Виталий Гнатышен: На сегодняшний день, казалось бы, должен быть уже какой-то порядок

Гости
Виталий Гнатышен
генеральный директор читинского керамического завода «Мир», г. Чита

Ангелина Грохольская: Состояние российской экономики близко к катастрофе. Об этом заявили 73% предпринимателей, опрошенных ВЦИОМ. Большинство говорит и о проблемах собственного бизнеса. Каждый четвертый предполагает, что придется уйти с рынка. А в Забайкалье предприниматели вышли на митинг – они выступили против новых условий, в которых приходится вести бизнес.

О ситуации в регионе поговорим с руководителем Читинского керамического завода Виталием Гнатышеным. Виталий, здравствуйте.

Виталий Гнатышен: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Мои коллеги из службы информации снимали как раз майский митинг предпринимателей в Чите. Вот давайте посмотрим это видео. Я так понимаю, что это уже не первый раз, когда предприниматели выходили на митинг, да?

Виталий Гнатышен: Да, конечно. Это второй митинг, он состоялся 21 мая. Первый митинг состоялся 16 декабря 2017 года, собственно после введения максимального процента по налогу на имущество. Многие регионы установили минимальный процент с постепенным повышением нагрузки. И это, наверное, оправданно и правильно.

Ангелина Грохольская: Давайте послушаем, что говорили участники митинга как раз.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Виталий, результат этой акции есть?

Виталий Гнатышен: Когда прошел первый митинг 16 декабря, благодаря вот этим действиям, наверное, правительство пошло навстречу, вернее, администрация города – установили процент 0,5. Это уже полегче. Хотя он довольно-таки значительный. И хотелось бы еще отметить, что это на фоне постоянного роста цен на все ресурсы практически, которыми пользуются предприниматели.

Ангелина Грохольская: То есть где-то снижается, а где-то повышается?

Виталий Гнатышен: Да, безусловно. Наверное, первая была такая неприятность для бизнесменов – это повышение в 2016 году, резкое повышение цен, тарифов на тепловую энергию на 35%. Было точно так же в городе очень много возмущений, практически действительно многие предприятия были поставлены на грань закрытия. Я знаю бизнесменов, которые, в общем, свернулись и переехали в другие регионы. И вот на этом фоне рост тарифов на электроэнергию, на тепловую энергию, повторюсь. И плюс к этому повысить налог на имущество. Это, конечно же, удар со всех сторон.

Ангелина Грохольская: Ну, это действительно, можно сказать, катастрофа для малых предпринимателей.

Виталий Гнатышен: Да, катастрофа, безусловно.

Ангелина Грохольская: А особенно тех, кто занимается, наверное, малым и средним бизнесом.

Виталий Гнатышен: Да, безусловно, безусловно.

Ангелина Грохольская: Вот у вас достаточно крупное предприятие, причем вы производите керамический камень, который, как я знаю, единственный на всем пространстве Дальнего Востока и Восточной Сибири. У вас-то все в порядке, получается, должно быть?

Виталий Гнатышен: Да нет. В принципе, наверное, я не политик, я не экономический обозреватель, просто приходится, потому что внутри все закипает. Очень больно смотреть на наших работников, которых мы, к примеру, этой зимой вывели на вынужденный простой почти на полгода, на пять с половиной месяцев. И нужно учитывать, что многие люди простые на сегодняшний день имеют один или два потребительских кредита, имеют ипотеку, имеют семьи и детей. И вот вывести их на вынужденный простой – это самая тяжелая мера, которую приходится предпринимать из-за перенасыщенности…

Ангелина Грохольская: Вынужденный простой – это неоплачиваемое время?

Виталий Гнатышен: Да-да-да. Следующий такой простой, я думаю, наше предприятие, невзирая на то что оно крупное, может не выдержать.

Ангелина Грохольская: А почему? В чем причина?

Виталий Гнатышен: С этой болью я выступал на Московском экономическом форуме и хотел привлечь внимание. Собственно, с этой целью я и к вам приехал, потому что порой чувствуешь, что просто больше обратиться не к кому.

Добавлю к вот этому сюжету, который вы посмотрели, наверное, проблемы, которые касаются нашего завода. Электроэнергия за три года повысилась для нас на 28% и на сегодняшний день составляет 5 рублей 80 копеек (это по строительной деятельности) и 6 рублей 16 копеек (это по производственной деятельности). Это очень большая цена. Это является одной из наших затрат, поэтому нам с такими ценами очень тяжело. И я еще раз повторюсь, что за три года она повысилась на 28%. А если учесть, что мы цену на нашу продукцию не поднимали уже около пяти лет, том можно сделать выводы, что если такими темпами мы пойдем дальше, то, конечно, нам практически придется закрыться.

Ангелина Грохольская: А спрос на продукцию-то есть?

Виталий Гнатышен: Да, спрос на продукцию есть, но тут чуть-чуть другая проблемка – к ценам на электроэнергию еще добавляется цена на уголь, цена на мазут. Мы используем для обжига и получения керамики такой сложный вид топлива – мазут. Казалось бы, с одной стороны, это отходы нефтепереработки, а на сегодняшний день она увеличивается в цене прямо на глазах. Мы знаете, что творится у нас и с рублем, евро, и с ценами на нефть – как-то оно не всегда логично происходит. И буквально в течение двух недель, наверное, мы столкнулись с серьезнейшей проблемой – на 78% подорожала 1 тонна этого продукта, мазута.

Кроме этого, уголь, который мы тоже используем для получения пара, для обеспечения технологических процессов, на сегодняшний день это 1 600 рублей за тонну. Это довольно-таки высокая цена. И он тоже подорожал в течение трех лет на 25%.

География поставки нашей продукции довольно-таки обширная – это и Иркутская область, и Бурятия, это Забайкальский край само собой, это Благовещенск, Амурская область, Хабаровский край и Дальний Восток, Приморский край. Проблема здесь тоже есть очень серьезная, которую хотелось бы отметить. Я не успел ее поднять на Московском экономическом форуме. Это предоставление подвижного состава от нашей железной дороги. Вы знаете, что шла реструктуризация и оптимизация на железной дороге, наверное, в течение лет десяти. А постольку это нас касалось, когда мы начали увеличивать поставки в регионы, когда два, три, четыре года тому назад начался этот кризис, мы столкнулись с серьезной проблемой – с 2016 года не можем получить вагоны от "Федеральной грузовой компании".

Ну, на сегодняшний день, казалось бы, должен быть уже какой-то порядок, должна быть какая-то логистика, должны быть какие-то установленные тарифы и цены на вот эти услуги. И на сегодняшний день получается, что нам для того, чтобы поставить, необходимо заплатить 78–80 тысяч рублей. При том, что на ФГК эти вагоны стоят 40–43 тысячи рублей. Вот такая разница. А на ФГК вагоны не выделяются. Чуть сумбурно, я прошу прощения.

Ангелина Грохольская: Ну, сумбурно, но все понятно, да. Виталий, а есть ли выход какой-то?

Виталий Гнатышен: Ну да. Мы написали письма в разные инстанции – и на губернатора, и на профессиональное министерство. Пока ждем. И я надеюсь, у нас будут проводиться Дни нашего Забайкальского края при Минпромторге, и я там тоже буду просить, выступить для того, чтобы добиться одного – чтобы нам помогли с подвижным составом.

Ангелина Грохольская: То есть если будет решена логистическая эта проблема, то это уже спасет?

Виталий Гнатышен: Да, конечно. У нас на сегодняшний день есть серьезная заявка, серьезный объект строится – "Сила Сибири" от Якутии. И нам необходимо в месяц от 30 до 50 вагонов.

Ангелина Грохольская: Виталий, но это проблема только вашего завода или это проблема всего региона?

Виталий Гнатышен: Я думаю, что проблема, наверное, и всей страны, но она более ярко выражена в нашем регионе. Просто, наверное, чуть меньше или чуть больше денег выделяется на регионы. Вот мы интересовались. Наш завод ежегодно платит не менее 60 миллионов рублей фискальных обязательств. И из них только 10% остается в регионе, а остальные деньги уходят в центр. И безусловно, те регионы, которым центр как-то уделяет внимание, дополнительные программы и направляет деньги, в тех регионах как-то и жизнь, наверное, чуть-чуть поактивнее и повеселее, можно так сказать. В прошлом году…

Ангелина Грохольская: А если у людей работы не будет в крае, то что? Вот нет работы у мужика – и куда он? Что, он будет ждать, пока ему квартиру дадут где-то построить? Да он плюнет, поедет в соседний регион и будет работать там.

Виталий Гнатышен: Да, вы знаете, перспективное население и переезжает. На сегодняшний день отток по нашему краю исчисляется тысячами в год, порядка 6–8 тысяч в год мы теряем.

Ангелина Грохольская: Это огромная цифра.

Виталий Гнатышен: Огромная цифра, просто огромная цифра. И люди ищут лучшей жизни. И это самый лучший показатель – уровень жизни в регионе, я считаю.

Ангелина Грохольская: И мне кажется, вот это самая большая беда.

Виталий Гнатышен: Да.

Ангелина Грохольская: А сколько вашему заводу лет?

Виталий Гнатышен: В этом году нам исполняется ровно 12 лет.

Ангелина Грохольская: Я вас, ну, так или иначе, все равно поздравляю с прошедшим уже днем рождения завода.

Виталий Гнатышен: Спасибо.

Ангелина Грохольская: Вот 12 лет назад, когда завод начинал свою работу, ведь наверняка были самые радужные и перспективные планы?

Виталий Гнатышен: Да, конечно. В принципе, я помню, когда мы не успевали, мы в течение года делали 38 миллионов штук кирпича. Это был приличный объем. И очень радостно было смотреть, как меняется облик нашего города. Потому что на сегодняшний день у нас очень широкий ассортимент – это и лицевой кирпич разный по фактуре, разный по цвету. И вот эти здания приобретают шикарный вид. В зависимости от архитекторов они и радужные, и разноцветные. Ну, очень красиво!

Ангелина Грохольская: Виталий, я все-таки хочу вам пожелать, чтобы вернулось вот это радужное и хорошее настроение, вернулся оптимизм, чтобы работа была и завод работал, и не только завод, но и регион развивался.

Виталий Гнатышен: Спасибо.

Ангелина Грохольская: И чтобы люди не уезжали. Пусть не вернулись, но и не уезжали бы, по крайней мере.

Виталий Гнатышен: Спасибо большое.

Ангелина Грохольская: Спасибо большое за беседу. Сегодня в студии "Большой страны" был руководитель Читинского керамического завода Виталий Гнатышен.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты