Антонина Лебедева и Эвелина Нурутдинова — об экологическом кризисе в Подольске

Гости
Антонина Лебедева
представительница движения «Подольск хочет дышать!»
Эвелина Нурутдинова
жительница г. Подольска

Павел Давыдов: "Подольск хочет дышать!" – с таким призывом к руководству страны обращаются жители этого подмосковного города. В прошлом году там прошли и митинги, и акции, призывающие обратить внимание на вопиющий факт загрязнения воздуха асфальтовыми заводами, которые, по мнению горожан, построены незаконно. У нас в гостях – представительница движения "Подольск хочет дышать!" Антонина Лебедева… Антонина, здравствуйте.

Антонина Лебедева: Здравствуйте.

Павел Давыдов: … и жительница Подольска Эвелина Нурутдинова. Эвелина, здравствуйте.

Эвелина Нурутдинова: Здравствуйте.

Павел Давыдов: На электронный адрес нашей программы bs@ptvr.ruот жителей Подольска и от активистов-экологов пришло письмо, где вкратце была рассказана вся эта история, но хотелось бы узнать подробности. Что сегодня происходит в Подольске вокруг асфальтовых заводов?

Антонина Лебедева: Напрямую происходит геноцид народа, геноцид нашего района – незаконно асфальтовые заводы травят людей, травят детей.

Павел Давыдов: Давайте разберемся. Что значит "незаконно установленные"? Кто решил, что они установлены незаконно?

Антонина Лебедева: Санитарно-защитная зона этих заводов находится в 220 метрах от жилой зоны. Соответственно, первое, почему они незаконные? Потому что санитарные зоны не соблюдены. Заводы II класса опасности не имеют права находиться на данной территории. Промышленная зона у нас довольно-таки давно, но никогда такого класса опасности заводов там расположено не было.

Павел Давыдов: Вы проводили какую-то независимую экологическую экспертизу? Каким образом вы выяснили, что именно эти заводы травят людей?

Антонина Лебедева: Да, естественно, проводили такую экспертизу, но не мы, а, соответственно, государственные органы, такие как Роспотребнадзор и Росприроднадзор. И Роспотребнадзор не выявил никаких нарушений изначально. Нарушения недавно нашел Росприроднадзор – нормы данных заводов были превышены в 30 раз, нормы по оксиду серы. Мы знаем, как это влияет на легкие – это рак легких. В 30 раз. Что означают эти цифры?..

Павел Давыдов: Эвелина, дополните информацию.

Эвелина Нурутдинова: Там на самом деле не только оксид серы, но и циклогексане, бутадиен, угарный газ. Нормы действительно превышают: что-то в 30 раз, в 50. Непосредственно наши с Антониной дома находятся на расстоянии 2,5 километра. И, находясь на таком расстоянии, мы чувствуем периодически запах, который… Чем это сопровождается все? Головными болями, насморком, очень сильно начинает болеть горло. У нас в близлежащих районах повысилось количество детей больных уже астмой. То есть не просто какие-то респираторные заболевания, а дети болеют астмой.

Павел Давыдов: Слушайте, ну все это очень серьезно. А что на это говорят местные власти? Вы же наверняка обращались к ним.

Антонина Лебедева: Да, конечно. Местные власти делают запросы в Московскую областную думу. Даже Воробьев взял эту ситуацию под контроль. Приезжали к нам депутаты из Московской областной думы, но, к сожалению, результатов эта встреча не дала. По суду недавно заводы были приостановлены, то есть было предписание судов, но заводы продолжают работать. "Дорлидер" был остановлен на 60 суток. У нас есть фотографии, у нас есть видео, которые жители местные ездят и периодически снимают. АБЗ "Подольск".

У нас есть заявления в полицию местную. Когда мы приезжали на место, заводы работали без разрешительной документации, без разрешения на выбросы. Заявление в полицию есть (и, между прочим, не одно), а заводы продолжают работать. Это началось с того, что предприятия… Был упущен момент, то есть просто эту территорию упустили – и там со стремительной скоростью начали возводиться непонятные предприятия, непонятного класса опасности.

Павел Давыдов: С 2013 года, насколько я понимаю, да?

Антонина Лебедева: Да, с 2013 года, II класса опасности. Хотя территория данной промзоны действительно давно, никто не спорит, но она IV и V класса опасности.

Эвелина Нурутдинова: То есть в связи с тем, что рядом расположены жилые дома, в непосредственной близости, должны быть предприятия максимум IV класса опасности. Асфальтобетонные заводы относятся ко II классу опасности, то есть они в принципе несовместимы, скажем так, с жилыми постройками, которые находятся на территории, в непосредственной близости

Павел Давыдов: Знаете, когда я готовился к этой беседе, я нашел интересный рейтинг одного из министерств. В частности, было сказано следующее: город Подольск, Красногорск и Мытищи вошли в двадцатку чистейших городов России. И важно отметить, что при составлении этого рейтинга учитывались показания качества воды, чистоты воздуха, объемы нарушений экологического законодательства и другие факторы. Может быть, проблема не настолько масштабна, как кажется вам?

Эвелина Нурутдинова: Дело в том, что замеры воздуха производили во время, когда заводы не работали. Потому что по законодательству Российской Федерации, если проводятся замеры каких-либо нарушений производственных, то заводы должны быть об этом предупреждены. Естественно, до этого они в течение длительного времени (две недели, по-моему) не работали просто. И когда к нам приехала лаборатория измерять, насколько у нас чистый воздух, брали несколько параметров, то оказалось, что воздух-то у нас замечательный. И именно поэтому Подольск оказался в рейтинге городов с хорошей экологической обстановкой.

Павел Давыдов: Да, объяснение простое, но от этого легче не становится.

Эвелина Нурутдинова: Абсолютно.

Павел Давыдов: А всего их четыре у вас, да?

Антонина Лебедева: Да, всего заводов четыре, но установок пять.

Эвелина Нурутдинова: Это если говорить об асфальтобетонных заводах, то их четыре.

Антонина Лебедева: И есть там еще заводы, которые тоже… "Вторчермет".

Эвелина Нурутдинова: Есть очень вредный завод "Вторчермет".

Павел Давыдов: И тоже на территории Подольска находится?

Эвелина Нурутдинова: Это на территории промзоны "Северная", о которой мы говорим.

Антонина Лебедева: Самая большая шредерная установка в Европе.

Эвелина Нурутдинова: То есть это установка по резке и измельчению металла. Мелкая металлическая стружка разлетается тоже по округе. И страдают от этого больше те, кто живет в радиусе 500 метров примерно. То есть люди… Практически те же самые симптомы: трудно дышать, закладывает нос, болит горло. Это основные симптомы.

Также на этой территории находится завод по переработке и сжиганию мусора. Помимо строительного мусора, они жгут резинотехнические изделия, то есть шины жгут. Вы представляете, какие выбросы при этом выделяются в атмосферу? Тоже были жалобы, обращались. После этого они нашли очень хитрый ход: они вырыли большой котлован, и теперь весь мусор сжигается вне зоны видимости. Если раньше мы могли предоставить видеоматериалы и фотографии, то сейчас как бы все это происходит за забором в котловане.

Павел Давыдов: А вот мне интересно, как реагируют на ваши обращения руководители этих самых асфальтовых заводов?

Антонина Лебедева: В наш адрес… ну, не в мой лично, а наших, так сказать, активистов нашего движения поступали не раз угрозы. Записи этих угроз есть. Почему люди потихонечку начинают, так сказать, постепенно отходить? Потому что люди боятся.

Павел Давыдов: Проще продать квартиру и уехать из города, да?

Антонина Лебедева: Проще продать квартиру, уехать. Нам не раз это было сказано: "Почему вы там живете? Вы же знали". А мы не знали. Я лично проживаю на данной территории с 2009 года. Никакой речи о заводах не было. Мы жили прекрасно. Мне нравится наш район. Я не хочу, лично я не хочу оттуда никуда уезжать. Почему я должна бежать из своего дома? И таких, как я, нас много.

Павел Давыдов: Мы, честно говоря, даже не предполагали, что настолько масштабна проблема в городе Подольск, когда приглашали вас на интервью. И конечно же, хотелось бы услышать другую сторону – и представителей властей Подольска, и руководителей этих асфальтовых заводов. Поэтому двери нашей программы открыты. Я надеюсь, к этой теме мы еще вернемся в наступившем 2018 году, потому что не хочется, чтобы вся эта история иллюстрировала название этой студии – "Приговоренный город". Спасибо вам большое. И до скорой встречи. Я желаю вам как можно скорее справиться с этой проблемой.

Антонина Лебедева: Спасибо.

Эвелина Нурутдинова: Спасибо.

Павел Давыдов: У нас в гостях были – представительница движения "Подольск хочет дышать!" Антонина Лебедева и жительница Подольска Эвелина Нурутдинова.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты