Вкусно и полезно. Чем привлекательна карьера фермера?

Вкусно и полезно. Чем привлекательна карьера фермера?
Нескучный день. Как найти попутчика и узнать свою страну?
Здесь был Лермонтов... Тысяча гектаров красоты и уникальной природы Ставропольского края
Путешествие Высочайшей особы. Императрица - путешественница. Крымские истории от первого лица
Путешествие Высочайшей особы. Здесь был Лермонтов. Нескучный день
Человек недели. Сварщик из Челябинска создает скульптуры из запасных частей, обломков и деталей
Так жить нельзя. Все «прелести» жизни в историческом здании
Педагогическая дилемма. Почему школы теряют учителей?
Педагогическая дилемма. Вкусно и полезно. Так жить нельзя. «Живое железо» сварщика из Челябинска
Чёртово городище. В этом месте Пермского края на дне морском по ночам звучит «Пляска смерти»
На перекрестке. Загадки древнего города Карачева, который 36 раз возрождался из руин
Гости
Светлана Максимова
член комитета ГД по аграрным вопросов
Алексей Трофимов
фермер, руководитель Тверского отделения Российского союза сельской молодежи

Ангелина Грохольская: Около 36 миллиардов рублей заложено на развитие села на 2020 год, вопросов предстоит решить много: каждый пятый сельский житель имеет доходы ниже прожиточного минимума, безработица примерно 8% – это вдвое выше, чем в городе, социальная инфраструктура на многих территориях отсутствует, в то же время аграрно-промышленный комплекс – это одна из основ экономики страны. О сельском хозяйстве, фермерах и новых деревенских жителях поговорим сегодня с нашими гостями, в нашей студии: Светлана Максимова – депутат Государственной думы Российской Федерации и фермер со стажем…

Светлана Максимова: Да-да-да.

Ангелина Грохольская: И Алексей Трофимов – тоже фермер, руководитель Тверского отделения Российского союза сельской молодежи, многодетный отец. Действительно, у нас много сельских жителей, хотя сейчас все… многие, по крайней мере, считают, что в городах жизнь сосредоточена, а вот то, что за городом, там жизнь есть?

Светлана Максимова: Вы знаете, как депутат аграрного комитета, 17 лет у меня фермерского стажа, я хочу сказать… и сегодня у меня сельские территории, жизнь за городом есть, и, самое-то главное, люди хотят там жить и просятся и ко мне, как к депутату, много приходит особенно молодых москвичей, очень много приходит военных, которые ушли на пенсию, а Вы знаете, что такое военный пенсионер, это 40-45 лет…

Ангелина Грохольская: Да, молодые люди, конечно.

Светлана Максимова: И они еще готовы, у них самая-самая сила, ко мне приходят и говорят: «Светлана Викторовна, как можно прийти купить землю, получить землю?». У некоторых есть земли, паи, которые достались от родителей или от бабушек… и начать работать. Я думаю, что самая главная проблема особенно москвичей, которые прописаны в Москве, а земли у них все находятся на территории Тверского региона и непосредственно в деревне, у них, понимаете, у них желание есть, а возможности нет.

Ангелина Грохольская: У москвичей нет возможности?

Светлана Максимова: Да, возможности нет, я Вам сейчас объясню, почему? Потому что они прописаны в Москве и им говорят: «Вы выпишитесь, если вы хотите зарегистрироваться как индивидуальный предприниматель, глава КФХ, вы должны выписаться из Москвы, московскую прописку потерять и прописаться в Тверском регионе». Так как прописано, что он субсидии и в грантах, и ни в чем он не будет участвовать, поддержки никакой государственной не будет.

Ангелина Грохольская: Такая ситуация н только в Москве и Твери, допустим, это все регионы, да?

Светлана Максимова: Да.

Алексей Трофимов: Да, совершенно верно. Я 8 лет прожил в Санкт-Петербурге, проработал и не понимаю, как можно взаперти, в городе существовать, когда здесь вышел, свобода, свой участок, дети бегают, где угодно.

Ангелина Грохольская: Сколько у Вас детей?

Алексей Трофимов: Своих трое, родных, собираемся, уже думаем над четвертым.

Ангелина Грохольская: Своих у Вас трое, над четвертым думаете и 10 деток у Вас приёмных?

Алексей Трофимов: Да, мы с родителями вместе держим опеку над 10 детьми.

Ангелина Грохольская: Такую огромную семью нужно обеспечивать, то есть вы – фермер профессиональный, это работа, можно заработать на фермерстве?

Алексей Трофимов: Фермеры – это вообще не работа, я считаю, это такой стиль жизни.

Светлана Максимова: Образ жизни.

Алексей Трофимов: Образ жизни, да. Просто мы хотим развиваться, как-то двигаться дальше, особенно молодежь и в принципе мы довольно активные, у нас это хорошо получается особенно, если еще при помощи государственной поддержке, которую обеспечивают наши депутаты.

Ангелина Грохольская: А в чем всё-таки нуждается российский фермер?

Светлана Максимова: Есть проблемы, первая проблема – это то, что нельзя построить дом на фермерском участке, ну вот, представляете, во всем мире фермеры живут со своей фермой, а вот у меня… взять у меня, я была фермером, у меня ферма была 3 километра, мое жилье было, и в результате у меня дважды ферма горела не оттого, что ее поджигали, а оттого, что замыкание или еще что-то, если бы я непосредственно жила с рядом с фермой, то этого бы не случилось. Во-вторых, очень большая проблема с тем, что фермерские хозяйства многие не могут зарегистрировать свои постройки на сельхозземле, потому что проблема в том, что это особо ценные земли, а самое интересное то, что постройки-то были построены еще до того, еще в Советском Союзе они были построены, документов, конечно, не найти никаких и в результате людей штрафуют, людей заставляют сносить помещения, а вообще бы вот задумались бы, да? Как может сельхозпроизводитель, который работает на земле, который занимается небольшим фермерским хозяйством, да? Мы не говорим про крупные хозяйства, а про маленькие хозяйства, которые не могут построить на своей земле орудия труда, ту же ферму, это то же жилье свое, я считаю, что это неправильно.

Алексей Трофимов: Тут еще проблема фермера в том заключается, что он зачастую один со всей окружающий средой, в каком плане? Ему нужно произвести продукцию, ему нужно ее реализовать, бухгалтерам, бизнес-план, идти взаимоотношения налаживать с министерством, субсидии какие-то получать, всё он это должен делать сам, просто дело в том, что если мы не простим все эти моменты, все эти задачи, фермеру справиться сложно.

Светлана Максимова: Вы знаете, еще самая главная проблема с землей – это то, что фермер землю не может получить, он должен получить ее через аукцион или через торги, правильно, Лёша?

Алексей Трофимов: Вот, допустим, если я полгектара получил и нормально плачу арендную плату, то был случай, когда я начал развиваться и под сад взял еще, появились конкуренты прямо нежданно-негаданно, причем из Москвы, которым земля эта и не нужна, в итоге приелось организовывать аукцион, конечно же, я его выиграл, но зато теперь я арендную плату плачу в 35 выше, ну, как это для фермера?

Ангелина Грохольская: В 35 раз?

Алексей Трофимов: В 35 раз.

Ангелина Грохольская: И мы говорим: «Берите землю, приходите, развивайте…».

Алексей Трофимов: Хотя ее полно.

Ангелина Грохольская: Давайте прервёмся сейчас, посмотрим сюжет: в Хакасии открылся завод по переработке баранины, проект долгожданный, его должны были запустить еще несколько лет назад, животноводы Республики говорят, теперь у них будет решена хотя бы одна проблема – сбыта.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Вы знаете, вроде бы всё хорошо, но есть скептики, которые говорят, что для этого завода сырья не хватит, как вы считаете, кто прав?

Светлана Максимова: Вы знаете, я думаю, что если будет переработка, если фермеры почувствуют, что они будут выращивать и будут сдавать непосредственно по нормальной цене опять же, хочу сказать, если по нормальной цене они будут сдавать на этот завод и у них будут принимать, то почему же бы нет? Это, наоборот, хорошо, но опять у нас проблема – шерсть, у нас в советское время люди держали овец не для того, чтобы мясо было, а для того, чтобы была шерсть, потому что шерсть сдавали, очень по дорогой принимали цене, сегодня мы эту шерсть выбрасываем, очень мало перерабатывающих заводов, помните, наверное, сюжет, когда показывали, как наши солдатики замерзали, потому что у них было повально воспаление легких, потому что у них вот эти вот шинели сделали из какой-то синтетики, наши когда шинели были сделаны из овечьей шерсти, у нас солдатики на них спали, когда была Великая Отечественная Война.

Ангелина Грохольская: А с мясом у нас что, вообще, в целом, мы своё едим или импортное?

Светлана Максимова: Мы сейчас в большинстве… у нас свинина, мы уже стопроцентно свое едим, мы свое едим, птицу тоже свою едим, единственное, что по говядине, конечно, мы отстаем, но я хочу сказать, что успешно сейчас развивается и это направление, и я думаю, что осталось немного для того, чтобы и говядина и молоко… да, Алексей?

Ангелина Грохольская: Что Вы производите, чем Вы занимаетесь?

Алексей Трофимов: Мы в основном молоко и тоже мясо крупного рогатого скота и, кстати, вот по сбыту хочу добавить: конечно же, сбыт, точнее, производство продукции под этот завод будет возрастать, наоборот, потому что есть стимул у жителей, чтобы заниматься как раз производством этой баранины, как и у нас в регионе, местные жители говорят: «Дайте нам сбыт, и мы будем разводить всё больше и больше крупного рогатого скота, если будет сбыт под баранину, мы будем производить баранину». Главная проблема сейчас в селе – это именно сбыт.

Светлана Максимова: Большая ошибка была, почему очень много фермеров закрылось, была большая ошибка, когда ярмарки выходного дня перестали действовать, я могу сказать как вице-президент «Опоры России»: очень много жалуются, что если раньше организация «Опоры России», Ассоциация фермерских хозяйств региона сами контролировали вот эти ярмарки выходного дня, ярмарки были бесплатные, то сегодня уже появляются отдельные товарищи, которые… типа раньше как «крыша» была…

Ангелина Грохольская: Плата за вход, да?

Светлана Максимова: Да, плата за вход, фермер должен оплачивать эту ярмарку, ярмарка выходного дня во всем мире бесплатная, она во всем мире закрывается… я была в Америке, в Канаде: закрываются полностью центральные улицы, и с 6 утра до обеда прямо на дороге торгуют фермеры, привозят продукцию и торгуют.

Ангелина Грохольская: Правильно, фермеры могут продавать, а жители могут купить дешевле.

Светлана Максимова: Конечно и качественное.

Ангелина Грохольская: А я прихожу на ярмарку выходного дня, там дороже, чем в обычные дни…

Светлана Максимова: Да.

Ангелина Грохольская: Для меня всегда было странно, почему? Оказывается, вот, почему.

Светлана Максимова: Вы знаете, у нас же ярмарки выходного дня уж практически исчезли опять…

Ангелина Грохольская: Они становятся неактуальны, да и невыгодно.

Светлана Максимова: Они становятся невыгодны для фермеров.

Ангелина Грохольская: Да, и всё-таки, если в целом посмотреть, фермеров больше становится или меньше, вот каковы тенденции сейчас в целом по стране, есть какие-то, может быть, какие-то данные?

Светлана Максимова: Да, есть, вот, допустим, смотрите: если на 1 января 2014 года у нас было 223,2 тысяч фермерских хозяйств, то на 1 января 2019 года у нас 188 тысяч всего, понимаете? Но я хочу сказать, что от этого, от изменения количества фермерских хозяйств, у нас производство не уменьшилось, а, наоборот, увеличилось, у нас увеличилось и производство мяса и коров стали держать больше, просто мелкие фермеры начали объединяться.

Ангелина Грохольская: В какие-то кооперативы.

Светлана Максимова: Потому что очень сложно, и начали уходить личные подсобные хозяйства.

Алексей Трофимов: По поводу молодых фермеров, не молодых, а именно увеличения фермеров, у нас сейчас тенденция именно, что молодые фермеры идут на село, и когда мы проводили мониторинг с Народным Фронтом, сейчас из городов целенаправленно молодежь едет и занимается фермерским хозяйством.

Ангелина Грохольская: Это хорошая тенденция.

Светлана Максимова: Очень много людей занимаются сельским туризмом сегодня.

Ангелина Грохольская: Да, это понятно, это тоже перспектива. Завершая уже нашу беседу, хочу вернуться сейчас на 10 лет назад, когда Вы встречались с Владимиром Владимировичем Путиным впервые, тогда Вы еще не были депутатом, по-моему, фермером, да?..

Светлана Максимова: Да-да, было такое.

Ангелина Грохольская: И Вы тогда на вопрос: «А что у нас с селом?», – Вы сказали Президенту, что нет у нас села, вот сейчас что бы Вы ответили?

Светлана Максимова: Вы знаете, я хочу сказать, что у нас сейчас село совершенно другое: у нас есть деревин, которые пропадают, то есть молодежь уезжает, где закрываются школы, где закрываются детские сады, люди, конечно, стареют, молодежь уезжает, но у нас появляются и новые деревни, у нас появляются новостройки, где, наоборот, развивается село.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам огромное, ну, по крайней мере, поговорив с вами, я в этом убедилась, что с селом у нас, если не сейчас, то в ближайшем будущем всё будет хорошо.

Светлана Максимова: Вы знаете, я думаю, что нужно обязательно в это верить, наша страна всегда была аграрной страной, Россия, и поэтому мы должны верить, что наше село… селянам еще будут городские завидовать, они и сегодня завидуют, когда приезжают, когда продают на Арбате квартиры, у меня есть такие люди, и покупают целое село и начинают возрождать его, начинают сельским туризмом заниматься, и Москва просто едет туда несколькими автобусами в день.

Ангелина Грохольская: Продавайте квартиры на Арбате.

Алексей Трофимов: В общем, село развивается.

Ангелина Грохольская: Спасибо большое! Проблемы фермерства мы обсуждали с депутатом Государственной думы Светланой Максимовой и Алексеем Трофимовым – руководителем Тверского отделения Российского союза сельской молодежи, фермером Бологовского района Тверской области.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски