Сложная судьба. В Липецкой области под угрозой закрытия реабилитационный лагерь для детей

Сложная судьба. В Липецкой области под угрозой закрытия реабилитационный лагерь для детей | Программы | ОТР

реабилитационный лагерь, онкология, дети, здоровье

2020-03-07T07:40:00+03:00
Сложная судьба. В Липецкой области под угрозой закрытия реабилитационный лагерь для детей
Свидетели средне-бронзовой эпохи. Памятники прошлого города-курорта Сочи
Село с историей. Юксеево - путь длинной в четыре века
Писатель Алексей Фролов: корни оккультного нацизма идут из ариософии - расовом превосходстве индоевропейцев над другими народами
Кёнигсберг-13. Где находился центр европейского мистицизма?
Кёнигсберг-13. Село с историей. Свидетели средне-бронзовой эпохи
Рай на земле. Как отыскать его в России?
Тайны Казанского Кремля. Одна из главных туристических точек Татарстана
Пророчества монаха Авеля. Какие тайны скрывает от путешественников Гатчина?
Пророчества монаха Авеля. Тайны Казанского Кремля. Рай на земле
Опробовано Ермаком. Кто придумал легенды о тюменских источниках?
Гости
Екатерина Делидон
заместитель директора фонда «Шередарь»

Ангелина Грохольская: Мы продолжаем программу «Большая страна в деталях». В Липецкой области под угрозой закрытия оказался реабилитационный лагерь для детей с онкологическими заболеваниями «Лазори» – проблема в финансировании: господдержка минимальная, а в основном бюджет лагеря складывается из спонсорских средств, но и с ними возникли сложности. 1 июня в День защиты детей двери лагеря могут закрыться навсегда. В ситуации разбирались мои коллеги из Липецка.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Эту ситуацию обсудим с нашей гостьей: в студии «Большой страны» заместитель директора фонда «Шередарь» Екатерина Делидон. Екатерина, здравствуйте!

Екатерина Делидон: Добрый день!

Ангелина Грохольская: Объясню зрителям, почему мы именно Екатерину позвали: потому что у фонда «Шередарь» есть подобный проект – есть реабилитационный лагерь, да?

Екатерина Делидон: Да, всё верно, мы занимаемся реабилитацией уже 7 лет на территории нашего реабилитационного центра, который находится во Владимирской области.

Ангелина Грохольская: Поэтому все проблемы, которые были озвучены в сюжете, я думаю, что и Вам тоже знакомы.

Екатерина Делидон: Я могу сказать, что проблеме реабилитации, к сожалению, в нашей стране далеко не много посвящено внимания, но если мы говорим о психолого-социальной реабилитации, то это больше некоммерческая история.

Ангелина Грохольская: За чей счет существуют такие реабилитационные центры, в том числе, например, фонд «Шередарь»?

Екатерина Делидон: Как правило, есть основной учредитель, который вкладывается в инфраструктуру, в содержание территории, потому что это огромные расходы, а остальное спонсируется за счет пожертвований граждан, компаний, либо каких-то дополнительных ресурсов в виде грантов или субсидий.

Ангелина Грохольская: И ситуация в принципе, которая случилась в Липецкой области, может произойти с любым реабилитационным центром, который имеет такого крупного учредителя, мецената, спонсора, если что-то пошло не так в его финансовой жизни, то – всё?

Екатерина Делидон: Для некоммерческих организаций в принципе сейчас экономическая ситуация довольно сложная, но если говорить о реабилитационных центрах, где огромные расходы, там рисков больше, но мы понимаем даже сами для своей организации сейчас, что стоит большо вызов перед тем, чтоб стать более профессиональными, научиться привлекать средства из разных источников, а не только спонсироваться одним учредителем, который, по сути, как раз закрывает инфраструктурные какие-то расходы.

Ангелина Грохольская: Екатерина, тогда можно подробней: что делать и Вашим липецким коллегам, может быть, Ваши советы уже как опытных в этом плане людей помогут еще каким-то в регионах, допустим, фондам, тем же реабилитационным центрам. Что делать, где деньги брать?

Екатерина Делидон: Конечно, нужно работать с направлением фандрайзинга – это работа с компаниями прежде всего, потому что на такие крупные проекты обращают внимание компании, которые имеют значительный бюджет, и пытаться доносить до физических лиц, до граждан значимость реабилитации и ее ценность, потому что это тоже достаточно серьезная проблема – донести потребность именно психолого-социальной реабилитации для людей, которые думают, что ребенок уже выздоровел, значит, что всё с ним в порядке.

Ангелина Грохольская: Я сейчас про крупные компании и про меценатов хочу спросить: им от этого что? Вообще существуют у нас какие-то льготы налоговые, например, или еще какие-то преференции для людей, которые готовы жертвовать, которые могут стать донорами и готовы сделать это?

Екатерина Делидон: Опять же вопрос к благотворительному фонду, то есть, что он готов предоставить компании, потому что, даже если она готова вкладываться ресурсами, то должна быть какая-то отдача, как минимум, в том, что благотворительный фонд может рассказывать об этой компании, может быть, делать какие-то совместные проекты, сейчас очень популярно корпоративное волонтёрство, то есть возможно приглашать сотрудников этой компании и вовлекать в деятельность фонда, чтобы не только использовать финансы компании как пожертвования, но и показывать это непосредственно сотрудникам.

Ангелина Грохольская: Что «Шередарь» может предложить своим спонсорам, своим меценатам?

Екатерина Делидон: Мы, в частности, имеем опыт с некоторыми компаниями проведения благотворительных субботников, так у нас, например, помимо того, что компания предоставляет нам продукцию или помогает финансово, мы можем приглашать их на территорию нашего центра и сейчас достаточно популярна тематика экологии и вообще в целом нечто объединяющее для коллектива распространяется, потому то опять же экономическая ситуация не самая простая в стране, поэтому мы можем пригласить, компании могут приезжать сажать деревья, например, мы можем проводить какие-то дополнительные для них тимбилдинговые активности, потому что у нас достаточно много тренеров, ну и, конечно, можем приглашать в качестве волонтёров на территорию нашего центра, ибо на программы в Москве.

Ангелина Грохольская: С компаниями понятно, про меценатов: как правило, это бизнесмены, правильно? Вот они имеют льготы какие-то финансовые, налоговые, будучи донорами, или это просто от сердца и по совести?

Екатерина Делидон: Скорее, второй вариант, потому что с налоговыми льготами всё сейчас сложно, их практически нет, здесь, скорее, достижение некой лояльности от сообщества, то есть, возможно, установление каких-то дополнительных связей, контактов, потому что всё-таки в сфере благотворительности сейчас заинтересованы многие общественные деятели и те же самые меценаты, то есть, можно сказать, благотворительность как некая площадка для знакомства, общения и создания каких-то больших проектов в дальнейшем.

Ангелина Грохольская: И для продвижения собственного имиджа, наверно, да?

Екатерина Делидон: Да, почему нет?

Ангелина Грохольская: Потому что социальная ответственность сегодня – это действительно тренд и участие в благотворительности тоже. А знаете, что меня еще зацепило? В сюжете прозвучала такая фраза от сотрудников центра, что они также не имеют никаких льгот ни по аренде, ни по налогам, платят очень много и за свет и за всё остальное – это действительно так?

Екатерина Делидон: Конечно, основные расходы коммунальные ложатся на наши плечи и приходится платить, это буквально в миллионах измеряется за год.

Ангелина Грохольская: Никто не приходит от местной власти и не говорит: «Ребята, вы хорошие, вы молодцы, вы делаете хорошее дело, давайте вы не будете платить за аренду, мы покроем это из бюджета»?

Екатерина Делидон: К сожалению, такого нет. У нас есть, например, в части земельного налога определенные льготы, но это только, собственно, часть.

Ангелина Грохольская: Екатерина, я хочу вернуться к истории из Липецка: я знаю, что и Вы и Ваши коллеги, сотрудники фонда, специалисты фонда, разбирались с этой ситуацией, консультировали, вот, что там? Какие перспективы? Вообще можно ли как-то это всё разрулить и что советовали, что будет вообще с этим реабилитационным центром «Лазори»?

Екатерина Делидон: Насколько мне известно, сейчас те программы, которые у них есть, они принимают на бесплатной основе ребенка плюс родителей, есть возможность приехать в более расширенном составе, то есть, может быть, это еще один из вариантов, когда какое-то будет финансирование будет поступать и так или иначе нужно развивать дополнительные как раз направления по привлечению источников финансирования и рассказывать о себе, тут как бы единственные вот эти варианты. Сейчас еще есть интересное направление, которое находится на стыке между предпринимательством и некоммерческими организациями, то есть совсем недавно, в прошлом году, было внесено законодательно определение, что такое социальное предпринимательство, как мне кажется лично, это тоже возможный выход как раз в части проведения каких-то дополнительных программ полностью платных для детей обычных или с каким-то потребностями, которые не относятся к категории благополучателей в данной ситуации.

Ангелина Грохольская: То есть вывести часть услуг на платную основу?

Екатерина Делидон: Да-да, потому что, как мне кажется, что это как раз тренд в государстве, потому все понимают, что качество услуг некоммерческих организаций сейчас выросло и иногда даже превосходит то, что может предоставляться бесплатно совершенно, почему нет?

Ангелина Грохольская: Екатерина, спасибо Вам большое за беседу! Я надеюсь, что Ваши советы, Ваши предложения, Ваш опыт пригодится не только липецким коллегам, но и другим благотворительным фондам и реабилитационным центрам, вообще, хотелось бы, чтоб таких проектов гораздо больше было в нашей большой стране, спасибо Вам большое!

Екатерина Делидон: Спасибо!

Ангелина Грохольская: Сегодня в нашей студии мы беседовали с заместителем директора фонда «Шередарь» Екатериной Делидон.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)