Влияние улицы

Гости
Светлана Калинина
эксперт Общероссийского народного фронта
Андрей Асадов
вице-президент Союза архитекторов России
Сергей Якимов
депутат смоленского городского совета
Тимур Телунц
общественный активист г. Рязань

Ангелина Грохольская: В Петербурге – городе мостов – строители, по всей видимости, соревнуются, кто кого переплюнет. Несколько лет назад на Софийской улице был построен еще один уникальный объект. Его прозвали "мост глупости", потому что он настолько низкий, что проехать под ним могут только легковые автомобили, все остальные там застревают. В Интернете даже ведется подсчет жертв "моста глупости". Компания, которая возводила низкую переправу, уже не существует, поэтому что-то исправить нельзя.

Как получаются такие градостроительные казусы? И учитывается ли при этом мнение общественности? Об этом поговорим сегодня с нашими экспертами в студии. Здравствуйте!

Сегодня у нас архитектор Андрей Асадов. Сергей Якимов – депутат Смоленского городского совета и член рабочей группы ОНФ. Также штаб ОНФ представляет у нас Светлана Калинина. И гость из города Рязани – активист инициативной группы Тимур Телунц. Здравствуйте еще раз.

Андрей, наверное, вам первый вопрос. Вот к сюжету, который мы сейчас вместе с вами все посмотрели. Вообще построить как такое могли? Вот мост, 65 сантиметров – и дом. Это ошибка градостроительная? Или там, по вашему мнению, все по закону было?

Андрей Асадов: Ну, смотрите. Город – это такой результат сложного взаимодействия разных сил и каких-то разных активностей. И естественно, идеальный город должен учитывать и гармонизировать все интересы. С одной стороны, есть интересы развития транспортной инфраструктуры, с другой – сохранение объектов наследия, которым и является это здание. Но прежде всего все эти интересы должны вращаться вокруг интересов людей, в том числе людей, живущих там.

Ангелина Грохольская: В первую очередь, мне кажется, жильцов, которые там живут.

Андрей Асадов: Да, жильцов, которые там живут. Хотя это действительно выглядит весьма странно.

Ангелина Грохольская: Прежде чем построить какой-то объект в городе, ведь наверняка какие-то планы градостроительные, это все утверждается на каких-то комиссиях, да? Кто ставит последнюю подпись?

Светлана Калинина: Глава муниципального образования.

Ангелина Грохольская: Глава муниципалитета? Мэр города?

Светлана Калинина: Он и заказчик этого объекта. Либо глава субъекта или департамент строительства. Вот здесь глупость чиновника, который либо неправильно сделал техническую заявку, либо он действительно подписал, заведомо понимая, что мост построен подрядчиком с нарушениями. Вот есть лицо, есть человек, который носит фамилию, имя, отчество и занимает эту должность.

Ангелина Грохольская: Ну, в архитектуре как бы чиновник не может разбираться. Мэр города конкретный, возьмем его, не может разбираться во всем.

Светлана Калинина: Он обязан разбираться, если он департамент строительства возглавляет.

Ангелина Грохольская: Ну, в любом случае у него есть экспертная какая-то коллегия, группа наверняка. И архитекторы, которые вот эти бумажки…

Светлана Калинина: Есть главный архитектор города, конечно.

Ангелина Грохольская: Или они тоже некомпетентные?

Андрей Асадов: Есть целый ряд специалистов, который создают проект планировки территории в целом. И как подразделение этого проекта планировки – транспортное развитие района, план развития транспортной инфраструктуры. Естественно, это все просчитывалось на всех уровнях. В общем, есть нормативные радиусы поворотов.

Другое дело – обсуждать вот эту вещь в принципе, для чего нужны хайвэи-магистрали среди исторической застройки? Есть гораздо более щадящий, альтернативный вариант – это уплотнять дорожную сеть, развивать как раз такую структуру второстепенных улиц, чтобы не нужно было разрезать город какими-то мощными автомобильными магистралями.

Сергей Якимов: Вы знаете, еще же бывает и такая ситуация. К примеру, мы сейчас говорим о транспортной инфраструктуре и о строительстве в целом, о точечной застройке в том числе, да?

Ангелина Грохольская: Да.

Сергей Якимов: Вот у нас ситуация была, когда экс-главный архитектор Смоленска говорил: "Главный архитектор Смоленска у нас – суд". К сожалению, нужно тоже учитывать, что есть земли, которые не разграничены, которые не отмежеваны. Частник, собственник приходит и выкупает этот участок, и он пытается там делать то, что ему нравится, независимо от генерального плана развития города. И ввиду того, что есть неточности в законе, коллизии, есть какие-то пробелы, которые сейчас устраняются, но тем не менее за предыдущие десять лет по суду в Смоленске было выдано столько разрешений на строительство в исторической части города или подобного плана. Слава богу, у нас нет подобного плана, скажем так, не знаю, ошибок, но есть и пресловутая точечная застройка, есть застройка скверов.

Ангелина Грохольская: Очень распространена точечная застройка.

Светлана Калинина: Это везде.

Ангелина Грохольская: Это, по-моему, болезненный вопрос вообще всех городов российских.

Сергей Якимов: Абсолютно верно, абсолютно верно.

Светлана Калинина: Это хорошо еще, что есть градостроительный план, который есть. А во многих муниципальных образованиях его нет.

Сергей Якимов: Он не принят, он не принят.

Светлана Калинина: Вообще нет даже границ этого муниципального образования.

Ангелина Грохольская: Можно ли это решить какими-то законодательными актами, нормами, может быть, на местах?

Сергей Якимов: Это нужно решать.

Светлана Калинина: Обязательно.

Сергей Якимов: Это нужно решать законодательными актами.

Ангелина Грохольская: А почему не решается?

Сергей Якимов: Ну, у нас, скажем так, все идет поступательно. Конечно же, запросы муниципалитетов идут давно, просьбы узаконить. Да, действительно, в области у нас были приняты законы, которые сейчас поставили заслон.

Тимур Телунц: Я думаю, что мы должны посмотреть правде в глаза, что у нас такая есть проблема – что, к сожалению, власть у нас совершенно не представляет интересы людей. То есть если бы задумывались о том, что хотят люди, то вот такого моста бы не было.

Светлана Калинина: Ну нет, это же не везде и не всегда. Так нельзя говорить вообще.

Тимур Телунц: Я говорю за свой город.

Ангелина Грохольская: Тимур, у вас тоже есть своя история, вы с ней приехали.

Тимур Телунц: Совершенно верно.

Ангелина Грохольская: Расскажите. У нас есть видео, сейчас мы проиллюстрируем, а вы просто расскажите нам, что и как вы отстаивали.

Тимур Телунц: Да, конечно. У нас ситуация такая, что построили высотное здание (27 этажей) в месте, где сформирован уже район. Вот он выглядит так: узкие улочки, два детских садика. Абсолютно некуда воткнуть какие-то парковочные места, совершенно негде разъехаться даже автомобилям. Видно, что здесь всего лишь такое однополосное движение. Автомобили уже стоят абы как. И втыкают огромный дом – 27 этажей, 250 квартир. Дом еще не запущен в эксплуатацию. Жильцам обещали парковочные места, но парковочные места не сделали. И буквально в 200 метрах сейчас администрация города разрешила строить еще один дом, который просто приведет в коллапс данный район. Люди сюда переезжали для того, чтобы наслаждаться…

Ангелина Грохольская: Это как раз место строительства, да?

Тимур Телунц: Да, это как раз место бывшего детского садика, который в данный момент сносят. То есть здесь был детский садик, теперь его там нет.

Светлана Калинина: Меняют вообще вид эксплуатации участка, меняют сегодня.

Тимур Телунц: Его не особо меняют, потому что на самом деле эта площадь имеет категорию для высотной застройки. Но рациональности тут нет в этой застройке, потому что не рассчитаны коммуникации, район старый, тут хрущевки. У людей уже сейчас, на данный момент в этом районе проблемы с водой, с канализацией. И когда я задавал вопрос губернатору Любимову на прямую линию, было отвечено, что мы можем прекратить точечную застройку, но для этого нам надо сделать нормальный генеральный план и утвердить его.

Ангелина Грохольская: Андрей, прокомментируйте это все, пожалуйста.

Андрей Асадов: Это как раз проблема и боль всех городов. Понятно, что в черте исторического города гораздо проще уже на высвобожденном и подготовленном при наличии коммуникаций участке втыкать какие-то более плотные застройки.

Светлана Калинина: "Свечки".

Андрей Асадов: И именно с этим борется системно та самая программа реновации. Вот эта тема очень серьезно прорабатывается, формируются новые стандарты комфортной жилой застройки. АИЖК "ДОМ.РФ" совместно с институтом "Стрелка", с Союзом архитекторов, то есть такие ведущие проектные организации, они формируют стандарты.

Ангелина Грохольская: А это будут нормы для всех регионов или только для Москвы?

Андрей Асадов: Для всей России.

Ангелина Грохольская: Для всей России?

Андрей Асадов: Стандарты как бы нового уровня качества жилой среды. Причем это касается не только планировки домов…

Светлана Калинина: И сейчас они обсуждаются.

Андрей Асадов: Да. И градостроительная застройка, и благоустройство. Вместе с тем очень важно именно развивать системные механизмы, независимо от человека, от чиновника, чтобы они работали на системном уровне и задавали какие-то общие правила.

Светлана Калинина: Вот, это самое главное. Что должно быть прописано? Вы знаете, очень хотелось бы обратиться ко всем жителям нашей страны. Вот мы так сидим и говорим: "Власть плохо работает". Есть на сайтах разных министерств эти сегодняшние, будем говорить, параметры, которые будут применяться к застройщикам. Вы же неравнодушные люди. Вы же понимаете. Вы же все грамотные. Мы со средним образованием, мы с высшим образованием все. Прочитайте, пожалуйста, нравится ли вам то, что сегодня говорят, министерства хотят внедрить, не нравится. Пропишите свою точку зрения и несогласие. Чем больше мы наберем… Пожалуйста, эксперты ОНФ готовы принять.

Ангелина Грохольская: Тем больше будет шансов что-то отстоять.

Светлана Калинина: …что этого не будет.

Ангелина Грохольская: Мы продолжим беседу через несколько минут. Не переключайтесь, оставайтесь на Общественном телевидении России.

Ангелина Грохольская: Это программа "Большая страна", мы продолжаем. В Екатеринбурге пенсионер Юрий Мищенко судится со строительной компанией, которая построила высотку в 15 метрах от его дома. Он жалуется на отсутствие солнечного света. Застройщик хотел решить проблему, принудительно сделав ремонт в квартире пенсионера. Компания мотивировала благую инициативу тем, что с белоснежными обоями и потолком дедушке станет светлее. Именно это ему предложили сделать.

Мы сегодня обсуждаем градостроительную политику, как в городах у нас ведется застройка. К сожалению, судя по примерам, о которых мы уже поговорили, не всегда успешно. Вот что делать? Насколько общественность… Светлана, вы призываете всех объединиться. Но есть суды, которые действуют в совершенно противоположном направлении. Есть глава города, который ставит свою подпись – и все, это такая высшая инстанция. Есть бизнесмены с деньгами, которые строят эти "свечки". И я очень сомневаюсь, что кто-то пойдет против большого бизнеса. Есть ли смысл бороться?

Светлана Калинина: Есть, есть.

Сергей Якимов: Бороться смысл есть всегда.

Светлана Калинина: Не бороться. Ангелина, вот неправильный призыв. Мы всегда почему-то в нашей стране все время друг с другом боремся.

Ангелина Грохольская: А нас заставляют.

Светлана Калинина: Нужно объединяться в работу и в действие.

Сергей Якимов: Отстаивать свои права.

Светлана Калинина: Вы знаете, я еще ни разу не видела… Да, есть с какими-то конфликтами, есть, когда мы привлекаем надзорные органы на свою сторону. Но в объединении… Вот не зря же сказка – веник и один прутик. Веник не сломаешь, а вот прутик один сгибается. Поэтому вот этот дедушка один бьется. Но если бы все люди в этом доме или рядом собрались и поддержали – это уже глас народа. И президент наш сегодня говорит: "Ребята, вы должны в первую очередь…" И Правительству новому конкретно было сказано: "Внимание только на общее мнение граждан, только через их точку зрения". И сегодня, я хочу сказать…

Тимур Телунц: У нас с таким девизом губернатор шел на выборы.

Ангелина Грохольская: И где девиз сейчас? Забыл?

Андрей Асадов: Нет, слава богу, работают механизмы учета общественного мнения – "Активный гражданин" и прочие.

Светлана Калинина: Не везде так все плохо.

Ангелина Грохольская: Но механизмы учета общественного мнения существуют сейчас?

Светлана Калинина: Конечно.

Андрей Асадов: Та же платформа Change.org.

Ангелина Грохольская: Конечно. Другой вопрос – учитывается ли это или не учитывается?

Сергей Якимов: Помимо электронных площадок… Вот я здесь абсолютно поддерживаю Светлану Викторовну. Я поговорил с Тимуром сейчас перед началом передачи. Он говорит: "Ты знаешь, у нас в Рязани апатия, люди перестали как-то вообще отстаивать свои права". Я говорю: "А у нас наоборот в Смоленске". Если они видят, что идет обнесением забором строительной площадки у них во дворе, у них на зеленой зоне, они будут выходить с протестами, они будут требовать, чтобы стройку прекратили, вплоть до того, что они будут на бульдозер бросаться и требовать не только через какие-то средства электронного правительства…

Светлана Калинина: От нас зависит все.

Сергей Якимов: …но в том числе через свою гражданскую активность, и в том числе через привлечение прокуратуры, надзорных органов.

Светлана Калинина: И депутатский корпус.

Сергей Якимов: Депутатский корпус и Народный фронт – что очень немаловажно. Сейчас этот механизм реально работает.

Ангелина Грохольская: Скажите мне, пожалуйста, а почему нет такого закона, чтобы вот самый… Я опять возвращаюсь все к этому чиновнику, подпись поставившему. Почему нет такого закона, чтобы отвечал, персональная ответственность была, а не юридическое лицо, компания, еще кто-то?

Светлана Калинина: Почему нет, Ангелина? Почему нет? Сегодня уголовная ответственность есть.

Андрей Асадов: Есть, конечно.

Ангелина Грохольская: А есть такие прецеденты?

Светлана Калинина: Абсолютно!

Сергей Якимов: Конечно.

Светлана Калинина: И их очень много по стране.

Ангелина Грохольская: Кого поймали? Вот приведите мне пример, что какого-то главу привлекли к этому.

Светлана Калинина: Ну, по фамилиям сейчас сказать… Очень много в стране. Брянская область, Белые Берега – глава города сидит и отбывает срок, восемь лет ему дали сейчас. Губернатор только вышел на свободу, четыре года отсидел. Сегодня есть случаи, и много таких.

Вот я хочу сказать, что там, где общественность не сплоховала… И тоже боялись, и тоже точно так же запугивали. Но когда все вместе собрались и сделали… Я хочу сказать, что надзорные органы тоже надо заставлять работать. Не работает ваша прокуратура? Есть Генеральная прокуратура. Не работает здесь Следственный комитет? Есть федеральный Следственный комитет. Ребята, водичка не потечет просто так никуда, надо обязательно направление ей дать.

Ангелина Грохольская: Я хочу вернуться к сюжету про мост из Петербурга, с которого мы сегодня начали. Как раз прямо сейчас с нами на связи по Skype автор сюжета – Наталия Липская, журналист из Санкт-Петербурга. Наталия, здравствуйте.

Наталия Липская: Здравствуйте, Ангелина.

Ангелина Грохольская: Наталия, в конце сюжета вроде бы оптимизм – всех переселяют, по крайней мере губернатор сказал, что это нужно сделать. Так ли это? Переселят ли жильцов?

Наталия Липская: Вы знаете, на сегодняшний момент утвердительно можно сказать одно: дом № 5 по Ремесленной улице будет расселен, однако частично и совсем не из-за соседства с мостом, а из-за плесени. Именно так гласит ответ городской прокуратуры на запрос депутата Законодательного собрания Петербурга Алексея Ковалева. Парламентарии пояснили, что по результатам экологической экспертизы было выявлено, что здание поражено плесневыми грибами, биодеструкторами, и именно из-за наличия этих микроорганизмов квартиры № 6 и 7, в которых проживают 48 человек, подлежат расселению.

Что будет с остальными жильцами (я напомню, что в доме официально прописано более 120 человек), неизвестно. Все, что пока есть у этих людей – это пост в Twitter вице-губернатора Петербурга Игоря Албина, где он публично извиняется за принесенные неудобства и говорит, что "проектировщики перемудрили" (я цитирую), и обещает скорое расселение. Но и с этим не все так просто, потому что в первую очередь квартиры дают не жильцам 6-й и 7-й квартиры, а активистам. Так, например, еще одной героине нашего сюжета Александре Зенцовой буквально накануне дали смотровой ордер на квартиру.

Поэтому вот эти невнятные обещания, посты в социальных сетях – они могут свидетельствовать лишь о том, что городские власти, видимо, понимают, чувствуют свою вину, но пока не знают, как безболезненно и быстро решить эту проблему. А жители продолжают дышать выхлопными газами, смогом, не спать по ночам и ждать уже реальных действий.

Ангелина Грохольская: Наталия, а с самим зданием? Если представить на секундочку, что всех все-таки переселили, все получили ордера и новые квартиры, а само здание – какая у него перспектива? Или это пока не известно?

Наталия Липская: Вы знаете, точно пока сказать нельзя. Но одно известно – что здание постройки дореволюционной, а значит, по законам Санкт-Петербурга не подлежит сносу. Только при одном условии его можно снести – если дом действительно признают аварийным и опасным для окружающих. Тогда здание может быть снесено, и на его месте будет восстановлено аналогичное. А уже о том, как оно будет использоваться, будут решать опять же городские власти. Но пока такое решение не принято.

Ангелина Грохольская: Наталия, спасибо вам большое за материал, за то, что следите за этой историей. Спасибо. И до свидания.

Наталия Липская: До свидания.

Ангелина Грохольская: Это была Наталия Липская.

Мне, конечно, очень понравилось вот это сообщение – "перемудрили".

Тимур Телунц: Спасибо грибку.

Ангелина Грохольская: Да, спасибо грибку. Я даже не знаю, как это комментировать. Ситуация вопиющая. И опять никто не виноват.

Светлана Калинина: Вы заметили, что просто потому, что грибок опасный для жизни, то есть вредный для проживания? Они сделали заключение.

Андрей Асадов: Они же не могут сразу признать развязку опасной для жизни.

Светлана Калинина: Не могут развязку, потому что понимают, что уже были подписаны чиновниками разрешения на это строительство, что не были сделаны изыскания, что не было согласовано.

Ангелина Грохольская: Что была ошибка и нарушения были уже тогда.

Сергей Якимов: Я думаю, что так можно половину Петербурга переселить из-за грибка, потому что найти грибок, я уверен, можно найти практически в каждой третьей квартире.

Тимур Телунц: Грибок хорошо размножается.

Сергей Якимов: И не только Петербург, а и Смоленск, и Рязань, и другие города. Ну, конечно, это если не лукавство, то это попытка как бы выйти из ситуации.

Светлана Калинина: Единственное, что здесь надо сделать сейчас? Жителям действительно надо сейчас посоветовать. Только они могут сегодня дать оценку действиям чиновников за создание проектной документации. Вот именно личностное отношение. Написать в Следственный комитет и прокуратуру.

Ангелина Грохольская: Тимур, что вы планируете делать, вы и активисты Рязани?

Тимур Телунц: У нас был суд по аналогичному вопросу. В первой инстанции сегодня люди отстояли постройку высотного многоквартирного дома.

Сергей Якимов: Постройку или запрет?

Тимур Телунц: Отстояли запрет, да, отстояли запрет на постройку.

Ангелина Грохольская: Запрет на постройку.

Тимур Телунц: Да. Дом в Дягилево. Это военный городок, где хотели построить дом на месте рощи, которую строили ветераны войны. Вот сегодня решение первой инстанции люди выиграли. Будем перенимать их опыт и бороться, конечно.

Ангелина Грохольская: Ну, хотя бы есть положительные результаты – и это тоже уже хорошо.

Тимур Телунц: Совершенно верно.

Ангелина Грохольская: Андрей, от вас какое-то резюме.

Андрей Асадов: Пока какую-то нормализацию, качество среды удается только через суды отстаивать. Но есть серьезная надежда, что уже новые стандарты, которые не просто разрабатываются, а уже активно внедряются, по крайней мере в Москве, и постепенно неизбежно в других регионах – это уже будет просто такой минимальный допустимый стандарт развития города.

Ангелина Грохольская: Просто осталось немножко подождать, да?

Светлана Калинина: Несколько лет.

Андрей Асадов: Нет, это уже работает.

Ангелина Грохольская: Это уже работает?

Андрей Асадов: О теме общественного вовлечения граждан. Сначала людям нужно объединиться ради общего развития, хотя бы найти общий язык.

Ангелина Грохольская: Хотя бы попытаться, да.

Светлана Калинина: А вот Андрей правильно говорит, есть же законодательное решение. Вот у вас сделать ТОС вашего микрорайона, где сегодня застраивается. Организуйте этот ТОС. Когда вы объединились, сегодня приоритет будет вашему мнению. Во-первых, ваш представитель будет обязательно в Общественной палате и в Общественном совете, ваш представитель от ТОС будет работать напрямую с административными структурами. И у вас будет такой хороший шанс свое мнение не просто говорить, а отстаивать. Это очень важно. И за вами пойдут люди.

Ангелина Грохольская: И добиться какого-то результата. Спасибо вам большое за беседу, за советы практичные, которые вы сегодня дали и нашим телезрителям, потому что тема эта актуальна, как мы сегодня выяснили, для многих регионов нашей большой страны. Спасибо!

Есть же народная мудрость: "Семь раз отмерь, один – отрежь". Увы, градостроители иногда ее забывают. А ведь даже незначительная ошибка в расчетах может стать серьезной неприятностью.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск