За одной партой

Гости
Наталия Киселёва
президент Благотворительного фонда «Равенство возможностей», учитель школы 1409, номинант премии «Учитель мира»
Дмитрий Махотин
руководитель Экспертного совета национального проекта «Энциклопедия сельских школ России»
Татьяна Хударкова
заместитель директора Лицея им. Героя России Веры Волошиной, Наро-фоминский городской округ, д. Головково

За одной партой. В большой стране примерно 42 тысячи школ, более половины из них – сельские. Около 12 тысяч – малокомплектные. Их развитие поддержано в рамках нац. проекта «Образование», а еще выделены средства на строительство новых учебных заведений в небольших поселениях. Это шанс для малокомплектных сельских школ. Кто знает, может быть скоро уже из города в нее приедут новые ученики. О проблемах сельской школы беседуем с педагогами.

Большие проблемы маленьких людей. В школе деревни Старцево Красноярского края в этом году всего три первоклашки. В то время как в городских учебных заведениях – в начальной школе ученикам становится тесно.

Ангелина Грохольская: В эфире Общественного телевидения России – «Большая страна», программа о людях, обществе и власти. Здравствуйте, я Ангелина Грохольская.

«Утром холодно, топить печи некому, сторож ушел куда-то; ученики поприходили чуть свет, нанесли снегу и грязи, шумят; все так неудобно, неуютно. ... После занятий каждый день болит голова, после обеда жжет под сердцем. ... А ночью снятся экзамены, ... сугробы». Так описывает свою работу в сельской школе героиня рассказа Чехова «На подводе» учительница Марья Васильевна. А что скажут о сельской школе современные учителя? Узнаем прямо сейчас.

В нашей студии: Татьяна Хударова, заместитель директора лицея имени Героя России Веры Волошиной, Нарофоминский городской округ, деревня Головково; Наталия Киселева, президент фонда «Равенство возможностей» – это инициатива «Рыбаков Фонда», учитель школы №1409, город Москва; и Дмитрий Махотин, руководитель экспертного совета Национального проекта «Энциклопедия сельских школ России». Здравствуйте!

Гости: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, в двух словах – как бы вы продолжили фразу: «Сельская школа – это...»?

Татьяна Хударова: Сердце деревни, жизнь деревни.

Дмитрий Махотин: Потенциал развития образования в России.

Наталия Киселева: Центр интеграции взрослых и детей, села.

Ангелина Грохольская: Хотелось бы верить, что это так и есть на самом деле – и центр интеграции, и сердце деревни, и хороший потенциал. Так ли это на самом деле – поговорим с вами после сюжета, который мы увидим с вами прямо сейчас. Там будет и сельская школа, и еще одна школа – городская. Чем они различаются?

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Вот у нас есть два примера, две школы, совершенно разные, хотя, казалось бы, 30 минут езды от одной до другой. Одна малонаселенная, где всего 3 первоклашки в этом году; и вторая, наоборот, – школа, где уже 18 первых классов, ученикам становится тесно. Скажите, пожалуйста, а можно как-то уравновесить, прийти к балансу в такой ситуации?

Дмитрий Махотин: Действительно, интересный сюжет, он показывает тот разрыв, который у нас на сегодняшний день есть между сельской и городской школами. И когда начинают поднимать вопрос о неравенстве возможностей, то возможностей в сельской школе на сегодняшний день меньше. Но это, как раз, тот потенциал, о котором мы говорили, потому что потенциал – во взаимодействии городских и сельских школ.

Ангелина Грохольская: Посмотрели сюжет, где одна школа отдельно, вторая отдельно. Наверное, и в других регионах тоже такая же ситуация. Есть школы, где, может быть, даже больше учеников, чем в этой красноярской.

Наталия Киселева: Пример, с моей точки зрения, не совсем показателен, потому что 5, 8 или даже 23 по меркам, например, Москвы или многих регионов – это не такое большое расстояние. Здесь не показали карельские школы, где «удобства» еще находятся за пределами школьных зданий; в Якутии, где есть и кочевные школы; регионы Дагестана, Чеченской республики, где дети учатся в три смены, потому что не хватает школьных зданий и высокий уровень рождаемости. Вопрос действительно в том, как выстраивается взаимодействие между учреждениями, находящимися рядом. И действительно можно построить конструктивное взаимодействие между сельской школой и красноярской городской.

В ролике прозвучала очень хорошая фраза по-поводу семейных школ в селе. Возможно, это один из вариантов решения, это позволительно законом, Закон «Об образовании» допускает такие возможности; и для маленьких сел организация семейной школы, семейного образования – это может быть хорошим подспорьем в поддержке села.

Ангелина Грохольская: А вариант полностью закрыть эту малокомплектную школу и деток перевести в Красноярск – это не дешевле будет, не правильнее с экономической точки зрения, с точки зрения перспектив для тех же учеников?

Татьяна Хударова: Экономисты Вас поддержат, но педагоги будут против. Стоит только закрыть эту школу – села не будет. Надо делать так, чтобы не только наши дети учились у нас в нашем окружении, а те же городские школы; не Москва помогала селу, а село помогало Москве. Мы готовы принимать городских детей на экологические практики.

Ангелина Грохольская: У вас школа очень необычная, лицей.

Татьяна Хударова: Общеобразовательная школа агротехнологического профиля

Ангелина Грохольская: Это действительно может быть, как пример: из той же густонаселенной красноярской школы часть детей можно было бы перевести в деревню Старцево и развивать там, как у вас.

Татьяна Хударова: Можно привозить. Здесь и профильное обучение: у нас агротехнологический профиль. У нас есть уже такие ситуации, когда к нам приезжали в старшие классы дети из городской школы Нарофоминска и обучались в 10-11 классах уже у нас, потому что они выбрали этот профиль. И спокойно ездили – родители привозили, и ребенок поступал в Тимирязевскую академию по окончании нашего лицея. Можно абсолютно любое направление брать и развивать, и желательно это делать многопрофильно. Если мы возьмем взаимодействие с городской школой, это даст нам ресурс на многопрофильность, потому что в маленькой школе открывать много профилей – нет никаких финансовых возможностей.

Ангелина Грохольская: Вы сейчас хорошо сказали: если будут финансы. А за чей счет это можно сделать?

Наталия Киселева: В прошлом году, когда мы запустили конкурс в «Рыбаков Фонде» «Территория образовательных проектов» («ТОП Школа»), это грантовый конкурс и инициатива Игоря и Екатерины Рыбаковых в грантовой поддержке школ для развития. Идея была – разграничить мегаполисы, городские и сельские школы для того, чтобы, во-первых, можно было как-то не сравнивать, в том числе, поднять возможности сельских школ, участие в получении финансовой поддержки в реализации конкретных проектов на развитие; и с другой стороны – промониторить ситуацию: что у нас есть с сельскими школами. И показательных примеров было много. И можно отметить опять же Красноярский край: 4 школы из Красноярского края, из них 2 сельские школы и 2 школы города Красноярска – стали победителями, получили гранты до 1.000.000 рублей на реализацию проектов. Я совершенно согласна с тем, что если школа в селе закроется, то это крах селу вообще, потому что школа – это центр социума, это центр притяжения, это культурный центр.

Дмитрий Махотин: Сейчас в ряде регионов создаются и учебные центры, и технопарки, и, в том числе, технопарки на сельских территориях. Совсем недавно знакомился с опытом Новосибирской области: там в Баганском районе есть недавно созданный технопарк, где дети занимаются не только агропрофилем, а фактически развивают современные перспективные технологии и даже производят продукцию. Производить продукцию на территории города в перенаселенной школе фактически на сегодняшний день невозможно. Это надо выходить на площадки предприятий, на открытые технологические зоны, типа технопарка взрослых, кванториумы. А в сельской школе, которая обладает иногда очень хорошим ресурсом в плане земли, площадей, с учетом дополнительной техники и возможностей, которые можно было бы развивать при поддержке местного сообщества, грантов. Посмотрите, «Рыбаков-фонд» работает, площадки Федеральной целевой программы развития образования (ФЦПРО): там примерно каждая седьмая-восьмая школа – сельские. И они на эти деньги закупают оборудование, оформляют и создают специализированные базы и лаборатории, и, фактически, это один из путей, которые на сегодняшний день можно рассматривать.

Ангелина Грохольская: От кого это зависит? Кто принимает такое решение – как будут развиваться школы в его регионе? Будет ли взаимодействие, будут ли там кванториумы, технопарки?

Дмитрий Махотин: Точно поддерживаю! Кроме школы на сегодняшний день сегодня инициативу не предъявляют.

Все гости: Школы.

Ангелина Грохольская: То есть, инициатива снизу, в любом случае, если есть еще директор, который...

Татьяна Хударова: Если коллектив сложился еще хорошо. Я могу сказать, что нам просто повезло. У нас коллектив – наши корни, наша история. 119 лет нашему лицею в этом году, и все 119 лет – это история трудового экологического патриотического воспитания детей. У нас агротехнологический профиль, это дает нам возможность использовать наши ресурсы. У нас 10 Га земли, у нас 2 трактора, квадроцикл, плуг, культиватор...

Ангелина Грохольская: Вы, можно сказать, богатые.

Татьяна Хударова: Почему сказали – именно школа? Потому что, в свое время мы не сидели на месте, мы везде о себе говорим. В 2000-м году мы приняли участие в конкурсе грантов, которые проводило канадское посольство. Выиграли $10.000, купили оборудование для школьного магазина, оборудование для переработки молока. Мы прошли лицензирование профильному обучению, даем профессию тракториста категорий А1, B и С – на этом зарабатываем хорошие деньги.

Ангелина Грохольская: То есть, деньги школа может брать не только из бюджета, а и зарабатывать?

Дмитрий Махотин: На сегодняшний день любая школа должна работать и зарабатывать деньги.

Наталия Киселева: Вчера объявили победителей Фонда президентских грантов. Интересно спросить у сельских школ: во-первых, кто подавал, кто получил; и, во-вторых, а что помешало подать, что помешало продумать проект, оформить и подать? Например, на тот же конкурс.

Ангелина Грохольская: Может, просто не знают?

Наталия Киселева: «Фонд президентских грантов» ежегодно проводится уже несколько лет.

Дмитрий Махотин: Они все знают, да не все школы проявлют активность.

Ангелина Грохольская: Боятся, не все могут написать проект.

Наталия Киселева: На самом деле, мы с этим тоже столкнулись и в прошлом году и сейчас. И мы поняли, что кроме раздачи денег, непосредственно грантов, необходимо проводить обучение. Поэтому выстраиваем сейчас и серию обучающих вебинаров для подготовки этих проектов: все, включая разработку сметы, и проектную школу, которая будет в декабре, и сеть международных стажировок для победителей, которые будут проводиться в течение следующего полугодия. Действительно, мы с этим столкнулись, и, объезжая регионы, я видела относительную инертность и неверие сельских школ, безысходность. Я сама долгое время проработала в Мурманской области в небольшом гарнизоне. Мы еще в 2007, 2014-м годах выигрывали президентский гранты. Это абсолютно нормально, это хорошая тенденция – привлечение внебюджетных средств на развитие.

Ангелина Грохольская: У нас есть еще один небольшой сюжет – это Владимирская область. Там школа была практически умирающей. Что с ней сделал директор, который пришел, собрал команду, заинтересовал всех, и во что это вылилось – давайте сейчас посмотрим.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Инициатива – это, конечно, хорошо; и преданность делу – еще лучше. И все-таки учителя должны получать деньги. И чтобы привлечь молодых учителей в маленькую деревню, развивать там школу и все село – нужно чем-то туда заманить.

Дмитрий Махотин: Это действительно тот центр, который объединял бы всю культурную образовательную жизнь села, некая модель сельского кампуса или центра, в который могли бы приезжать учителя и там же жить, и там же была бы культурная жизнь деревни, села, и там же была образовательная жизнь. И самое главное: там бы находилось место и для жилья, и для проведения мероприятий, уроков и неурочной деятельности, дополнительного образования – это фактически было бы намного дешевле и эффективнее. Вопрос, наверное, в межведомственном взаимодействии, потому что как только мы говорим, что мы объединяем ресурсы, значит это участвуют разные совершенно министерства и ведомства.

Ангелина Грохольская: Только сейчас прозвучало, что должны участвовать министерства и ведомства. Вы же мне все хором сказали, что инициатива должна быть от школы, школа сама может заработать. А чиновники где, где местное руководство, неужели чиновников нужно убеждать?

Татьяна Хударова: У нас сейчас пошла тенденция на плотную связь с нашим муниципалитетом, и я надеюсь, что в блишайшее время мы все-таки станем ресурсным центром, потому что увидели возможности нашей школы: что мы можем. У нас построен огромный стадион. Городские школы приезжают к нам на соревнования – на базе нашей школы делают многие районные соревнования. И завидуют городские дети – какой у вас шикарный стадион. Но у нас есть еще один ресурс – это здание интерната. Сейчас оно не используется, а в свое время это было великолепно. Детей из садика мы забирали в первый класс, у них была игровая, свой спортзал, спальные комнаты, свой отдельный класс, отдельный вход. Они плавно переходили от садика в школу. На базе этого же здания можно было селить учителей, и в какое-то время у нас так и было: приезжали учителя с семьями, заселялись, пока не получали квартиры.

Ангелина Грохольская: Сколько получают ваши учителя?

Татьяна Хударова: Средняя зарплата – 42.000 у нас сейчас в Подмосковье.

Ангелина Грохольская: Неплохо.

Дмитрий Махотин: Это официальная статистика?

Татьяна Хударова: Это официальная статистика. Естественно, люди, которые привлекаются к дополнительным курсам, могут получать деньги из внебюджетного фонда. У нас «внебюджетка» за год составляет порядка 1.000.000 рублей.

Ангелина Грохольская: Самое главное, я так понимаю, школе научиться зарабатывать, все потом будет неплохо.

Наталия Киселева: Я бы сказала, даже не научиться зарабатывать, а школе научиться быть современной. Мне, как математику, все предельно понятно: какую задачу мы решаем. Мы решаем задачу доказать, что в селе все плохо и нет возможности развития, никто не занимается, чиновноки плохие, все плохие? Или мы решаем задачу построить модель развития школы? А для этого нужно проводить аналитику, нужно исследовать: какие преимущества есть у школы? Что она может дать, и за счет чего она может привлечь? Возвращаясь к нашим исследованиям и конкурсам: сельские школы подают проекты на конкурс по 3D-моделированию, робототехнике и т.д., и очень часто, а городские школы и школы мегаполисов подают проекты по созданию экологических или «умных» теплиц. Наверное, очень актуально в условиях мегаполиса строить теплицы, заниматься агропромышленным производством.

Ангелина Грохольская: Тут бы поменяться или объединиться.

Наталия Киселева: Если есть желание показать всестороннюю жизнь нашего народа, и в мегаполисе интерес в том, чтобы показать, что есть агропромышленный комплекс и привлечь сюда людей – тогда пожалуйста: мы выезжаем в сельскую школу, интегрируемся вместе с ней и делаем единые комплекс или проект и реализуем. Здесь это теплица, совместно работаем, здесь разрабатываем какие-то к ней инструменты в городской школе, выращиваем, подтверждаем гипотезу на базе сельской школы. Главное – понимать, в чем взаимосвязь, и понимать – кто как кого может развивать, и развиваться вместе.

Дмитрий Махотин: Точно, развиваться можно и нужно, тем более, не будем забывать, что мы живем в современной цифровой среде, и даже нацпроект, который посвящен современной цифровой образовательной среде в Российской Федерации, направлен на то, чтобы развивать, в том числе, и возможности онлайн.

Наталия Киселева: В продолжение конкретный пример. Победитель первого конкурса «iУчитель» «Рыбаков Фонда» Юлия Емельянова, живет в городе Колпашево, небольшой городок в Томской области, малая территория. Она работает в колпашевской средней школе, и вместе с этим она является дистанционным учителем для нескольких сельских школ, она ведет по Skype уроки, она учитель английского языка. В этих школах нет специалистов, и договорились сельские школы с городской, конкретно с этим учителем для того, чтобы она проводила какие-то уроки по Skype сколько-то времени, сколько-то она ездит к ним. Ребята получают нормальные знания, у них есть совместная работа, построена система взаимодействия через Skype, через соцсети. Обучение ведется в сельской школе, дети занимаются.

Ангелина Грохольская: Подводя итог нашей сегодняшней беседе, я хочу снова вас попросить буквально в двух словах коротко продолжить фразу: «Спасение или перспектива сельской школы в чем, и что это?»

Дмитрий Махотин: В развитии сотрудничества с городскими школами и использование современных технологий. Без них двигаться тяжело.

Татьяна Хударова: В развитии использовать свои традиции, взаимодействие со всем социумом.

Наталия Киселева: Выстраивание коммуникаций с разными субъектами, с разными школами. Во взаимодействии и в сетевых моделях.

Ангелина Грохольская: И. наверное, самое главное – не бояться. Если появилась идея – ее надо озвучивать, и ее можно и нужно реализовывать.

Наталия Киселева: И делать шаг вперед.

Ангелина Грохольская: Спасибо вам большое!

В большой стране примерно 42 000 школ, более половины из них – сельские, около 12 000 – малокомплектные. Их развитие поддержано рамках национального проекта «Образование» –это еще одна хорошая новость. И выделены средства даже на строительство новых учебных заведений в небольших поселениях. Шанс для таких школ, как в деревне Старцево, о которой мы рассказали в начале нашей программы. Кто знает, может быть скоро уже из города в нее приедут новые ученики.

А на сегодня все. Удачи и до встречи!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Есть ли шанс у сельской школы?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск