Татьяна Сорокина: Это моя судьба, наверное, такая, что ко мне все время дети идут

Ангелина Грохольская: Богатство женщины – ее дети. Если так, то самая богатая мама в нашей стране – Татьяна Сорокина из Ростовской области. Она воспитала 80 детей. Большую семью Татьяна Васильевна себе нагадала перед свадьбой. Первой появилась дочка, потом сын. Но когда у мальчика обнаружили тяжелый недуг, решила – рожать больше не будет. Однако гадание сбылось. Однажды соседка попросила супругов Сорокиных присмотреть за дочерью, и пропала на несколько лет. Вернулась, чтобы отдать девочку в детский дом. Сорокины оставили малышку у себя. А потом еще двое мальчишек детдомовских появилось, потом еще и еще. Некоторых такие же, как та соседка, нерадивые родители оставляли, а некоторые сами к Сорокиным приходили.

Татьяна Васильевна, здравствуйте. И позвольте мне от всего сердца, от всех нас, от наших телезрителей поздравить вас с наступающим 8 марта, с настоящим женским праздником. И поблагодарить вас за то, что вы есть, за то, что вы делаете.

Татьяна Сорокина: Спасибо большое.

Ангелина Грохольская: Спасибо огромное. Татьяна Васильевна, скажите, пожалуйста, 80 детей, а у вас есть какая-то общая семейная фотография, где все-все-все?

Татьяна Сорокина: Не получается.

Ангелина Грохольская: Нет?

Татьяна Сорокина: Нет. Я делаю сейчас семейное древо, у нас в следующем году 1 февраля будет 30 лет, как нас узаконили как приемную семью, как семейный детский дом. Это древо я постараюсь за этот год собрать. Дети живут в разных местах – и в Краснодарском крае, и в Ростовской области, и дальше живут, вот хочу собрать их. Много появилось у нас деток, внуков, даже правнуки появились.

Ангелина Грохольская: А если всех посчитать, это сколько получается, с внуками, правнуками?

Татьяна Сорокина: Ну вы знаете, у нас обычно дети собираются на мой день рождения, раньше папин день рождения был в апреле, а мой в июле. И примерно человек 50 детей если приезжало, то прибавьте мужа или жену, деток их – получалось в тесном семейном кругу 100-120.

Ангелина Грохольская: Ничего себе! А свадьбы когда справляют, это как, это тоже семейное, все вы собираетесь?

Татьяна Сорокина: Да. Ну, раньше были свадьбы, сейчас больше живут гражданским браком.

Ангелина Грохольская: А вы их за это не ругаете?

Татьяна Сорокина: Ну конечно, вот сейчас тоже парочку одну заставляю жениться. Ничего, добьюсь, женятся.

Ангелина Грохольская: Вы все-таки за официальный брак, да?

Татьяна Сорокина: Конечно.

Ангелина Грохольская: Чтобы в загс сходили обязательно?

Татьяна Сорокина: У нас загс в Аксае, они уже ждут, часто ждут нас. "Приходите сначала жениться, потом детей рожать".

Ангелина Грохольская: Татьяна Васильевна, вы сказали, что вас узаконили как семейный детский дом. Но вы все-таки себя семьей считаете.

Татьяна Сорокина: Ну конечно.

Ангелина Грохольская: В чем разница?

Татьяна Сорокина: Многодетная семья. Во-первых, у нас же дети не только такие, что официально оформлены. Ко мне приезжали дети просто так, из Твери вот приехали пять человек, до сих пор они со мной живут, хотя они приехали в 91 году.

Ангелина Грохольская: А чего приехали-то?

Татьяна Сорокина: Прочитали про нас в газете и приехали – она же берет детей, ну и нас возьмет. Приехали пять лбов, извините, 15-летних: "Здравствуйте". Вот один приехал: "Здравствуйте, а я Эдик, я из Пскова, я буду у вас жить". Ну, живут. Им уже по 45 лет.

Ангелина Грохольская: Ваши детки изъявляют желание узнать своих родителей родных, встречаются?

Татьяна Сорокина: Жить с ними они не хотят. Но когда подходит возраст, 12-13 лет, им каждому хочется увидеть, кто ж меня родил. Вот сейчас у меня подходит возраст, кто еще не видел своих родителей, Танечка моя. Мама – учительница, живет недалеко от нас. Вот она хочет ее посмотреть. "Я хочу посмотреть, почему она меня бросила". А так девочка славненькая.

Ангелина Грохольская: А что вы говорите, что вы ей отвечаете?

Татьяна Сорокина: Я сказала, что "вот каникулы весенние будут – поедем, посмотришь".

Ангелина Грохольская: Да?

Татьяна Сорокина: Да. Но она у меня усыновленная. Я ее из роддома усыновила маленькую, ей две недели было.

Ангелина Грохольская: А как проходят такие встречи с родными, когда вы приезжаете?

Татьяна Сорокина: Конечно, слезки будут, поплачет, потом уткнется маме в грудь, мне, и скажет: "Мама, поехали домой". Так всегда заканчивается. Посмотрит, успокоится и больше не захочет. "Мама, ты у меня лучшая".

Ангелина Грохольская: Они все вас мамой зовут?

Татьяна Сорокина: Конечно, все. Даже такие вот – и то "мама".

Ангелина Грохольская: Но такие-то да, а вот взрослые?

Татьяна Сорокина: А взрослые тем более. Мамулечкой зовут, мамочкой. Письма вон пишут, поздравительные всякие. Вот праздники – пишут.

Ангелина Грохольская: Татьяна Васильевна, вы вообще с супругом одни из первых в нашей стране стали усыновлять детей с инвалидностью.

Татьяна Сорокина: Да, да. Это мы усыновили, ну как, мы с ними познакомились в 86 году. Но там у нас были проблемы, они, во-первых, инвалиды, нам сказали – на выбор, выбирайте любого. Их двое было. Ну как их можно выбрать? Ну поехала я в нашу больницу, где таких детей лечат, мне показали фотографии до операции, после операции, сказали, что операции кровавые, тяжелые, многочисленные. Мы пришли и забрали обоих, хотя нас уже там не ждали. Чтобы нам дали на усыновление, для этого мы с мужем на пару и по ночам работали, нам нужно было справку о зарплате за полгода, чтобы финансового содержания хватало и на нас, и на тех детей, которых мы возьмем. И вот мы заработали эту справку за полгода. Поехали, деток взяли. Они сейчас большие мальчики у меня, сейчас им уже по 35 будет в марте, я усыновила их – 2 апреля поставили, а так одному 5 марта, Максимке, а Мише 3 апреля день рождения.

Ангелина Грохольская: Татьяна Васильевна, вы со своим супругом прожили много лет.

Татьяна Сорокина: На следующий год была бы золотая свадьба. Но не дожили, 44 года мы прожили. А знакомы были полтора месяца. Это мы с ним фиктивный брак сделали. У него девушка была, она вышла замуж, бросила. У меня парень был, и тоже, в общем, поссорились с ним. Оскорбил меня словами. Я девушка гордая, не простила, сказала: "Я не буду тебя ждать", – ему осталось полгода служить. А он мне сказал: "Такая мышь серая, как ты, кому ты нужна? Вот я такой красивый", – а он похож на Лещенко был. "Так вот, я себе столько девчат найду, а ты…"

Ну и муж, Миша, тогда говорит: "А давай докажем, что мы кому-то нужны, давай поженимся? Ты поедешь в свой Новочеркасск в медучилище поступать, я дослужу здесь этот год последний", – он моряком был. "Ну давай". Ну, это он с обиды – ну давай. Пошли назавтра и расписались. А мы пришли из загса, и он стал ко мне притираться. "Ты что, – говорю, – что тебе надо?" – ну, чужой человек, а ко мне трется. А он ближе и ближе, и хотел поцеловать. А я его в сердцах: "Что пристал? Никогда больше замуж не выйду". А он говорит: "Да не надо". А потом говорит: "Я всегда знал, что это брак настоящий. Это для тебя он фиктивным был. Я знал, что хотел".

Ангелина Грохольская: У вас ведь кто-то из ваших сестер, по-моему, тоже много детей усыновил?

Татьяна Сорокина: Ну, после меня вот сестра Вера, я сейчас ночевала у нее сегодня.

Ангелина Грохольская: Вера, сколько у нее детей?

Татьяна Сорокина: Ну сейчас у нее восемь, а вообще тоже уже много. Она же почти после меня сразу деток стала тоже брать.

Ангелина Грохольская: Это у вас уже, это откуда, это в крови?

Татьяна Сорокина: Так моя дочка сейчас тоже берет.

Ангелина Грохольская: Ваша родная?

Татьяна Сорокина: Да.

Ангелина Грохольская: А у нее сколько уже детей?

Татьяна Сорокина: У нее уже, наверное, человек 15 прошло. Сейчас у нее 10. Так ее муж, она мужа себе привела с улицы, он спал в нашей девятиэтажке на полу. Она его привела, он замерзал. "Мама, – говорит, – вот мальчика привела. Можно я его к нам погреться? Он же там замерзнет". – "Ну заводи". Ну завели, на диван положили – уже 30 лет на том диване лежит. А он мне говорит: "Не надо, я диван себе новый купил".

Ангелина Грохольская: Скажите мне, пожалуйста, во что это – душа широкая, какое-то невероятное милосердие, сила характера, или это что?

Татьяна Сорокина: Это моя карма, это моя судьба, наверное, такая. Я не знаю, ко мне все время дети идут. Вы знаете, такой случай был, я после операции, на ноге делала операцию, и я пошла крестить сестре дочку. И вот стоим мы в храме, крестили, я не могу ее на руки взять, потому что мне нельзя поднимать. Крестный держит. И тут девушка одна крестила без мужа, крестная без никого, одна стояла. А батюшка ей сказал: "Ты отдай кому-нибудь ребенка, тебе здесь нельзя". Нас было человек десять, пар десять. Она всех обошла, ни к кому не пошел, ко мне тянет руки. Она взяла его, мне: "Возьмите, пожалуйста". Я говорю: "Вы знаете, я не могу, мне поднять нельзя". А он ко мне руки тянет. Я его крестила, я его держала, с ним простояла всю службу, я его крестила.

Ангелина Грохольская: Татьяна Васильевна, не отпущу вас без каких-нибудь поздравлений нашим телезрительницам. Потому что мне кажется, это будет очень символично.

Татьяна Сорокина: Да, женщина – это мать. Надо, чтобы мать, чтобы была она, ну как сказать, не только слово "мать" чтобы было, а чтобы это было слово как перед богом, что ли, чтобы детей своих любили, чтобы детей своих растили. Не надо их заласкивать, не надо зацеловывать, надо их растить, чтобы они были человеками, – ну я так специально говорю, – чтобы они были людьми. Мамочкам здоровья, мамочкам, чтобы дали детки выспаться на 8 марта, обязательно. Чтобы детки любили своих мам, поздравляли всех мамочек. Всего хорошего, здоровья. Хороших деток вырастить.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое, спасибо. Сегодня в нашей студии была многодетная мама из Ростовской области Татьяна Сорокина.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты