Борис Мильграм: Иногда мне кажется, что все сотрудники театра просто из него не выходят!

Ангелина Грохольская: Здравствуйте! Сегодня говорим о людях большой страны. У нас в студии художественный руководитель Пермского академического Театра-Театр, режиссер, обладатель «Золотой маски» Борис Мильграм. Борис Леонидович, здравствуйте!

Борис Мильграм: Здравствуйте, здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Очень приятно, что Вы приехали к нам! Давайте поясним сейчас нашим зрителям, что я не ошиблась, когда назвала два раза Театр-Театр, это же такое название полное, да?

Борис Мильграм: Пермский академический Театр-Театр.

Ангелина Грохольская: Театр-Театр?

Борис Мильграм: Да.

Ангелина Грохольская: И Вы придумали это название?

Борис Мильграм: Ну, мы!

Ангелина Грохольская: А почему?

Борис Мильграм: Ну, скучно же быть областным драматическим театром!

Ангелина Грохольская: Просто театром?

Борис Мильграм: Ну, в каждом городе есть областной драматический театр. Театр должен быть не в ряду, это должно быть событием. Он должен вызывать удивление, изумление, вопросы. Он должен интересовать.

Ангелина Грохольская: Это точно, как у меня, в общем, да, вопрос возник, и я его задала!

Борис Мильграм: Да.

Ангелина Грохольская: Сейчас об этом подробнее поговорим, чем Пермский Театр-Театр удивляет и привлекает своих зрителей.

«СЮЖЕТ»

Ангелина Грохольская: Борис Леонидович, вот как мне кажется, это мое субъективное мнение, художественные руководители театров, руководители театров, режиссеры, как правило, делятся на две условные категории. Одни, которые считают, что ни в коем случае театр, искусство не должно опускаться до уровня зрителя. Вот если зритель чего-то там не понимает, что происходит на сцене, это его проблема. Это – искусство. Вторая категория, это те, кто наоборот считают, что искусство, и театр в том числе, должны служить зрителю. Вот Вы, к какой категории относитесь?

Борис Мильграм: Не знаю! Я себя не могу, на себе поставить какое-то клеймо. С одной стороны, я-то убеждён, что в театре вообще, а что в театре понимать? Театр же не учебник! Театру нужно довериться, отдаться. Театр нужно почувствовать. А когда в театр приходят и говорят, мы не поняли, ну, что-то не случилось. То ли зритель те тот, то ли театр не так себя повёл.

Ангелина Грохольская: Провинциальный театр имеет какие-то свои преимущества перед театрами столичными?

Борис Мильграм: Не знаю, я бы не сравнивал. Ну, как бы в Москве больше зрителей, да. В Москве спектакли, которые имеют какой-то зрительский успех, дольше могут существовать. В Москве дороже билеты, что, как бы, существенно, важно, да. В провинции сейчас очень сильные театры. Они вырастают, их становится всё больше, они становятся всё интереснее. В провинции всё-таки есть возможность, ну, например, в Москве, ну, много актёров, ангажированных в кино, с ними всё труднее жить в театре. Потому, что у них всё меньше времени.

Ангелина Грохольская: А Ваши никуда не рвутся, да, они только на сцене?

Борис Мильграм: Они рвутся, но, вернее, они не рвутся…

Ангелина Грохольская: Нет возможности?

Борис Мильграм: Нет, они сейчас снимаются тоже, но не так интенсивно.

Ангелина Грохольская: Не в таких объёмах?

Борис Мильграм: Не в таких объёмах, меньше, в меньшем количестве. Да, пока это вот такая ниша, вот. Какие ещё преимущества? Ну, как бы мы можем там, не знаю, в большей мере посвятить себя искусству.

Но, тем не менее, вот, Вы всё равно, мне кажется, привносите что-то со столичной сцены к себе в Пермь. Я сейчас говорю о театральных трендах. Ведь Вы первый начали ставить мюзиклы. Сейчас у вас в репертуаре появляется иммерсивный театр, сейчас это модно. Мне кажется, в регионах пока ещё к этому не пришли. Пермь, возможно, будет первой. Вот это для чего?

Борис Мильграм: Ну, как бы я не знаю. Привнёс ли я это из Москвы, в которой долгое время работал. Ну, мне просто казалось, что это вот какой-то жанр, который, который мне интересен, и, как мне казалось, публике. Потом, в Перми эта ниша не была заполнена. Потом, вообще в России эта ниша, как-то, как-то, да? И вот мы попытались это делать, что-то нам, нам удалось. Вот это – будущая премьера.

Ангелина Грохольская: Это премьера этого сезона, да?

Борис Мильграм: Это, это будущего. Это в октябре мы должны выпустить такой бал, куда, когда мы приглашаем публику на бал, то есть, не в зрительный зал, а у нас очень большое фойе.

Ангелина Грохольская: Ну, это вот, как раз, такой интерактив, иммерсивный спектакль, да?

Борис Мильграм: Да, да.

Ангелина Грохольская: То, о чём я сказала?

Борис Мильграм: Да, да, где публика будет - участник. «Бал. Наташа Ростова. Граф Толстой», то есть, это связано с романом Льва Николаевича, но, прежде всего, это попытка, значит, или желание публику ввести в действие. Ну, у нас-то, на самом деле, не, вот, не первый раз, а мы в разных формах это уже, уже делали. Вот, и сейчас мы уже там придумали, что вот уже совсем такой вот спектакль.

Ангелина Грохольская: С полным, полное погружение такое.

Борис Мильграм: Да, посмотреть, как на это будет реагировать, реагировать публика. Кстати, в Новый год мы собираемся сделать квест для детей по всему театру, по закулисью, создать «Снежную королеву». Мы будем искать Кая.

Ангелина Грохольская: Ну, вот опять новый формат! Новый, новый жанр. Новый формат все-таки!

Борис Мильграм: Ну, может быть, ну, наверное, ну как, нужно, нужно всё время находиться в каком-то возбуждённом состоянии! Нужно всё время что-то предлагать, то, чего до этого не было предложено. Вот у нас сейчас идёт реконструкция, так мы её называем. На самом деле это – модернизация сцены, модернизация нижней механики. У нас вообще очень хорошо оборудована сцена. Вообще, театры в Перми очень хорошо содержатся! Ну, то есть, без дураков! То есть, никаких излишеств, но технически мы очень неплохо оснащены. И, вот это вот показывается как раз реконструкция. Это у нас сцену разобрали и разрушили. Вот это вот – наш трюм под сценой, он шестиметровый. У нас будет круг и кольцо, но, значит, круг и кольцо будут поделены каждый на четыре площадки. Они смогут научиться крутиться, и одновременно, например, подниматься. Или наоборот. То есть, это такое как бы средство очень сильное для того, чтобы делать шоу. А вот такое шоу мы давно придумали с Евгением Заготом. Это композитор московский. Значит, мы давно придумали такое, такой мюзикл «Винил». И вот эта вот вся история, ну, двигающихся, поднимающихся площадок будет нами использована вот в этом мюзикле. Поэтому, вот этот мюзикл мы никогда не сможем показать в Москве, поэтому я сразу предупреждаю, в апреле премьера, приезжайте! Вот.

Ангелина Грохольская: Это то, что будет в этом сезоне, да?

Борис Мильграм: В этом сезоне это будет вот «Винил», будет «Бал», будет «Jesus Christ», мы выпустим рок-оперу знаменитую, классическую. Мы к ней готовимся. В декабре выпустим этот спектакль. Да, и я надеюсь, что, ну, Тим Райс, автор либретто, собирается приехать, может быть, приедет и Уэббер. Вот у нас такая, тоже грандиозная постановка! Ну, вот «Карлик Нос» последняя наша премьера, она выпущена в конце прошлого года, она очень удачная. Это музыка Лоры Квинт, это мюзикл по сказке Гауфа «Карлик Нос». Ну, просто очень эффектный. Вот, вот, вот сюжеты из этого спектакля! Это, это такой тизер, тизер, значит, рекламный, вот. Мы вот с ним ездили на гастроли по городам Сибири. Он уже окупил себя!

Ангелина Грохольская: Ну, я…

Борис Мильграм: Вот эти вложения уже, притом, что билеты у нас не стоят так, как в Москве.

Ангелина Грохольская: Слава богу!

Борис Мильграм: Хочу сделать комплимент Министерству культуры, российское, ну, наше федеральное, которое занялось теперь гастрольной деятельностью. И вот наша возможность ездить на гастроли, это создан офис «Большие гастроли», который занимается гастролями…

Ангелина Грохольская: Чтобы театры могли себя показать, да?

Борис Мильграм: По стране. Это такая важная история! И, еще там, 10 лет назад, театры решили, что этого никогда уже не будет. Вот, и все вспоминали советские времена, значит, вот тогда были обязательные гастроли, театры ездили на месяц в другой город, значит, это была целая жизнь! Сейчас это возрождается. Вот мы провели три недели на гастролях, в трех городах. Мы везли достаточно большое количество спектаклей. Мы в каждом городе привозили, в каждый город привозили три спектакля на большой сцене и три спектакля на малой сцене! Это были очень большие гастроли по нынешним временам. И думаю, что мы находимся все в начале процесса, который неплохо работает. И, надо сказать что, как бы в Перми уделяется очень большое, Правительством Перми и там вот местным Министерством культуры, очень большое внимание уделяется театрам. То есть, театры не являются, ну, не живут по остаточному принципу! К счастью!

Ангелина Грохольская: К счастью! Борис Леонидович, с чего начинается театр? Для Вас лично?

Борис Мильграм: У нас есть слоган, который мы везде пишем, значит, ну, как бы даже у нас есть такая табличка, «Театр лучше жизни»! Театр не заканчивается, поэтому он не начинается! И поэтому вся жизнь в театре! И когда её с нами разделяют наши зрители, а они, ну, дальше, всё время возвращаются в театр! У нас, ну, большая, как бы, ну, у нас много своих зрителей, которые, ну они, наверное, до такой степени не живут в театре, как мы, но они всё время с нами находятся на связи. А мы, действительно, мы, вот иногда мне кажется, что все сотрудники театра просто из него не выходят! Вот. Я там борюсь с режиссёрами, вот сейчас вот ставит «Бал» главный режиссёр театра Владимир Гурфинкель, я с ним борюсь! Я говорю, ну он хочет уже и выходные совсем отобрать! И вообще без перерывов. Нельзя, они умрут! Но они все готовы работать, все, да. Это – жизнь!

Ангелина Грохольская: Это – жизнь!

Борис Мильграм: Это целая жизнь, которую мы проводим в театре и разделяем её с нашими зрителями. Это в ответ на Ваш вопрос – «Важно идти за зрителями»? Нет, за зрителями идти нельзя! Потому, что зритель не знает, куда вести! Театр знает куда вести, но важно, чтобы зритель всё-таки не потерял театр в этой дороге, а шёл вместе с театром! Важно, чтобы он хотел приходить в театр. Важно, чтобы это, у нас разные спектакли. У нас есть и спектакли для массового зрителя, и есть спектакли очень для какого-то зрителя, ну, такого специального. Вот одна из, тоже последних премьер прошлого сезона, это «Пьяные» Вырыпаева, который поставил Марат Гацалов, это для какой-то узкой группы зрителей. Но, по-моему, это какой-то совершенно уникальный спектакль, абсолютно уникальный. Я надеюсь, что, ну, этот спектакль и может быть «Карлик Нос» будут представлены на «Маске», поэтому я Вас приглашаю!

Ангелина Грохольская: Спасибо Вам большое! Я желаю Вам удачи и как можно больше наград! Собирайте все!

Борис Мильграм: Ну, дело не в наградах, дело в чем-то другом!

Ангелина Грохольская: Это точно! Правильно Вы сказали, театр – это жизнь!

Борис Мильграм: Да.

Ангелина Грохольская: Да, тут необъяснимо! Спасибо Вам огромное, что приехали сегодня к нам!

Борис Мильграм: И Вам, что позвали! Приезжайте к нам!

Ангелина Грохольская: Обязательно! Спасибо! У нас в гостях был Борис Мильграм, художественный руководитель Пермского академического Театра-Театра.

На сегодня всё! Удачи и до встречи! Адрес нашей программы в интернете www.otr-online.ru Мы доступны и в социальных сетях. И помните, несмотря на расстояния, мы рядом!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Гость студии - режиссер Пермского «Театра-Театра»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск