Социолог Михаил Черныш - о праве на социальный контракт и обязанностях по его исполнению

Социолог Михаил Черныш - о праве на социальный контракт и обязанностях по его исполнению
Чудные люди. Как сегодня сохраняются традиции Коми?
Сельские тропики. Гостей встречает трижды прославленное село Алтайское
В деревню, глушь, Саратов. Тайны Поволжья от золотоордынского прошлого до наших дней
Тайны Поволжья от золотоордынского прошлого до наших дней. Чудные люди. Сельские тропики
Прозрачная платежка. Как ее получить в управляющей компании или ТСЖ?
Активисты ОНФ требуют рекультивировать свалку в Тульской области. Местные власти бездействуют
Квадратный бум. Как изменилась сфера строительства жилья в нашей стране за 20 лет?
Квадратный бум. Активисты ОНФ требуют рекультивировать свалку в Тульской области. Прозрачная платежка
Селфи по-суксунски. Чем запомнится путешествие по самоварной столице Урала?
История Свияжска. Каким стал град, построенный Иваном Грозным?
Гости
Михаил Черныш
доктор социологических наук

Павел Давыдов: Вы смотрите Общественное телевидение России, в эфире «Большая страна» – программа о людях, обществе и власти, в студии Павел Давыдов, здравствуйте! Социальный контракт приходит на помощь малоимущим: его цель – поддержка людей, поиск места для трудоустройство направление на обучение, помощь в открытии ИП, предоставление возможности ведения своего подсобного хозяйства, эти меры направлены на то, чтобы у малоимущей семьи появилась возможность самостоятельно получать доход и справляться со сложной финансовой ситуацией. Под социальным контрактом подразумевается специальный договор, который оформляется между соцзащитой и малоимущей семьей, на основании этого документа у сторон появляются определенные обязательства друг перед другом. «Социальный контракт» – проект экспериментальный и пока реализуется только в ряде регионов. Об этом мы поговорим сегодня с нашим гостем: в студии «Большой страны» Михаил Черныш – первый заместитель директора по научной работе Института социологии Российской академии наук, доктор социологических наук. Михаил Фёдорович, здравствуйте!

Михаил Черныш: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Тему этой студии мы определили просто: «Адресная помощь», скажите, а является ли таковой сама идея социального контракта в нашей стране?

Михаил Черныш: По всей видимости, да, это одно из воплощений идеи адресной помощи, на самом деле, правительство уже давно разрабатывает программы, которые должны были бы сделать помощь адресной, вопрос в том, как это делать, каким образом определять тех, кто достоин этой помощи и тех, кто этой помощи не достоин – вот это, наверно, самая большая проблема.

Павел Давыдов: Ну так давайте разберемся: в рамках социального контракта, кто может рассчитывать на подобную помощь государства?

Михаил Черныш: Те люди, которые находятся ниже прожиточного минимума, те люди, которые остались без работы, не имеют работы и не имеют в ближайшем будущем перспектив на то, чтобы получить работу и стабильный доход, многодетные семьи, семьи с детьми, у которых есть проблемы с обеспеченностью, ну и так далее, в общем, одним словом, все те люди, которых сейчас мы относим к категории проблемных.

Павел Давыдов: А сейчас я хочу как раз адресный вопрос задать от наших зрителей, они прислали его на электронную почту нашей программы bs@ptvr.ru: «Если в семье есть проблемы, например, недостаточный уровень оплаты труда или пенсионного обеспечения, такие люди тоже могут стать участниками программы?».

Михаил Черныш: Всё зависит от того, в каких обстоятельствах они находятся.

Павел Давыдов: И в каком регионе живут.

Михаил Черныш: И в каком регионе живут и насколько у них есть реальные перспективы на то, чтобы получить работу и получить какой-то стабильный доход, не прибегая к помощи государства.

Павел Давыдов: А давайте еще нашим зрителям расскажем о механизмах работы социального контракта, что он собой представляет?

Михаил Черныш: Определяется целевая группа, в этой целевой группе определяются люди, которым нужно оказывать поддержку, собственно говоря, адресная поддержка – это и есть смысл социального контракта, с этими людьми подписывается соглашение, в котором определены обязательства обеих сторон: государство обязуется помогать этим людям, люди, в свою очередь, обязуются выполнять некоторые условия, при которых государство оказывает им помощь, вот эти взаимные обязательства и являются, в нашем понимании, социальным контрактом.

Павел Давыдов: А малоимущая семья может самостоятельно подать заявку на заключение такого контакта или необходимо идти к представителям местной администрации?

Михаил Черныш: Конечно, может, но для этого нужно доказать на сегодняшний день то, что данная семья или данный человек находится в той ситуации, из которой можно выйти, заключив социальный контракт?

Павел Давыдов: Вот это, мне кажется, самое сложное: каким образом можно это доказать? Замкнутый круг фактически.

Михаил Черныш: Вы знаете, во всех подобных случаях большую роль играет измерение и определение того, в какой ситуации находится человек, мне кажется, именно с этим связаны сложности в реализации этой идеи.

Павел Давыдов: Я думаю, что некоторое ответы на поставленные вопросы мы получим с Вами, отправившись в Брянскую область, этот регион является пилотным, где выполняется проект «Социальный контракт», каким образом это происходит, мы знаем из сюжета, который называется «Социальная подушка», с подробностями моя коллега, Галина Ковач, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Вот такой вот сюжет, Михаил Фёдорович, а как Вы считаете, почему большинство россиян, как было сказано в сюжете, не готовы к такой адресной помощи, к социальному контракту?

Михаил Черныш: Вы знаете, слово «не готовы» здесь, может быть, не совсем точное, может быть, и власти в какой-то степени не готовы расширять масштабы социального контракта. С точки зрения властей, есть категории, которые не заслуживают подобной поддержки, для начала, что называется, доктор, вылечись сам: они должны сначала исправиться, стать на путь исправления, и только после этого они могут претендовать на этот контракт, если социальные работники видят, что семья злоупотребляет чем-то или в какой-то степени сама виновна в своем положении, то эта семья не получит социальный контракт – это первое, а второе, как мне кажется, в идее социального контракта реализуется идея «удочки»: надо дать людям удочку, тогда они будут ловить рыбу, не рыбой их обеспечивать, а обеспечивать их удочкой, и тогда они как-нибудь сами проживут…

Павел Давыдов: Чем-то занять.

Михаил Черныш: Да, проблема социального контракта заключается в том, что он, что называется, базируется на тех компетенциях, квалификациях, которые уже у людей есть.

Павел Давыдов: Грубо говоря, для того чтобы воспользоваться возможностью социального контракта, необходим предоставить некий бизнес-план, правильно с понимаю?

Михаил Черныш: Некий бизнес-план – это, во-первых, то есть, нужно иметь идею, которая может быть реализована с помощью социального контракта, но если люди находятся в такой ситуации, когда этих идей у них нет, то в этом случае они, естественно, не могут ни на что претендовать, бедность воспроизводится в обществе, люди попадают в ловушку бедности и не могут из нее выбраться, и более того, в этой ловушке бедности оказываются их дети, потому что бедные люди не могут дать своим детям хорошее образование, обеспечить им получение навыков, квалификаций, которые помогли бы им выйти из состояния бедности. Сказывается и то, что в некоторых регионах существуют серьезны проблемы с трудоустройством и обрести некую почву под ногами можно только покинув этот регион – это отрицательная мобильность, когда люди съезжаются в большие города и только там могут на что-то претендовать, в общем, одним словом, эта программа еще, на мой взгляд, недостаточно разработана, она охватывает собой ограниченное количество людей, программа, которая имеет основной целью борьбу с бедностью, всё-таки недостаточна в том виде, в котором она существует, для того, чтобы серьезно уменьшить масштабы бедности в России.

Павел Давыдов: То есть, Вы присоединитесь к мнению экспертов, которые говорят, что программа сырая и внедрение ее в регионах, даже в экспериментальном порядке преждевременно?

Михаил Черныш: Она сырая и, как Вам сказать, всё-таки тех ресурсов, которые выделяются на программу, недостаточно, вот мы видели с Вами в сюжете: женщине дали 20000 рублей, на которые она купила швейную машинку, но до этого она уже умела шить, она умела пользоваться этой швейной машинкой, кроме того, она знала, как расширять свое производство, и что еще она хочет делать в будущем для того, чтобы это делать…

Павел Давыдов: Да, это 1 человек из тысяч, по большому счету.

Михаил Черныш: Да, для большинства эти 20000 – это капля в море и это не та сумма, которая поможет им выбраться из бедности, из нищеты.

Павел Давыдов: А чисто гипотетически, если машинку украдут или теплицу сожгут, люди застрахованы от подобных происшествий? Это тоже очень важно.

Михаил Черныш: И это тоже большая проблема, по идее, конечно, государство должно страховать людей на тот случай, если они утрачивают те ресурсы, которые они приобрели с помощью социального контракта.

Павел Давыдов: Михаил Фёдорович, здесь возникает важный вопрос: кто и как несет ответственность за внедрение этой программы, если она вызывает такое количество вопросов: местная администрация, чиновники федерального уровня, может быть, правительство?

Михаил Черныш: Как мы с Вами видели, в разных регионах это по-разному, вообще-то, федеральное правительство вступает инициатором этой программы и планирует ее реализовывать, выполняя распоряжение Президента об уменьшении масштабов бедности, собственно говоря, Президент заявил, что правительству надо заботиться и делать что-то в этом направлении – вот это ответ правительства.

Павел Давыдов: Сырая программа, которая работает не везде.

Михаил Черныш: Сырая программа, которая работает не везде и которая, по большому счету, вряд ли справится с проблемой бедности, которая России очень масштабна.

Павел Давыдов: При этом сумма была озвучена немалая, 20 миллиардов, и всего 15 регионов смогут на эту сумму претендовать.

Михаил Черныш: Да…

Павел Давыдов: Тоже вызывает вопросы.

Михаил Черныш: Это тоже вопросы, 20 миллиардов – это изрядная сумма, но с учетом масштабов бедности – это сумма явно недостаточная, даже для такого ограниченного проекта, как «Социальный контракт», на нынешнем его этапе.

Павел Давыдов: Михаил Фёдорович, а вот интересно, а что нужно сделать руководителю того или иного региона для того, чтобы его область смогла внедрять у себя этот социальный контракт, ведь бедные есть везде?

Михаил Черныш: Во-первых, должна быть информация, которую предоставляет регион о степени остроты этой проблемы и масштабах этой проблемы в регионе: если регион достаточно развитой, то он сам справится с этой проблемой и будет реализовывать социальный контракт в том объеме, в котором он посчитает это возможным, если же нет, то должно прийти на помощь федеральное правительство, но на основе той информации, которую оно имеет из региона.

Павел Давыдов: Скажите, пожалуйста, какие программы были предшественниками социального контракта в нашей стране, может быть, даже эффективными программами?

Михаил Черныш: Я бы здесь назвал, ну, в советское время были программы, скажем, трудоустройства и переподготовки людей, которые помогали им устраиваться на предприятия, людей устраивали на предприятия, но тогда был избыток рабочих мест и это было сделать несложно, людей, которые были в заключении, устраивали на работу, они получали возможность адаптироваться к условиям нормальной жизни, выйдя из мест заключения. Мы знаем с Вами также, что в центрах занятости существовали системы переподготовки людей, когда безработным людям оплачивали обучение, готовили их к какой-то новой работе, но и здесь были определенные проблемы, потому что, получая эти квалификации, эти компетенции, люди не всегда находили то место, где они могут их применить.

Павел Давыдов: Подводя итог: у такого, вроде как многообещающего проекта, с точки зрения правительства, да и местных чиновников, как «Социальный контракт», есть ли будущее или всё-таки он обречен на провал?

Михаил Черныш: Любой проект такого рода имеет ограниченное применение, я не могу сказать, что он бесполезен, конечно, но полезен, потому что, как мы с Вами видели, люди, которые воспользовались социальным контрактом, получили определенное преимущество – это важно, и кому-то этот проект поможет, но если мы берем страну в целом, общество в целом, масштабы бедности в стране, то мы можем сказать, что одним социальным контрактом в той форме, в которой он реализуется, мы эту проблему не решим.

Павел Давыдов: Мне кажется, в России бедность искоренить вообще невозможно, судя по тому, что происходит, если полистать страницы истории.

Михаил Черныш: Не соглашусь.

Павел Давыдов: Не согласитесь?

Михаил Черныш: Я считаю, что Россия – богатейшая страна.

Павел Давыдов: Хорошо, а как победить бедность в нашей стране?

Михаил Черныш: Вы задаете очень тяжелый вопрос, который потребует…

Павел Давыдов: Ну, как победить бедность, Вы знаете?

Михаил Черныш: Потребует отдельной передачи и, может быть, отдельного разговора...

Павел Давыдов: Да.

Михаил Черныш: Если мы с Вами вспомним XIX век: в большинстве стран мира население было в основном бедные, а сейчас мы с Вами видим, во многих странах ситуация радикально изменилась.

Павел Давыдов: Во многих, но не в России. Михаил Фёдорович, большое Вам спасибо за консультацию в нашем эфире, я очень надеюсь, что доработанный проект под названием «Социальный контракт» будет реализован во многих регионах, и всё-таки он поможет улучшить жизнь тех, кто так в этом нуждается.

Михаил Черныш: Спасибо!

Павел Давыдов: Спасибо Вам огромное! У нас в гостях был Михаил Черныш – первый заместитель директора по научной работе Института социологии РАН, доктор социологических наук.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски