Сергей Моисеев: Там, где есть человеческие чувства – там печатные средства массовой информации

Гости
Сергей Моисеев
президент Союза предприятий печатной индустрии

Ангелина Грохольская: Каждый день в России закрывается примерно по 10 киосков прессы. Так, в прошлом году их стало меньше на 26%. А за последние 10 лет – на 58%. Нерентабельно. Газеты и журналы почти не покупают. Разве что кроссворды в дорогу. С подпиской тоже беда. Утренние новости мы читаем в интернете, а профессия почтальон считается вымирающей. Можно ли спасти печатные издания, или следующим поколениям они будут просто не нужны? Поговорим об этом с президентом Союза предприятий печатной индустрии Сергеем Моисеевым. Сергей Николаевич, здравствуйте.

Сергей Моисеев: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Я вам личный сейчас вопрос задам. Мне интересно, вы или, может быть, ваши знакомые, друзья оформляют подписку в конце года?

Сергей Моисеев: Я, честно говоря, нет. Но мои знакомые, друзья, я в том числе оформляю подписку для отца. Перед началом нашего разговора вы правильно сказали, что мы узнаем новости из интернета, мы сегодня все реже и реже видим людей, читающих печатные издания, и, на мой взгляд, это большая проблема и трагедия. Все дело в том, что там, где коммуникация, там, где информация, там, где скорость передачи этой информации, там интернет. Но там, где надо узнать, что такое хорошо и что такое плохо, там, где есть человеческие чувства, там печатные средства массовой информации.

Ангелина Грохольская: Мы это понимаем. Я думаю, что и наши зрители согласятся. Но реальность немножко другая.

Сергей Моисеев: Во многом наша реальность, к сожалению, рукотворна. Ведь основная причина и беда – это распространение прессы. Если вы обратите внимание, особенно те, кто живут долго на одном месте, они сегодня, идя по улице, замечают, что чего-то не хватает. Вот это "чего-то не хватает" – это традиционное место распространения прессы. Мы раньше привыкали к тому, что рядом с остановками, перекрестками можно купить газету, журнал. И когда ты ожидаешь общественный транспорт, ты невольно подходишь к витрине с периодикой, с какими-то еще сопуствующими товарами, и даже коротаешь время, ожидая транспорт, смотря на витрину, видишь что-то – нет-нет и купишь.

Ангелина Грохольская: Это точно. Но, мне кажется, в Москве это пока еще не так заметно. Я езжу на электричке. И практически на каждой платформе есть такие ларьки. Но в моем родном городе, на Крайнем Севере, был единственный киоск "Союзпечать" – его закрыли несколько лет назад.

Сергей Моисеев: Трагедия ведь в чем? Компетенция по киоскам – это зона действия муниципальных властей. И вот везде начинается чересполосица. Были установлены определенные нормативы. Это, наверное, не догма. Нормативы на душу населения нахождения киосков распространения прессы, продажи прессы. Эти нормативы практически нигде не соблюдаются. Есть порядка 30-40 субъектов, крупных городов, где это более-менее соблюдается. В некоторых случаях даже в крупных городах у нас сегодня один киоск приходится на 30-50 тысяч населения.

Ангелина Грохольская: А по нормативам сколько?

Сергей Моисеев: Вообще положено до 8-9 тысяч. Поэтому и происходит. У нас сегодня газету, журнал, особенно в небольшом городе, купить проблема. А места под распространение идут на одинаковых условиях, как я вам говорил, с местами по торговле коммерческих продуктов. Вот откуда начинаются все проблемы.

Ангелина Грохольская: Должно быть субсидирование. В первую очередь…

Сергей Моисеев: Я бы не сказал, что нужно субсидирование. Необходимо все-таки рассматривать места продажи прессы как некие социальные точки. Это все-таки информационная точка. Это точка начала, с которой человек начинает читать.

Ангелина Грохольская: То есть должны быть льготы, должны быть преференции.

Сергей Моисеев: Конечно. Есть такие чудесные примеры – Воронеж, Липецк, где практически рентная плата за землю для мест продажи прессы составляет копейки. Она значительно ниже, чем торговля продуктовыми товарами.

Ангелина Грохольская: Я правильно понимаю, что все зависит от местной власти? Можно решение на местах принять и…

Сергей Моисеев: Вы знаете, я бы не сказал так, что многое. Проблема глубже. Все дело в том, что, наверное, нужна государственная программа. Сегодня создаются государственные программы по поддержке чтения. Но, к сожалению, они, на мой взгляд, очень поверхностные. Они не учитывают экономических рычагов. Мы сегодня часто слышим, какие проблемы в автомобильной отрасли. И там работает 1 млн человек, надо помогать, все. Но я вас уверяю: наша отрасль (журналисты, полиграфисты, распространители, бумажники) – это порядка 800 000 человек с объемом 2-3% ВВП. И мы сегодня, к сожалению, наблюдаем очень проблемные течения, которые ведут, конечно, к не очень хорошему результату. Ведь у нас с вами порядка 10 тысяч изданий так называемых районных городских газет. Это основной источник информации. И этот параметр прессы никогда не будет замещен интернетом. Блогер устроен по-другому, ему нужна большая аудитория. Районная городская газета остается средством коммуникации для малых городов России. Во-первых, там все знают. Во-вторых, доля ответственности журналиста перед населением в этой районной газете очень высока. Но самая страшная проблема, над которой мы бьемся и сегодня все равно будем при смене правительства добиваться этого – 4 года назад государство отказалось от дотаций и подписки. То, что происходит в 80% стран мира. Мы отказались и не платим почте дотацию. За это время подписка подорожала в 3 раза.

Ангелина Грохольская: Соответственно, конечно.

Сергей Моисеев: А для какого населения она предназначена? Конечно, для малоимущего. И поэтому подписка сократилась у нас уже в 2,5 раза. Восстановить это крайне тяжело и сложно. Поэтому наша задача – извините, добиться у государства все-таки помощи в этом плане.

Ангелина Грохольская: Сергей Николаевич, все-таки мы с вами и люди более старшего возраста, они, конечно, в других традициях. Мы знаем, что такое газета. Когда я сажусь в самолет или сажусь в поезд, я обязательно беру с собой несколько газет, покупаю их в ларьке и читаю. Молодежь все-таки более привычны к гаджетам. Через 10-20 лет что будет с печатной продукцией?

Сергей Моисеев: Мировой опыт подсказывает. Смотрите, мы же идем с опозданием, на мой взгляд, как раз этих 10-15 лет. Посмотрите, что произошло за границей. Даже можем взять для примера такую разрекламированную в прошлом вещь, как электронная книга. Вы много слышите сейчас об электронной книге?

Ангелина Грохольская: Кстати, да. Был всплеск.

Сергей Моисеев: Был всплеск, и сейчас мы вернулись. Электронная книга в Европе остановилась на полосе 12%, в Америке чуть выше – 20-24%, и все, она не растет. И все вернулись к бумажному носителю. Значит, произойдет некая пересегментация прессы, это вне всякого сомнения. По оперативной информации пресса не может соперничать с интернетом. Это факт. Но весь мир пошел и идет… Это еженедельники, многополосные таблоиды рекламно-информационного содержания, с аналитикой. Для существования прессы, как и для всего, нужна экономическая база. Поэтому, я думаю, по мере роста экономики некие сегменты будут расти.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам огромное за эту беседу. Я пожелаю все-таки решить все проблемы в отрасли, чтобы мы утренний кофе выпивали, читая хорошую газету.

Сергей Моисеев: Я буду надеяться, что мы еще долгие-долгие десятилетия, даже не годы, будем радовать читателей и быть вместе с ними.

Ангелина Грохольская: Спасибо большое.

Сергей Моисеев: Спасибо.

Ангелина Грохольская: О проблемах с распространением периодической печати мы говорили с президентом Союза предприятий печатной индустрии Сергеем Моисеевым.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты