Юлия Серебрянская: У нас за рубежом самая недружелюбная и, наверное, самая закрытая диаспора

Гости
Юлия Серебрянская
руководитель общественного движения «Инициатива из России»

Ангелина Грохольская: Латвия может остаться без русских школ – там готовится реформа образования, в которой нет места другим языкам, кроме латышского. В стране проживает около 2 миллионов человек, из них 40% – русскоговорящие. И родно язык для них – это сохранение идентичности, культуры, традиций. Что делать, если в бывших советских республиках русский окажется под запретом?

Об этом поговорим с Юлией Серебрянской, руководителем общественного движения "Инициатива из России". Юлия, здравствуйте.

Юлия Серебрянская: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Вот сразу хочу с этого примера начать – с прибалтийских республик, с бывших прибалтийских республик, сейчас это отдельные государства. Там русский язык уже не государственный, это давно иностранный язык – при том, что очень много русскоговорящих, бывших граждан Советского Союза и из России. Это официально. Неофициально (ну, по крайней мере, так говорят и пишут) даже на работу иногда трудно устроиться, не зная русского языка. Вот что делать в такой ситуации, на ваш взгляд, если официально не выучить русский?

Юлия Серебрянская: Ну, современные технологии позволяют учить язык даже онлайн. Поэтому я думаю, что если есть желание, то это не проблема. Но чтобы это желание было, нужно объединяться. Потому что все-таки мы говорим о том, что у нас русских, русскоязычных граждан более 30 миллионов живет во всем мире. И поэтому как раз наша организация "Инициатива из России", один из ее проектов и посвящен тому, чтобы сделать такую надтерриториальную надстройку. То есть будем считать, что Россия – это Большая земля, а где-то есть еще тоже государство, которое, получается, распределено по другим государствам.

Ангелина Грохольская: Это как Крымский мост, который стал символом уже объединения с Большой землей?

Юлия Серебрянская: Да, абсолютно верно, очень правильная аналогия. И вот здесь получается то же самое. Мы должны, наоборот, в этой ситуации объединиться. Но мы должны вокруг чего-то объединиться, да?

И вот как раз мы и предлагаем те инструменты, которые позволяют нам объединяться, которые позволяют каждому человеку, который даже выезжает за границу (и неважно, по каким обстоятельствам – он как турист уехал или он уехал на постоянное место жительства; и какие взгляды – это тоже непринципиально), объединиться на основе того, что у него есть Родина – Россия либо Советский Союз, и фактически не потерять вот эту связь. Потому что ведь это самое большое горе, которое может постичь любого эмигранта, – это разрыв с Родиной. Знаете, можно поменять территориально, ты можешь жить в любом месте, но вот нельзя предать Родину. Это как мама.

Ангелина Грохольская: Корни остаются, да?

Юлия Серебрянская: Корни – безусловно. И это большая трагедия, когда, например, русскоязычная часть населения страны должна отречься от своего языка, от своей культуры. И не каждый, кстати, способен противостоять этой системе. Наиболее активные граждане начинают защищать, становиться такими народными дипломатами, просвещать, развеивать мифы, приходить на избирательные участки, голосовать, как мы видели на президентской кампании.

Но есть другая часть общества, которая не такая бойкая, у которой нет такой поддержки, и она, наоборот, начинает принимать условия жизни той среды, начинает принимать те взгляды, которые есть. А зачастую они сейчас антироссийские, потому что Россия стремится играть важную роль в мировой политике, и поэтому, конечно, очень много у нас недоброжелателей, много искаженной информации. Так вот, мы поэтому и должны помочь той части общества, которая хотела бы, но под давлением среды, обстоятельств не может открыто выражать свою позицию.

Ангелина Грохольская: А каким образом помочь?

Юлия Серебрянская: Мы можем фактически узаконить статус представителя России. То есть, уезжая, вы не теряете связь с Родиной, а становитесь представителем. И даже если вы по каким-то семейным обстоятельствам уехали за границу жить, то первая работа, которую вы можете получить фактически, – это работа в нашей общественной организации.

Быть представителем России – что это значит? У нас есть несколько крупных проектов, которые нам позволяют держать связь с нашим русским, русскоязычным населением. Например, это волонтерские центры по изучению русской культуры и русского языка. Они абсолютно бесплатные для тех иностранцев, которые хотят быть сопричастными к русской культуре, изучать русский язык, либо наоборот – они отучились в российских вузах или в вузах стран СНГ и хотят говорить на русском. И вы, оказавшись в стране, можете стать волонтером, бесплатно преподавать, два-три часа в неделю быть задействованным для того, чтобы быть с ними в контакте.

Таким образом, получается, что и вы держите связь с Родиной, вы делаете что-то важное и нужное. И те, кому интересна Россия… А Россия интересна многим, особенно в странах Латинской Америки, в Юго-Восточной Азии. То есть получается вот такая синергия. Плюс мы помогаем российским компаниям, которые выходят на зарубежный рынок. Им тоже нужны русскоязычные сотрудники, потому что здесь мы тоже можем и оказываем поддержку тем русским, которые хотят работать в русских компаниях, и российским компаниям, которым очень удобно работать с русскоязычными там. Очень здорово, когда у тебя сотрудники говорят на русском языке, да?

Ангелина Грохольская: Юлия, вы существуете год, ваш проект, движение существует год?

Юлия Серебрянская: Да.

Ангелина Грохольская: Вот за этот год уже что-то сделано? Какие страны к вам присоединились? Где, может быть, открылись эти самые волонтерские центры?

Юлия Серебрянская: Да, сейчас расскажу. Вы знаете, мы удивительная организация, потому что мы – как трансформер. У нас даже единого центра нет, мы многополярные. Может быть инициатива из Нью-Йорка, из Пекина, из Джакарты. Поэтому мы сейчас активно работаем со странами Юго-Восточной Азии. Вот у нас есть большой центр в Индонезии, в Китае, в странах Латинской Америки, в Гватемале, в Колумбии.

Ангелина Грохольская: А почему именно там? Почему, например, не в Прибалтике той же?

Юлия Серебрянская: Мы организация, у которой все движение, ну, собственно идеи, а значит, и инициативы идут снизу, то есть не сверху, а снизу. Появились люди, которые захотели – и мы придумали, как это сделать. Поэтому у нас и крепкая основа, потому что мы не навязываем чего-то…

Ангелина Грохольская: А вы откликаетесь, да?

Юлия Серебрянская: Мы откликаемся на эту инициативу.

Ангелина Грохольская: Но ведь, как мне кажется, во многих странах, в большинстве стран существуют, во-первых, российские посольства. Если есть много русскоязычных граждан, то они, как правило, объединяются в некие диаспоры, в какие-то общественные организации.

Юлия Серебрянская: Вы понимаете, в чем проблема русскоязычного, русского человека? Мы все-таки все одной ментальности, если мы говорим на русском языке. Русский человек, русскоязычный человек так устроен, что он все равно правопреемник своей страны. Россия ну никогда не была страной колониальной, мы никогда в крестовых походах не участвовали, поэтому не в нашей природе навязывать что-то, да? Но мы можем показать, какое у нас горячее и открытое сердце. Так вот, раз мы так не делаем, вот так мы ведем себя и за границей.

Что это значит? У нас самая недружелюбная и, наверное, самая закрытая диаспора. И чем, например, отличалась диаспора российская в Америке, кто эмигрировал еще в 80-х годах или в 90-х, ну, в самом начале? Они, наоборот, очень враждовали между собой. То есть русскоязычная газета одна воевала с другой, радиостанции постоянно…

Ангелина Грохольская: А предмет-то спора какой?

Юлия Серебрянская: Предмет? Ну, всем хотелось… Им нужно было выжить. И вместо объединения они выбрали способ – отсечение. Сейчас поменялась Россия, да? Мы стали вообще другой страной. А многие даже представители диаспор, которые уезжали тогда, они даже не знают той России, которая сейчас есть. У нас страна, которая нацелена на благополучие, на такую мирную жизнь, на интересную жизнь. Посмотрите, что с Москвой происходит – ее невозможно узнать. А представления о нас еще те. И та же диаспора как раз и продуцирует те представления, потому что вот как они уехали, они же не могут сказать…

Ангелина Грохольская: В памяти осталось прошлое, да? Вот те самые 80-е и 90-е, даже раньше

Юлия Серебрянская: Мало того, что осталось. Они просто и не могут по своей природе сделать шаг навстречу. Не многие из них устроились хорошо, не у многих реализовалась мечта в тот момент – израильская или американская. Они там живут, может быть, не так, как они планировали. Так вот, им очень трудно признать то позитивное, что есть в стране. И они, наоборот, становятся еще больше как бы больше отрицателями тех хороших вещей. Но они опять же это делают не потому, что они так хотят, а потому, что мы должны первые им протянуть руку.

Ангелина Грохольская: Юлия, а конечная цель проекта?

Юлия Серебрянская: Вы знаете, конечную цель я бы, наверное, сформулировала следующим образом: вот когда ты находишь свой дом – ты находишь себя. И я бы очень хотела, чтобы, покинув страну, человек не покинул Россию. И это важно для самого человека. Плохо устроенный эмигрант с внутренним надрывом не нужен никому – ни тем странам, куда они уезжают, ни нашей стране. Но так получается, что на данном этапе мы им нужнее, чем они нам. И поэтому, если мы сможем объединить и показать другую страну, и показать ее не просто картинками, а показать через то, что они участвуют в этом информационном переломе…

Ангелина Грохольская: Какое-то реально участие.

Юлия Серебрянская: Да, реальное участие. Если дадим им возможность чувствовать себя представителями страны, то мы увидим совершенно другую диаспору. Она будет новая, диаспора два, три. Но мы будем другие, и они будут другие. И это большое счастье, если мы сможем эти 30 миллионов вернуть к нашим 120–140.

Ангелина Грохольская: Юлия, спасибо вам огромное за беседу.

Юлия Серебрянская: Спасибо и вам.

Ангелина Грохольская: Я желаю, чтобы ваше движение было активным и чтобы все сбылось, о чем вы сегодня сказали.

Юлия Серебрянская: Спасибо вам большое.

Ангелина Грохольская: О том, как сделать русский язык популярным за рубежом и сохранить его для наших соотечественников, мы говорили с Юлией Серебрянской, руководителем общественного движения "Инициатива из России".


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск