потому что это не только работа фонда, не только партнерство с крупнейшим мировым музеем – Центром Помпиду, но это и объединение других меценатов, которые, как и фонд, сделали дар музею, чтобы там было представлено русское искусство.

Если говорить о российских музеях, то здесь очень много различных программ. И наша цель – чтобы музеи сегодня становились более открытыми и доступными для всех. Не может не радовать, что в результате проектной поддержки у нас появляется все больше и больше музеев, которые активно вовлекают горожан в свою жизнь. То есть когда музей выходит за границы собственного здания – как физически, так и, можно сказать, виртуально – и привлекает людей к своей работе в качестве волонтеров, или работая с пожилыми людьми, или даже на этапе создания каких-то выставок.

Кстати, если говорить о небольших музеях, то благодаря инициативе людей в селе Березник Архангельской области активно работает музей, который объединил всех жителей по инициативе буквально одного человека.

А.Г.: Оксана Ивановна, наверное, уже завершая нашу с вами беседу сегодня, мне хочется вот какой вопрос задать. Если посмотреть на всю эту историю со стороны, на ваш взгляд, культура и образование в нашей стране насколько сильно нуждаются именно в благотворителях, и нуждаются ли?

Мы как организация, которая поддерживает культуру и образование, можем себе позволить, в отличие от государства, экспериментировать. Мы можем рискнуть и поддержать какие-то инновационные проекты.

О.О.: Мне кажется, что поддержка и культуры, и образования со стороны благотворителей – это хорошее дело, и это не зависит от страны. Мы как организация, которая поддерживает культуру и образование, можем себе позволить, в отличие от государства, экспериментировать. Мы можем рискнуть и поддержать какие-то инновационные проекты, которые государство сразу поддержать не сможет, потому что не понятно – результат получится или нет. А все-таки государство и на культуру, и на образование тратит деньги налогоплательщиков, и здесь хочется сразу уже гарантировать результат. Фонды же более гибкие – мы можем что-то поменять, докрутить, быстро среагировать на обстоятельства. Образование и культура, конечно же, нуждаются в таких деньгах, ведь такие грантовые деньги помогают получить прорыв и в той, и в другой области.

А.Г.: Тогда я пожелаю всем нам, чтобы больше прорывов было и в образовании, и в культуре, и в других сферах. А вашему фонду пожелаю удачи, долгих лет работы и творческой жизни.

О.О.: Спасибо.

А.Г.: Спасибо вам огромное. Мы беседовали с генеральным директором Благотворительного фонда Владимира Потанина – Оксаной Орачевой. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск