Забытый вкус черной икры. Будут ли ломиться от разнообразия рыбные прилавки?

Забытый вкус черной икры. Будут ли ломиться от разнообразия рыбные прилавки?
Чудные люди. Как сегодня сохраняются традиции Коми?
Сельские тропики. Гостей встречает трижды прославленное село Алтайское
В деревню, глушь, Саратов. Тайны Поволжья от золотоордынского прошлого до наших дней
Тайны Поволжья от золотоордынского прошлого до наших дней. Чудные люди. Сельские тропики
Прозрачная платежка. Как ее получить в управляющей компании или ТСЖ?
Активисты ОНФ требуют рекультивировать свалку в Тульской области. Местные власти бездействуют
Квадратный бум. Как изменилась сфера строительства жилья в нашей стране за 20 лет?
Квадратный бум. Активисты ОНФ требуют рекультивировать свалку в Тульской области. Прозрачная платежка
Селфи по-суксунски. Чем запомнится путешествие по самоварной столице Урала?
История Свияжска. Каким стал град, построенный Иваном Грозным?
Гости
Сергей Новиков
Член союза осетроводов, генеральный директор компании «Русский икорный дом»

Ангелина Грохольская: «Золотая рыба» – так называют осетра. Ее икра для многих – предмет роскоши. В интернете в открытом доступе мы нашли сравнение: сколько килограммов черной икры можно было купить на среднюю зарплату в разные годы. Так, в 1953 году можно было шикануть – позволить себе примерно 8,5 килограммов деликатеса, в 1975 – 3 килограмма, в 1988 – около 4,5. В XXI веке черная икра не дефицит: если в советские годы она, как правило, входила в продуктовый набор, который выдавали к праздникам, то сейчас ее можно видеть на прилавках, но вот купить…. на одну зарплату в 2000 году россиянин мог позволить себе примерно полкило продукта, в 2017 – около килограмма. Высокая цена – результат катастрофического состояние популяции осетровых: рыба исчезает из водоемов, причины разные. Рассказать о них и новых способах разведения мы попросили нашего гостя: в студии Сергей Новиков – член Союза осетроводов, генеральный директор компании «Русский икорный дом». Здравствуйте, Сергей!

Сергей Новиков: Добрый день!

Ангелина Грохольская: Еще я сейчас хочу показать интересную фотографию, мы ее также обнаружили на просторах всемирной сети: дети в детском саду, это 60-е годы, едят бутерброды с черной икрой. Когда я в детский сад ходила, нас уже морковными котлетами кормили…

Сергей Новиков: Или заменяли рыбьим жиром.

Ангелина Грохольская: Это точно, да. Где икра и почему она такая дорогая, что происходит?

Сергей Новиков: Во-первых, практически полное исчезновение осетровых в естественных условиях обитания и отсутствие такой важной программы, как восполнение популяции путем зарыбления, которое Советский Союз производил регулярно, было огромное количество рыболовецких хозяйств, колхозов, совхозов, артелей, которые занимались выловом осетровых в том числе в районе Каспия, и для восполнения популяции использовалось выращивание, оплодотворение уже живой осетровой икры, полученной точно так же от пойманных осетров, выращивались мальки и после этого выпускались порядка 20 миллионов мальков ежемесячно двумя десятками рыбоводческих заводов, для того чтобы восполнять популяцию осетровых. С развалом Советского Союза и таким разнузданным браконьерством и практически полным исчезновением популяции осетровых, всё, что осталось у нас – это аквакультурые хозяйства, то есть те, кто стали выращивать осетра, пытаться его сохранять и выращивать еще во времена развала Советского Союза и каким-то чудом дожили до нашего с Вами времени.

Ангелина Грохольская: Что сегодня в этой отрасли? Это действительно единственный способ, ну, может, не восполнить, хотя бы сохранить популяцию осетра?

Сергей Новиков: На сегодня, да.

Ангелина Грохольская: Да?

Сергей Новиков: Несмотря на то что мы пытаемся в естественных для данной рыбы регионах какие-то зарыбления проводить, но это единичные факты, это не так много и в масштабах страны это, собственно говоря, ничтожно.

Ангелина Грохольская: В Вологодской области научились драгоценную рыбу не только разводить в неволе, но и доить – без угрозы для жизни и закона получать деликатесную икру. Давайте посмотрим сюжет, а потом его обсудим.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Сергей, а много таких предприятий, которые сейчас занимаются искусственным разведением рыбы?

Сергей Новиков: Если говорить о крупных – порядка 5.

Ангелина Грохольская: На всю страну?

Сергей Новиков: Да, если говорить о более мелких, наверно, 2 десятка.

Ангелина Грохольская: Из-за того, что это опять же это очень дорогостоящий и длительный процесс? То есть это долгие инвестиции, если вложить деньги, да?

Сергей Новиков: Да, это единственная, наверно, отрасль, так скажем, сельского хозяйства, связанная с живыми организмами, животноводство, рыбоводство, где столь долгий срок, собственно говоря, оборачиваемости денег.

Ангелина Грохольская: В таком случае должна быть заинтересованность государства, наверно, в первую очередь, или все предприятия частные и это исключительно частные инвестиции и частная заинтересованность?

Сергей Новиков: Предприятия практически все частные, но это же очень затратная отрасль, то есть государству точно на всё не хватает денег и в данном случае… вот смотрите, уровень развития аквакультуры, например, в других странах, возьмем Европу, Северную Америку или, может быть, даже Южную Америку: доля продуктов, выращенных в аквакультуре, в общем объеме морепродуктов составляет порядка 40%, в Российской Федерации – это 4%.

Ангелина Грохольская: Да, цифры, конечно, несравнимые.

Сергей Новиков: Вы знаете, с развалом Советского Союза, так скажем, икорная отрасль пережила очень серьезную, скажем, встряску очень большую: во-первых, решили заняться аквакультурой не только в России, но практически во всех странах мира, в большинстве стран, почти в каждой европейской есть осетровые хозяйства, хотя это не очень традиционная для них отрасль, рыбоводство, всегда была, то есть они есть и во Франции, в Италии, в Испании, в Финляндии, в Польше, в Германии, в Голландии, в Болгарии, в Греции, в Соединенных Штатах, в Канаде, даже в Уругвае, в Израиле, в Саудовской Аравии и в Арабских Эмиратах, в Южной Корее, в Китае, куда мы без него, китайцы – это вообще отдельная страна, мир сам в себе, поскольку они не имеют делать всего по чуть-чуть, они сделали этого столько, что теперь просто не знают, куда это девать.

Ангелина Грохольская: Наша черная икра идет на экспорт?

Сергей Новиков: Идет, но очень мало.

Ангелина Грохольская: Есть перспектива-то всё-таки у отрасли?

Сергей Новиков: Я думаю, да, иначе мы бы этим не занимались. Пока есть так или иначе тот круг людей, которые знают это продукт, которые хотят его употреблять, безусловно, будет и предложение, самая главная опасность для нашей отрасли – это не браконьерство, которого почти нет, это как раз контрафактная продукция, я уже уговорил о том, что совсем не высокомаржинальная отрасль – осетроводство из-за длительных сроков инвестиций, поэтому многие не очень чистоплотные бизнесмены ищут для себя пути ускорения этих процессов, не связываются с производством, они приобретают, например, готовую икру, произведенную в нашем соседнем государстве Китае, которая значительно дешевле по всем параметрам, про качество и безопасность никаких иллюзий здесь нет, но у людей возникает стойкое желание, привезя эту икру, перефасовав здесь в банки и наклеив этикетку о том, что это произведено на предприятии российской аквакультуры, продавать это как российскую аквакультурную икру совсем за другие деньги, конечно, у них в этом случае оборот денежных средств значительно сокращается, это уже не 8-15 лет, о которых мы говорили, а это порядка 3 месяцев, то есть риски совершенно другие, и даже если их ловят на этом контрафакте, максимум, что им грозит – это не уголовное преследование, а всего лишь административных штраф и конфискация товара, который признан контрафактным – всё.

Ангелина Грохольская: Поразительная история! Тут, наверно, и роль законодателей должна быть, чтобы защитить своих производителей, честных производителей от таких конкурентов?

Сергей Новиков: Вот смотрите, такая небольшая аналогия: если в Российской Федерации порядка 20, может быть, чуть больше осетровых хозяйств аквакультурных, например, в Китае в 16-м году, по-моему, было аккредитовано на экспорт в Российскую Федерацию 136 китайских компаний.

Ангелина Грохольская: Молодцы китайцы.

Сергей Новиков: Другое дело, какого качества продукцию они пытаются предлагать, это, конечно…

Ангелина Грохольская: Сергей, как нам, если всё-таки захотелось, выбрать, как не ошибиться, как отличить, можно вообще отличить контрафакт от настоящей черной икры? На что надо обращать внимание, как выбирать?

Сергей Новиков: Знаете, мы всячески стараемся сделать таким образом, чтобы ситуацию это, так скажем, из теневой зоны как раз для потребителя сделать явной, понятной и прозрачной, то есть уже года полтора, наверно, мы бьемся и разрабатываем систему возможной маркировки икры, по которой аналогично алкогольной продукции можно будет любому потребителю… сейчас смартфонами пользуется большое количество людей, и приложение, позволяющее читать QR-коды, совершенно спокойно может потребителю позволить узнать, когда эта икра была произведена и где, кем, то есть огромное количество информации, которая позволит таким образом затруднить оборот контрафактной продукции, будет содержаться, а сейчас, на сегодня, наверно, основной совет – это всё-таки смотреть продукцию тех компаний в магазинах или в супермаркетах или на рынках, там, где люди пытаются приобретать этот продукт, непосредственно у самих производителей, то есть у тех, у кого есть производство, у тех, у кого есть свое икряное маточное стадо, позволяющее эту продукцию получать, можно просто набрать в интернете, то есть те предприятия, которые входят в наш отраслевой Союз, Союз осетроводов.

Ангелина Грохольская: А сколько их?

Сергей Новиков: На сегодняшний день их меньше 10.

Ангелина Грохольская: Поэтому найти информацию несложно, дорогие телезрители.

Сергей Новиков: Да.

Ангелина Грохольская: Главное – не полениться, если уж захотелось икорочки, проверить.

Сергей Новиков: На сегодняшний день наш Союз и является определенным образом гарантом того, что мы определенные стандарты чистоты и качества не то чтобы навязываем нашим участникам, но стараемся, чтоб мы придерживались таких стандартов, потому что только таким образом мы может противостоять тому огромному количеству, который так или иначе…

Ангелина Грохольская: Проникает.

Сергей Новиков: Проникает, да, и присутствует на наших прилавках.

Ангелина Грохольская: Сергей, спасибо Вам большое, развивайтесь, спасибо!

Сергей Новиков: Спасибо Вам!

Ангелина Грохольская: Сегодня в нашей студии мы беседовали с Сергеем Новиковым – членом Союза осетроводов России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски