Своих не бросаем. Кто поможет российским морякам в греческих тюрьмах?

Своих не бросаем. Кто поможет российским морякам в греческих тюрьмах?
Чудные люди. Как сегодня сохраняются традиции Коми?
Сельские тропики. Гостей встречает трижды прославленное село Алтайское
В деревню, глушь, Саратов. Тайны Поволжья от золотоордынского прошлого до наших дней
Тайны Поволжья от золотоордынского прошлого до наших дней. Чудные люди. Сельские тропики
Прозрачная платежка. Как ее получить в управляющей компании или ТСЖ?
Активисты ОНФ требуют рекультивировать свалку в Тульской области. Местные власти бездействуют
Квадратный бум. Как изменилась сфера строительства жилья в нашей стране за 20 лет?
Квадратный бум. Активисты ОНФ требуют рекультивировать свалку в Тульской области. Прозрачная платежка
Селфи по-суксунски. Чем запомнится путешествие по самоварной столице Урала?
История Свияжска. Каким стал град, построенный Иваном Грозным?
Гости
Юлия Серебрянская
руководитель общественного движения «Русская инициатива»
Игорь Ковальчук
первый заместитель председателя Российского профессионального союза моряков

Ангелина Грохольская: Тюремные сроки в сотни лет и многомиллионные штрафы. Российские моряки, откликаясь на объявления о прибыльной работе, часто становятся жертвами мошенников: обманом их вовлекают в криминальный бизнес и многие уже не возвращаются домой. Сейчас сотни выходцев из стран постсоветского пространства отбывают наказания в тюрьмах Греции и Турции. Почему за нелегальный бизнес несут наказание только моряки? В ситуации разбирались наш корреспондент из Калининграда Анна Остроухова.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Так кто спасёт моряков или это дело самих утопающих? Узнаем у наших гостей: Юлии Серебрянской – руководителя общественной организации «Русская инициатива» и Игоря Ковальчука – первого заместителя председателя Российского профессионального союза моряков. Здравствуйте!

Игорь Ковальчук: Здравствуйте!

Юлия Серебрянская: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Вообще, на мой взгляд, ситуация, конечно, вопиющая, страшная и, наверно, сейчас уже нет смысла говорить о том, кто виноват? Нужно говорить о том, что делать? Юлия, я правильно понимаю, что Ваша общественная организация непосредственно занимается этим делом?

Юлия Серебрянская: Да, так получилось, что именно мы об этой ситуации узнали первыми, к нам обратились как раз жёны моряков, и мы в ноябре прошлого года, 2019-го, по этому поводу собрали круглый стол, и как раз уже эта истории стала массовой и вышла в СМИ. Поскольку мы пристально следим за тем, что происходит, сейчас так же, как и Вы разделяем позицию, что не нужно уже разбирать, виноваты были ребята-не виноваты, знали, кого они перевозят-не знали, факт остаётся фактом: они сидят в тюрьмах Греции, сидят зачастую несправедливо, потому что те приговоры, которые выносились, выносились второпях, было доказано, что нарушение в некоторой степени процессуального законодательства той же Греции, поэтому сейчас больше стоит вопрос о том, как мы их будем обратно возвращать, потому что всё-таки престиж страны определяется тем, как страна заботится о своих гражданах.

Ангелина Грохольская: Не только Греция, я так понимаю, в Турции, где ещё, в каких странах ещё такая ситуация?

Юлия Серебрянская: Дело в том, что эта ситуация коснулась нескольких стран: есть Италия, есть Турция, но там в меньшей степени находятся в тюрьмах, потому что всё-таки тех нелегалов, о которых идёт речь, перевозили именно из Турции в Грецию, то есть как раз была задача попасть именно на территорию Евросоюза, поэтому реакция греческих властей такая суровая, и статьи, по которым обвиняют моряков, носят такие название страшные, как «работорговля», то есть в принципе это самое суровое законодательство и самые большие строки, которые могут получить моряки, отсюда такие страшные цифры: 200 лет, 400 лет.

Ангелина Грохольская: 600 там, по-моему, даже кому-то?

Юлия Серебрянская: Да-да, потому что там правила начисления таким образом, что тебе дают срок за каждого мигранта, который оказался в этот момент с тобой.

Ангелина Грохольская: Игорь, подскажите, пожалуйста, а Российский профессиональный союз моряков каким-то образом подключён к этой истории и вообще может ли как-то помочь?

Игорь Ковальчук: Вы знаете, к нам никто не обращался из родственников по этому делу, но мы, естественно, о нём знаем. Здесь есть некоторые нюансы, дело в том, что все говорят: «Моряки, моряки, моряки…», – но дело в том, что моряки тоже бывают разные: есть моряки, которые работают на достаточно больших океанских судах и их система подготовки переделённая в соответствии с международными конвенциями и это как раз те люди, которыми занимаемся мы. Те люди, которые получают удостоверение капитанов или матросов для яхт – это несколько иное обучение, это так называемый маломерный флот и это не наши члены профсоюза, но мы знаем, что там есть и профессиональные моряки, то есть те, которые работали матросами на обычных судах и которые тоже поддались на какие-то посулы достаточно щедрые, видимо, и оказались в такой ситуации.

Ангелина Грохольская: Смотрите, не от хорошей жизни, наверное. В своё время несколько лет назад я снимала фильм в Мурманской области про моряков, которые оказались в заложниках также за границей, но немножко другая ситуация была: там они шли работать на частные суда, частные суда, как выяснялось тоже занимались нелегальным промыслом, либо это было банкротство, и ребята оставались в ожидании, что их заберут владельцы этих компаний, судов и так далее, которые бросали их просто в Японии, в Америке и в других странах, и оказывались реально заложниками. Почему они туда шли? Потому что в Мурманске не было работы.

Игорь Ковальчук: Да.

Ангелина Грохольская: Потому что российские компании официальные легальные не могли и, наверно, сейчас не могут обеспечить тому количеству матросов, моряков, капитанов, боцманов и так далее работой. Или могут? Что с безработицей? Что с этой ситуацией?

Игорь Ковальчук: Сейчас такая же, на самом деле, ситуация – это тот вопрос, который мы постоянно пытаемся как-то решать в нашей стране. Дело в том, что количество профессиональных моряков, которых мы представляем, гораздо больше, чем есть российского флота, то есть примерно 50% тех людей, которые не то что получили морские документы, а в принципе работают постоянно, примерно 50% – это те, которые работают под российским флагом, а все остальные трудоустраиваются кто куда может, в том числе, видимо, часть из них попала и сюда.

Ангелина Грохольская: То есть каждый второй рискует?

Игорь Ковальчук: Здесь какая ситуация? Дело в том, что, с нашей точки зрения, требуются вполне определённые шаги от правительства, для того чтобы обеспечить места именно для российских моряков. Один пример: в марте прошлого года правительство своим распоряжением разрешило привлечь для «Ямал СПГ» 28 судов, это новые суда-газовозы под иностранным флагом, которые работают в том районе, которые по нашему законодательству должны работать только российские суда, на 25 лет – это означает, что примерно 840 моряков не смогут работать в этом регионе, это одна из причин, почему не хватает рабочих мест. Вторая причина – это работа так называемых агентств по трудоустройству: даже в этом случае, когда мы говорим, что ребята нашли какие-то телефоны в интернете, кому-то позвонили, зачастую эти телефоны находятся в России и это либо частные лица, либо компании, которые устраивают за рубеж.

Ангелина Грохольская: Даже в сюжете мы это видели, что есть представители.

Юлия Серебрянская: Всё очень просто, на самом деле, где тонко, там и рвётся, то есть клубок проблем, которые вокруг этой темы: действительно – русские мужики, которым нужна работа, вторая проблема – это отсутствие мест этой работы, нет такого флота масштабного, пусть даже туристического, потому что есть Москва-река, есть много других туристических рек, где эти моряки могут работать, он это сезонная работа, потому что у нас страна такая а есть третья большая проблема – вот вы выехали за границу, с вами там что-то случилось и вас туда посадили в тюрьму – всё, вопрос в том, кто вас будет спасать? Потому что цена адвоката, цена вашего вообще нахождения, ваших родственников…

Ангелина Грохольская: И вашей защиты.

Юлия Серебрянская: Да, ваша защита в разы дороже, чем в России.

Ангелина Грохольская: А кто, кстати, за чей счёт?

Юлия Серебрянская: Сейчас есть адвокаты, которые бесплатно работают – это всё, что касается внутри России, есть сами родственники, которые собирают деньги, привлекают каким-то образом, он в основном, поэтому работа и сложная идёт, то есть мы же об этой ситуации узнали, когда она вышла как бы в критическую стадию, потому что они уже были осуждены на огромные сроки, а другие просто дожидались таких же больших сроков, поэтому тут, на самом деле, больше проблема заключается в том, что наш гражданин уехал куда-то, что-то у него там случилось и вопрос такой: как мы можем, какие у нас инструменты есть, чтобы прекратить, например, какие-то безобразия, связанные с теми сроками, которые им даются.

Игорь Ковальчук: В нашей стране действует законодательство, которое требует, чтобы трудоустройство за рубеж, эти агентства получали специальную лицензию у МВД, причём это распространяется как на те агентства, которые трудоустраивают моряков, так и в принципе направления за рубеж на любую работу, но в настоящее время готовится правовой акт, который отменяет лицензирование для агентств, направляющих на работу за рубеж, любую работу, кроме моряков, потому что это международные обязательства Российской Федерации то есть, иными словами, во-первых, наше МВД не ведёт расследований, кто их трудоустроил…

Ангелина Грохольская: Снимает с себя ответственность.

Игорь Ковальчук: Есть ли такие люди, компании, которые помогали этим ребятам трудоустроиться. Второе: если я правильно понял Юлию, суды вообще не рассматривают обстоятельства, каким образом они попали туда…

Юлия Серебрянская: Нет, они смотрят факт.

Ангелина Грохольская: Кстати, хороший вопрос.

Игорь Ковальчук: Потому что те, которые их трудоустраивали – это сообщники в этой преступной деятельности.

Юлия Серебрянская: Это единственный факт, который может давать хоть какую-то надежду.

Ангелина Грохольская: Юлия, кстати, хороший вопрос: МВД или кто-то из силовых структур подключён к этому? Идёт расследование, действительно, кто эти люди, кто они такие, если это система?

Юлия Серебрянская: Вы знаете, на самом деле, практически все жёны, матери написали заявления, и эти заявления ещё находятся на рассмотрении, по крайней мере, 2 недели назад так было. Я думаю, что всё-таки при той ситуации массовости, явления, которое происходит, и при том внимании СМИ к той теме, я думаю, что, конечно, будут возбуждаться уголовные дела.

Ангелина Грохольская: Но пока прецендентов нет?

Юлия Серебрянская: Пока нет. Я, единственное, знаете, хочу сказать: когда, например, иностранный гражданин попадает в какую-то беду, мы смотрели много американских фильмов на эту тему, то страна начинает сама каким-то образом активизироваться в информационном поле той страны, работать с местными общественными организациями, которые лучше понимают законы своей страны и специфику лучше понимают, знают лидеров общественного мнения там, внутри страны, которые смогут изменить эту ситуацию.

Игорь Ковальчук: Я хотел бы к этому добавить, что у наших правоохранителей есть право возбуждать уголовные дела, если объектом преступления является либо российская собственность, либо российский гражданин, поэтому в данном случае ведь, на самом деле, люди туда попали туда не сами и даже в отношении иностранных каких-то посредников наш СК может возбудить уголовное дело и проводить его расследование.

Ангелина Грохольская: То есть у них такие полномочия есть?

Игорь Ковальчук: Такие полномочия есть, закон это позволяет, наш закон это позволяет, дальше нужно стыковать с теми органами, которые есть в Греции, в Турции и так далее.

Юлия Серебрянская: Это вопрос больше смены менталитета нашего.

Игорь Ковальчук: Именно, именно менталитета, да.

Юлия Серебрянская: Россия никогда не была агрессивной страной, мы люди терпеливые, пока нас уже совсем не достанут, русский человек не будет ничего делать, но, мне кажется, сейчас та ситуация, когда нужно менять отношение к себе. Попробуйте такое провернуть, например, с гражданином Франции, или Великобритании, или с гражданином Соединённых Штатов – это просто в принципе невозможная ситуация.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое! СМИ уже подключились, общественные организации тоже подключились…

Юлия Серебрянская: Да.

Ангелина Грохольская: Я думаю, что их будет всё-таки больше, и эта ситуация разрешится.

Юлия Серебрянская: Я очень на это надеюсь.

Ангелина Грохольская: Нужна система всё-таки.

Игорь Ковальчук: Я всё же думаю, что то, что мы сейчас обсуждаем – это что называется ликвидация последствий…

Юлия Серебрянская: Да.

Ангелина Грохольская: Это точно.

Игорь Ковальчук: А, на самом деле, нужно, так сказать выстраивать саму систему, которая действует у нас в стране, для того чтобы возможность таких случаев была сведена к минимуму.

Ангелина Грохольская: Абсолютно верно.

Юлия Серебрянская: Поддерживаю.

Игорь Ковальчук: Это то, о чём я сказал: это нужно анализировать, если нужно, принимать новое законодательство, нужно создавать какие-то новые органы, либо государственные, либо каким-то образом в рамках частно-государственного партнёрства это делать, в конечном счёте, единственное, что у ас есть – это люди, ведь те люди, которые вот так идут работать на достаточно неизвестные условия, это, на самом деле, люди достаточно решительные, надо сказать, которые готовы в принципе помочь не только себе, но и стране, поэтому таких людей надо ценить, на самом деле.

Ангелина Грохольская: И у себя держать.

Юлия Серебрянская: По крайней мере, верните этих парней на Родину, а мы с ними сами разберёмся, виноваты или невиноваты.

Ангелина Грохольская: Да, это абсолютно точно.

Игорь Ковальчук: Да, это уже последствия.

Ангелина Грохольская: Да, это последствия.

Игорь Ковальчук: А нам нужно выстраивать такую систему, чтобы рабочие места были у нас – это очень важно.

Ангелина Грохольская: Это абсолютно верно, мне кажется, сегодня мы, собираясь обсуждать одну тему, вообще выявили сразу несколько проблем, эти несколько проблем озвучили, увы, мы не можем их решить здесь, в нашей студии…

Юлия Серебрянская: Но давайте говорить об этом.

Ангелина Грохольская: Но, по крайней мере, говорить и заявлять об этом мы должны, обязаны, и мы это делаем. Спасибо вам большое!

Юлия Серебрянская: Спасибо!

Ангелина Грохольская: Будем следить за ситуацией, я очень надеюсь, я верю, что она разрешиться. Спасибо!

Юлия Серебрянская: И мы.

Ангелина Грохольская: Спасибо!

Игорь Ковальчук: Спасибо!

Ангелина Грохольская: О судьбе российских моряков, осуждённых за рубежом, мы сегодня говорили с Юлии Серебрянской – руководителем общественной организации «Русская инициатива» и Игорем Ковальчуком – первым заместителем председателя Российского профессионального союза моряков.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
igumnova69
Благодаря таким репортажам нас может в правительстве услышат и увидят!!! Спасибо вам огромное что нам помогаете !!!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски