Виктор Сорокин: я все время пытаюсь доказать, что наша работа похожа на работу производителей сельхозпродукции

Виктор Сорокин: я все время пытаюсь доказать, что наша работа похожа на работу производителей сельхозпродукции
Озеро цвета зари. Какой водой лечились калмыцкие батыры?
Все началось со спасения животных. Почему Красноярский зоопарк так популярен?
Чувашские легенды на Самарской земле. Кто такие лесные жители?
Кто такие лесные жители? Почему зоопарк в Красноярске так популярен? Какой водой лечились калмыцкие батыры?
«В десятку». Поможет ли национальный проект «Образование» навести порядок в школах?
«Зримые результаты». Эрнст Мулдашев создал уникальный материал, который возвращает людям зрение
«Трамвайные войны». Почему в Калининграде в прошлое уходят трамвайные пути?
«Деньги из мусора». Что мешает сегодня утилизации наших бытовых отходов?
«Деньги из мусора». Трамвайные войны. В десятку. Эрнст Мулдашев - зримые результаты
Нескучный день. Как найти попутчика и узнать свою страну?

Павел Давыдов: Сохранить традиционные промыслы и культуры малочисленных народов Севера и Дальнего Востока – эта задача стоит перед Фондом поддержки и развития народных художественных промыслов аборигенов Камчатки. Он был создан 16 лет назад. За это время оказана поддержка камчатским мастерам: резчикам по кости, дереву и камню, мастерицам, работающим с традиционными материалами, мехом и кожей. Фонд проводит выставки, семинары, мастер-классы. У нас в гостях – основатель фонда Виктор Сорокин. Виктор Евгеньевич, здравствуйте.

Виктор Сорокин: Здравствуйте.

Павел Давыдов: Ваш фонд, как было сказано, уже не первый год оказывает помощь местным мастерам – таким образом популяризирует их творчество, тот натуральный продукт, те уникальные изделия, которые хранят теплоту рук их создателей. И все-таки хотелось бы понять, как именно вы помогаете местным умельцам.

Виктор Сорокин: Мастера, которые еще остались у нас (а они есть, те, кто работают на современной фабрике), они испытывают, конечно, помощь именно в нахождении и доставке этих натуральных продуктов. Резьба по кости – значит, нужно искать кость. Кость – это или рог оленя, или клык моржа, или бивень мамонта. Вся цепочка разорвана, никому не нужно подготавливать это сырье. Это же не просто нужно добыть, а его нужно еще подготовить, выделать – и только тогда оно попадает к мастерам, если это касается кожи и меха. И настоящие изделия, допустим, из камуса оленя (это та часть, где с ноги), они должны именно оттуда быть. Если этот мех заменяется на овчину, то это уже не совсем национальное изделие, и эта шапка или торбаса не выглядит так, как она должна выглядеть.

Павел Давыдов: А давайте сразу разберемся и расскажем нашим телезрителям, о каких именно элементах народных художественных промыслов аборигенов идет речь.

Виктор Сорокин: Ну, мы поддерживаем то, что связано с шитьем из меха изделий. Это национальные украшения, куклы, одежда. И традиционно, конечно, резьба по кости.

Павел Давыдов: А с собой что вы привезли?

Виктор Сорокин: Вот одно изделие. Мы недавно участвовали в выставке туристической. Как раз традиционное изделие из клыка моржа. Здесь мы видим – герой сказок и эпоса ворон Кутха и его жена Митта.

Павел Давыдов: Я могу в руку взять?

Виктор Сорокин: Да, конечно. Это не просто изделие из клыка, а оно как раз имеет свою этническую составляющую.

Павел Давыдов: Целую историю.

Виктор Сорокин: Да. Все мифы, легенды связаны с вороном почему-то. Коренные жители Камчатки выбрали своим богом ворона.

Павел Давыдов: Очень красиво!

Виктор Сорокин: И сказки, и очень много сюжетов. И они потом переносятся на изделия, рассказывают о своих бытовых каких-то моментах.

Павел Давыдов: Виктор Евгеньевич, я уверен, что большинство мастеров и мастериц вы знаете лично. А могли бы вы сейчас кого-то вспомнить, чьи работы у вас вызывают наибольшее восхищение?

Виктор Сорокин: Ну, если мы возьмем резчиков по кости, то есть такой очень известный, наверное, и на Камчатке, и за рубежом, и в регионах страны Егор Чечулин. Он, вообще-то, впитал через себя всю вот эту историю и жизнь Камчатки. Он сам родом из тундры, собирал эти клыки моржа на побережье, выброшенные. И, наверное, он может в себе нести вот то, о чем мы говорим, теплоту руку, сердца в изделиях.

Если мы берем резчиков разных регионов, то у них совершенно разные подходы, и изделия совершенно другие. Тобольская резьба, якутская, магаданская – они стараются изображать более реалистично животных.

Павел Давыдов: Вы говорили, что ваш фонд сопровождает весь цикл – от производства до продажи. Скажите, пожалуйста, а вообще под силу вашему фонду выполнять весь этот блок? Потому что, я так понимаю, это вообще роль государства, а не частного благотворительного фонда.

Виктор Сорокин: Государство, можно сказать, полностью устранилось. А коммерческий рынок сейчас диктует свои правила. И, естественно, что получается? Что даже когда мы подаем на грант, многие чиновники воспринимают фонд… Если мы эти деньги и должны потратить, отчитаться, то мы должны больше потратить на мероприятия, на мастер-классы. Когда я объясняю, что сегодняшняя коммерческая составляющая (даже в грантах) требует софинансирования… Чтобы ее заработать, нужно использовать рычаги какие-то коммерческие.

В общем, наша работа, я все время пытаюсь доказать, она очень похожа на работу производителей сельхозпродукции. Но если мы их воспринимаем совершенно нормально, что они продают на рынке свои изделия, и для них создают такие рынки, ярмарки, то считается, что если мастер продает, то это немножко зазорно и стыдно. И когда мы доходим до этого момента, что нам нужно продавать и зарабатывать, чтобы мастера не ушли в другую область или не пошли ловить рыбу, может быть, не совсем законно, а занимались своим делом, – им нужно дать возможность свои изделия продавать. Этого я пытаюсь добиться. И пока не получается от местных наших руководителей…

Павел Давыдов: И что? Они отворачиваются от вас и говорят: "Занимайтесь сами"?

Виктор Сорокин: Нет, не отворачиваются. Но, с другой стороны, они не совсем рассматривают нашу область как серьезную. Мы пытаемся объяснить, что и для туристической привлекательности она должна быть. Если ее не будет, то…

Павел Давыдов: Да и заработать можно немалые деньги, если правильно инвестировать и поддержать этот проект, да?

Виктор Сорокин: Конечно. У нас есть совместное государственное предприятие, которое разводит оленеводство, там есть доля софинансирования государства. Почему-то, когда дело доходит… Мясная продукция поступает на внутренний рынок. А что касается рогов и шкуры – они не доходят до нас, они растворяются.

Павел Давыдов: Виктор Евгеньевич, давайте вернемся в 2002 год, в момент создания вашего фонда. Что стало отправной точкой и послужило толчком для его создания? Не на пустом месте же появилась организация.

Виктор Сорокин: Сначала я работал как предприниматель, у меня был магазин подарков. И в этом магазине подарков был отдел сувенирной продукции. Со мной стали встречаться мастера, показывать свои изделия и предлагать их. Я устраивал для них небольшие творческие вечера по обмену опытом, мы делали выставки. Потом как раз стало понятно, что эти изделия востребованные, их можно и надо продавать. Мы участвовали на других рынках, стали применять современные технологии. А потом появилось такое помещение, где мы могли совместить коммерческую составляющую, сделать свой музей, делать какие-то встречи и выставки. А поскольку некоммерческая организация, на тот момент помещение у нас "ушло".

Павел Давыдов: А вы не думали, чтобы пойти по пути социального предпринимателя?

Виктор Сорокин: Ну, на самом деле сейчас именно для некоммерческой организации даются даже достаточно неплохие, даже более широкие возможности – и гранты, и софинансирование. Вот последние три-четыре года мы в них участвуем, пытаемся их реализовать.

И, как я уже вам говорил, столкнулись с такой проблемой. Когда я объясняю в своем гранте, что нам нужен новый онлайн-кассовый аппарат, чтобы продавать изделия, что нам нужна хорошая рекламная светодиодная доска – это считается не столько важно в программе, как именно потратить деньги на какое-то мероприятие, которое увидели, потратили, отчитались и закрыли.

Павел Давыдов: Скажите, пожалуйста, мы сможем с вами попробовать заглянуть в завтрашний день вашей организации? Ведь вы занимаетесь настолько важным делом, без которого отчасти нет и будущего, потому что нам нужно сохранять свои традиции.

Виктор Сорокин: Ну, мы смотрим с надеждой в будущее. Хотим, чтобы, в общем-то, те программы, которые сейчас для Камчатского края осваиваются, к нам повернулись лицом. Есть перспективы развития в туристической отрасли. Проводятся специальные фестивали. Один из них региональный – "Туристический сувенир". Но почему-то, когда наши мастера проходят в полуфинал (это можно сделать заочно), в финал их нужно отправить с работой на место проведения. На это не хватает денег.

Павел Давыдов: Ну что же, я желаю вам, чтобы на вас обратили внимание и властные структуры, и чиновники на местах. Во-вторых, мне хочется, чтобы и местные жители вам тоже всячески помогали – и не только в качестве волонтеров, но и, может быть, какими-то другими формами. Тему мы обозначали просто – "Натуральный продукт". А как еще можно назвать уникальную продукцию, которую люди создают своими руками? Спасибо вам большое.

Виктор Сорокин: Спасибо.

Павел Давыдов: У нас в гостях был основатель Фонда поддержки и развития народных художественных промыслов аборигенов Камчатки Виктор Сорокин.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски