Школа предпринимательства. Что происходило с малым бизнесом в России последние 20 лет?

Школа предпринимательства. Что происходило с малым бизнесом в России последние 20 лет?
Чудные люди. Как сегодня сохраняются традиции Коми?
Сельские тропики. Гостей встречает трижды прославленное село Алтайское
В деревню, глушь, Саратов. Тайны Поволжья от золотоордынского прошлого до наших дней
Тайны Поволжья от золотоордынского прошлого до наших дней. Чудные люди. Сельские тропики
Прозрачная платежка. Как ее получить в управляющей компании или ТСЖ?
Активисты ОНФ требуют рекультивировать свалку в Тульской области. Местные власти бездействуют
Квадратный бум. Как изменилась сфера строительства жилья в нашей стране за 20 лет?
Квадратный бум. Активисты ОНФ требуют рекультивировать свалку в Тульской области. Прозрачная платежка
Селфи по-суксунски. Чем запомнится путешествие по самоварной столице Урала?
История Свияжска. Каким стал град, построенный Иваном Грозным?
Гости
Владимир Буев
президент «Национального института системных исследований проблем предпринимательства»
Игорь Скляр
председатель комитета ТПП РФ по поддержке и развитию малого и среднего бизнеса, Соучредитель ООО «КМК завод»

Павел Давыдов: «Большая страна» продолжает проект «2020». Мы пытаемся проследить, как развивались разные сферы нашей жизни, что удалось сделать и что еще только предстоит. Сегодня мы поговорим о малом предпринимательстве, прямо сейчас предлагаю вспомнить этапы становления малого бизнеса в нашей стране.

Малый бизнес в России начал зарождаться после застойного периода в 80-е, перестроечные годы и в 90-х, когда появились многочисленные кооперативы и так называемые челноки – бизнесмены, которые стали массово покупать товар зарубежном и привозить его в страну. К началу 2000-х годов наблюдается рост числа малых предприятий и, соответственно, увеличение их доли в валовом внутреннем продукте с 9,6% до 10,4% – это позволило увеличить прежде всего занятость населения страны приблизительно до 8 миллионов человек, то есть создать 550000 рабочих мест. В 2005 году был утвержден термин «индивидуальный предприниматель», в последующие годы в этой сфере наблюдался рост, однако, мировой финансовый кризис 2008 года внёс серьезные коррективы: число малых предпринимателей стало сокращаться, кроме того, этому процессу еще и способствовало ужесточение требований, касающихся создания, существования и развития предприятий малого бизнеса, в частности, при регистрации возникли различные бюрократические проволочки, бизнесменов обложили дополнительными налогами и многочисленными проверками, а 2015 год встретил предпринимателей западными санкциями, снижающимся внутренним спросом на товары и услуги и ростом цен, дополнительно выросли взносы в Пенсионный фонд России. Результат не заставил себя ждать: часть малых предпринимателей разорились, а около 10% ушли в тень. Президент России Владимир Путин неоднократно призывал чиновников прекратить «кошмарить» бизнес и дать ему нормально развиваться, ежегодно в обращении к Федеральному собранию глава государства говорил о том, как важно поддерживать малый бизнес, и в 2016 наблюдался небольшой рост, однако, он был кратковременным. В последние годы, несмотря на разные меры поддержки, в том числе льготного кредитования, число представителей малого бизнеса сокращалось. По информации Федеральной налоговой службы на конец 2019 года в стране насчитывалось 5841000 объектов малого и среднего предпринимательства – это на 2% меньше, чем в 2018 году, на этом фоне опрос ВЦИОМа показал, что 71% российских предпринимателей считают неблагоприятными условия для ведения бизнеса в России, а 80% респондентов ответили, что государство уделяет недостаточно внимания разработке мер по поддержке предпринимателей. Новый премьер Михаил Мишустин сообщил, что лично будет руководить правительственной комиссией по развитию малого и среднего бизнеса, он также уточнил, что в этом году малый и средний бизнес получит 1 триллион рублей по льготным программам кредитования. Возможно, эти меры и остановят сокращение числа предприятий малого бизнеса. История российского предпринимательства за достаточно короткий срок своего существования прошла все стадии эволюционного развития, эксперты его еще называют школой предпринимательства, правда «выпускные экзамены» смогли сдать далеко не все. Для многих развитых стран мира малый бизнес – это двигатель экономики: он насыщает рынок товарами и услугами, обеспечивает занятость населения, а главное – вызывает здоровую конкуренцию. В России частное предпринимательство так и не стало драйвером экономики, хотя в начале 2000-х годов казалось, что малый бизнес будет развиваться семимильными шагами.

«Административные барьеры, налоговая нагрузка и многочисленные проверки мешают развиваться малому бизнесу», – так говорят сами предприниматели. В ряде регионов России действуют различные программы поддержки бизнесменов, однако, не везде они приносят ожидаемый эффект. Между тем по данным социологов только от 4% до 6% населения страны имеют собственное дело, а от 10% до 12% опрошенным опыт частного предпринимательства не принес желаемых результатов. О проблемах малого бизнеса через призму последних 20 лет мы поговорим с нашими гостями. У нас в студии: Игорь Скляр – председатель комитета Торгово-промышленной палаты России по поддержке малого и среднего предпринимательства. Игорь Николаевич, здравствуйте!

Игорь Скляр: Здравствуйте!

Павел Давыдов: И Владимир Буев – президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства. Владимир Викторович, приветствую Вас!

Владимир Буев: Добрый день!

Павел Давыдов: Уважаемые эксперты, тему этой студии мы звали просто: «Школа предпринимательства», скажите, пожалуйста, если обернуться назад и посмотреть на тот путь, который прошли представители малого бизнеса, можно его назвать своеобразной школой предпринимательства, школой для бизнесменов?

Игорь Скляр: Я считаю, что однозначно да, более того, когда действительно смотришь назад и как было проще, лучше и так далее, да было беззаконие, да была вакханалия, да не было, будем говорить так, установленных правил игры чётких, понятных и так далее, многие меня даже в соцсетях критикуют на этот предмет, но была жизнь, как говорится, по понятиям, и предпринимательство, особенно малое предпринимательство – это в основном, в первую очередь, не какой договор подписал, а о чем договорился. На сегодняшний день с теми барьерами, с теми препонами, которые существуют, к сожалению, бизнес стало вести сложнее, дороже, перспектив развития, если в кризис 2008 года еще была какая-то перспектива и луч в конце тоннеля, к которому надо было идти, то сейчас, когда разговариваешь в бизнес среде, большинство предпринимателей даже не понимают, куда развиваться в ближайшие 2-3 года, во что инвестировать, в какие проекты и так далее.

Павел Давыдов: Вы знаете, когда я готовился к этой беседе, обратил внимание на тех знакомых, которые занимаются непосредственно малым бизнесом, я спросил: «А что беспокоит?». Говорят: «Беспокоит за последнее десятилетие постоянно меняющиеся правила игры». Владимир Викторович, как Вы считаете, вообще в таких условиях, если посмотреть на последнюю двадцатилетку, можно говорить о том, что бизнес развивался, или он просто существовал?

Владимир Буев: На самом деле, надо сказать, что 25 лет – это уже не одно поколение тех предпринимателей, которые начинали в конце 80-х, начале 90-х годов, нельзя сказать, что их много, они остались в основном в традиционной экономике – это производство, отчасти торговля. В новых отраслях экономики, если их тоже можно так назвать, поскольку они уже не совсем новые, за последние 10 лет – это, скажем сфера высоких технологий и IT-сектор, туда ведь ринулась молодежь – это тоже предприниматели, поэтому говорить о том, школа это или не школа, для кого-то школа, для кого-то нет и надо сказать, что условия действительно менялись на протяжении всех 25 лет, но последние 15 лет, я бы сказал, они менялись особенно активно, в том числе налоговые условия и с точки зрения ставок и с точки зрения администрирования – это всё менялось, я не скажу, что это упрощалось, а уж если говориться о налоговых ставка, то они только росли, несмотря на то что каждый год говорится о том, что налоговая нагрузка расти не будет: если с 2003 по 2008 год, когда в экономике происходил бешеный рост, малый бизнес рос, рос в абсолютных показателях, но и вся экономика росла, и она тащила за собой малый бизнес, малый бизнес – это производная от большой экономики в России, это несамостоятельный сегмент.

Павел Давыдов: То есть, по сути, из-за того, что сегодня экономические условия не позволяют, малый бизнес и не развивается, правильно я понимаю?

Владимир Буев: Собственно говоря, и экономические условия и сама система государственного монополистического капитализма, которая сложилась в России.

Павел Давыдов: Игорь Николаевич, вот что интересно: а государству вообще малые предприниматели нужны?

Игорь Скляр: Вы понимаете, Павел, тут вопрос заключается в следующем: понятно, что на самом высоком уровне говорится и, более того, вот Владимир Викторович говорил, что доля и относительные показатели не сокращаются, не изменяются и так далее, но, однако, на верхнем уровне государством установлены уже цели нацпроектов и озаботились как раз-таки моментом, связанным с тем, что малый бизнес сокращается, и это подтверждают наблюдения просто на земле, когда входишь куда-то и видишь непосредственно пустующие павильоны торговые, освобождающиеся арендные площади и так далее.

Павел Давыдов: А могли бы вы коротко мне сказать, что стало для малого бизнеса за последние 20 лет главной угрозой?

Владимир Буев: На самом деле. Есть 2 фактора основных, они не меняются на протяжении 25 лет…

Павел Давыдов: Государство и государство.

Владимир Буев: Можно и так говорить, рыночные факторы и административно-бюрократические факторы. Рыночные факторы – это, собственно говоря, насколько богато население, насколько оно предъявляет спрос на продукцию малого бизнеса, насколько готовы крупные компании выстраивать цепочки доваренных стоимостей, привлекать малый бизнес к субконтрактингу, вот они рыночные факторы одни, следующие рыночные факторы – кредитуют ли банки, дальше то, что, собственно говоря, рынок сделать никак не может, это может сделать только государство, что может сделать государство? Это право установить, отрегулировать и дальше право применить, а в этой части, как мы посмотрим на всю историю, приняли когда-то, условно говоря, закон о защите прав предпринимателей, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, под что поставили все контрольно-проверяющие органы, прошло несколько лет, все органы вынырнули из-под этого закона…

Игорь Скляр: Да.

Владимир Буев: А дальше разросшийся контрольно-надзорный аппарат, который, собственно говоря, тоже должен показать свою…

Павел Давыдов: Эффективность.

Владимир Буев: Эффективность, да, то есть них эффективность какая? Чем больше нашёл, собственно говоря, нарушений или псевдо нарушений, тем ты больше на коне, тем ты более эффективен, кроме того, там возникает так называемая административная рента, маржа, там схемы абсолютно разные, они постоянно меняются, но уйти от этого бизнес не может, он должен адаптироваться и к правоприменению – вот, собственно говоря, административно-законодательно бюрократический фактор, а в целом 2 фактора: рыночный и административный.

Павел Давыдов: Да, и бизнес должен подстроиться и принять правила игры.

Владимир Буев: И под то и под другое, особенно с учетом того, что рыночный фактор сокращается, спрос упал, реально располагаемые денежные доходы населения за последние 2-3 года упали даже по официальной статистике, понятно, что это фактор, который влияет на сокращение спроса. На самом деле, за последние 2 года есть одно блестящее решение, с моей точки зрения, которое единственное за последние многие годы, как мне кажется, удалось государству реализовать, хотя у меня был первоначально к нему большой скепсис: вот сколько лет пытались легализовать самозанятых, а их регистрировалось всего сотни как самозанятые и буквально, собственно говоря, относительно недавно принято решение о самозанятых, которые регистрируются через специальную программу, платят налог на профессиональный доход 6%, если работают с юрлицами, 4%, если с физлицами и, собственно говоря, здесь оказалось достаточно просто при всех условиях негативных внешней среды российских зарегистрировалось уже больше 300000, причем еще даже по России это особо не пошло, это был тестовый режим в 4 регионах.

Павел Давыдов: Кстати, в Волгоградской области уже тоже много, мы сейчас посмотрим сюжет именно оттуда.

Владимир Буев: Да, они могли регистрироваться и с других регионов, но не все об этом знали. Самозанятые, с точки зрения российского закона, субъектами малого предпринимательства не являются, но мы же все понимаешь, что это самый-самый низовой мелкий-мелкий бизнес.

Павел Давыдов: С чего всё начинается.

Игорь Скляр: А теперь опять же вот смотрите, Владимир удачный пример привел, и я поддерживаю, допустим, да, самозанятым сейчас стать легко и вообще в принципе бизнес открыть на сегодняшний день – раз и ты бизнес открыл, называется, в отличие от того, как было раньше. Но вторая часть Мерлезонского балета: вот я – юрлицо, у меня выбор: либо я заплачу индивидуальному предпринимателю, либо я заплачу самозанятому, либо я заплачу просто физлицу за одну и ту же работу. Дальше сталкиваемся с проблемой: во-первых, банки определяют повышенный процент за перевод денег самозанятому, потому что это просто частное лицо, да, он, с одной стороны, легализовался, его вывели из тени, как государство считает, но дальше-то получается, если я раньше ему платил и платил 13% его НДФЛ, я обязан был перевести деньги государству, то теперь я вроде как деньги его перевожу, и он теперь должен эти 6%, то есть всё вроде как нормально, но для меня как для юрлица нагрузка появляется, во-первых, в повышенном процентном соотношении со стороны банка – это регламенты Центробанка и так далее, а второй момент – 115-ФЗ, потому что, как государство заявляет, чиновники, что мы ж пока не трогаем, и в то же время вице-премьер, который сейчас уже действующий вице-премьер, заявлял уже не раз: «Мы всех видим и не волнуйтесь – никакой оптимизации, не надо никуда сотрудников переводить, все у нас под контролем», – они же не стесняются об этом заявлять.

Владимир Буев: Только об этом хотел сказать, что в следующем голу к вам придет ФНС и скажет…

Павел Давыдов: И скажет: «Уже совершенно другая налоговая база».

Владимир Буев: «Вы оптимизируете, на самом деле, вы своих наёмных работников в самозанятые перевели».

Игорь Скляр: Вот сейчас юрлица под гнётом 115-ФЗ автоматически… вроде как, с одной стороны, государство говорит: «Мы же выводим и тени». А с другой стороны, просто вот, знаете, как: «Карусель, карусель, кто успел, тот…».

Павел Давыдов: Многоточие поставим и оправимся в Волгоградскую область, посмотрим, как развивался бизнес там, малый бизнес за последние 20 лет.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Вот такой сюжет, который назывался «Непростой путь» из Волгоградской области, какая-то благостная картина наблюдается в этом регионе, может быть, не так всё плохо, как вы считаете? Игорь Николаевич.

Игорь Скляр: Вот смотрите, государственная поддержка распространялась и распространяется в основном на производственный бизнес, поэтому на сегодняшний день, когда представитель производства говорил правду вещей, но дальше он не сказал о том, что, во-первых, через 90 дней в лучшем случае с ним рассчитаются за поставленную продукцию, и когда мне хочется спросить господина Миллера где-нибудь между прочим: «Можно спросить: у Вас нет денег сейчас рассчитаться со мной, грубо говоря, или как? – я думаю ему будет не комильфо такой прямой вопрос и прямого ответа не будет. Руководство ТПП уже не раз включалось в механизм по поводу того, чтобы рассчитались всё-таки с бизнесом, подключали Генпрокуратуру, причем законными путями, естественно, не каким-то звонками, почему не рассчитались с предпринимателями за поставленную продукцию?

Павел Давыдов: В начале 2000-х количество россиян, которые хотели стать предпринимателями, было намного больше, чем сейчас, а ведь тогда, по сути, и условий не было, может быть, этих условий и не надо, тогда и условий будет больше, я вот к чему говорю.

Игорь Скляр: Заметьте, даже тогда в момент того опроса не было знаменитого проекта по популяризации предпринимательства с собиранием вот этих стадионов, кучей флагов и выступлений специалистов из области художественной гимнастики, не буду называть фамилии, и зарубежных звезд на предмет того, что как хорошо и классно быть предпринимателем в России.

Владимир Буев: Вы знаете, сколько на популяризацию потратили только за последний год федеральных денег? Полтора миллиарда рублей, зачем это?

Павел Давыдов: А могли отправить на развитие бизнеса.

Владимир Буев: На самом деле, интересно, я всегда говорю: если мы берем опросы всех социологических центров разных идеологических окрасов, они все говорят, что год от года доля населения, которая положительно относится к малому бизнесу, считает его полезным для экономики, важным, нужным, растет доля этого населения, причем уже сейчас чуть ли не 90%, чего тут популяризировать? Люди хорошо относятся, в отличие от крупного, кстати, крупный в глазах населения не легитимирован.

Павел Давыдов: Так он и пожирает малый бизнес, вот в чем вся проблема.

Владимир Буев: К малому бизнесу люди относятся хорошо, но сами, когда спрашиваешь: «Пойдете ли?». «Нет». У нас есть такой проект, собственно говоря, мировые ученые делают, доля, скажем, предпринимательской активности: у нас население меньше всего хочет, собственно говоря, в бизнес-то идти.

Павел Давыдов: Потому что страшно, лишишься всего!

Владимир Буев: Да, все понимают, а тогда в 90-х, начале 2000-х все хотели идти в бизнес. А сейчас куда хотят идти? На государственную службу, «Газпром», «Роснефть», правоохранительный органы.

Павел Давыдов: И далее по списку.

Владимир Буев: Да.

Игорь Скляр: Потому что люди же ходят по земле, и они же видят во дворах и машины и квартиры, и на отдыхе они видят…

Павел Давыдов: И у кого они: у политиков, чиновников и далее – госслужба.

Игорь Скляр: Они же всё это видят, им не особенно нужен телевизор или тот же самый интернет, они всё это видят в реальной жизни и каждый знает своего соседа – всё прекрасно видно.

Владимир Буев: Поэтому к чему тратить полтора миллиарда на популяризацию, если население итак хорошо популяризирует? Я этого не понимаю.

Павел Давыдов: Мы сегодня с вами говорили о том, как менялась сфера предпринимательства в России за последние 20 лет, а давайте заглянем в ближайшую двадцатилетку. Ваш прогноз очень коротко, Владимир Викторович.

Владимир Буев: У меня пессимистический прогноз, на самом деле.

Павел Давыдов: Это неудивительно.

Владимир Буев: При той ситуации, которая существует сейчас, при той системе, которая сложилась, сама доля малого бизнеса останется примерно одной и той же, она будет пульсировать туда-сюда, статошибка, можно по-разному будет измерять, но тем не менее она останется на уровне 18-21%, никаких 30% совершенно не будет и мне кажется, что если мы не поменяем административную среду, если мы, грубо говоря, не будем делать ставку на государственный монополистический капитализм, если мы не изменим вот эту ставку, не изменится ничего.

Павел Давыдов: Игорь Николаевич, Вам заключительное слово на сегодня.

Игорь Скляр: Знаете, пессимист – это тот, который хорошо информированный оптимист называется, но я всё-таки останусь оптимистов, потому что я надеюсь, что совместными усилиями всех общественных структур, которые на сегодняшний день существуют, мы сможем добиться того, чтобы снизить административные препоны, барьеры и всё-таки чтобы совокупная налоговая нагрузка и совокупная нагрузка на бизнес всё-таки была комфортной для того, чтобы развивалась. Будет ли создано 25 миллионов рабочих мест в малом бизнесе? Я надеюсь, что да, мы их создадим, и, безусловно, тот же самый малый бизнес, в первую очередь, будем говорить так, без указки государства он и сам разовьется, только создайте нормальные условия.

Павел Давыдов: Не мешайте работать, в конце концов.

Игорь Скляр: Не мешайте работать, да.

Павел Давыдов: Спасибо большое за участие в сегодняшней программе, мы сегодня с вами обозначили болезненные точки, которые мешают развиваться малому бизнесу и думать о завтрашнем дне, и я надеюсь, сегодняшнее своеобразное подведение итогов, то, что происходило за последние 20 лет в малом предпринимательстве откроет в том числе госслужащим глаза на существующие проблемы, и пока мы, журналисты, будем об этом говорить, тем чаще эти чиновники будут задумываться, потому что сами предприниматели, как мы с вами понимаем, достучаться до небес не могут. Спасибо большое!

Игорь Скляр: Спасибо!

Владимир Буев: Спасибо!

Павел Давыдов: Малое предпринимательство как таковое – это важный стимул экономического роста для любого региона нашей страны, во многом оно обеспечивает занятость населения, способствует формированию конкурентной среды, играет важную роль в решении экономических и социальных задач, и пока на государственном уровне поддержка малого бизнеса не станет приоритетной задачей на деле, а не на словах, двигатель экономики будет работать с перебоями и не на полную мощность.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски