Шеф-редактор «КомпасГид» Марина Кадетова: Вся литература для молодых - она о преодолении, поиске решения, моменте инициации

Шеф-редактор «КомпасГид» Марина Кадетова: Вся литература для молодых - она о преодолении, поиске решения, моменте инициации
Издатель Юрий Михайлов: Библиотеки не закупают литпамятники. Книги, которые создают основу культуры, оказываются в частных коллекциях
«Люди-то живые и они хотят с вами поделиться, а вы сидите, как врач». Дирекрор Института лингвистики Игорь Исаев - об исследованиях диалектов
Игорь Исаев: Литературный язык - это такой диалект, у которого есть законы и армия
Ирина Балахонова: Особенность современной детской литературы в том, что она перестала быть только детской.
Анн Колдефи-Фокар: Конец «Романа» Сорокина - это сто страниц ужаса, но мне было весело
Дмитрий Бак: Литературный музей - феномен никак не сводимый к предметному ряду
Фольклорист Варвара Добровольская: Для жителей русской деревни главным праздником всегда был Престол
Писатель Алиса Ганиева о малых народах Дагестана: Мне реальность интересна тем, что через день она становится прошлым
Актёр Григорий Служитель выпустил котовиану «Дни Савелия». И рассказал, почему эта книга могла бы стать мультиком
Юрий Сапрыкин: Там гораздо больше литературного модернизма XX века, чем допустимо до сих пор в школьной программе
Гости
Марина Кадетова
представитель издательства «КомпасГид»

Николай Александров: В рамках программы «Фигура речи» мы будем говорить об особенностях детской литературы и литературы для подростков, о том, какое книжное разнообразие существует на сегодняшний день и перед каким выбором стоят как дети и подростки, так и их родители. А у нас в гостях представитель издательства «КомпасГид» Марина Кадетова.

Марина, здравствуйте.

Марина Кадетова: Здравствуйте.

Николай Александров: Мы будем говорить о книгах. И так уж получилось, что второе издательство, которое специализируется на детской литературе, в гостях у нашей программы. Давайте с этого и начнем. Есть ли какая-то специфика «КомпасГида», которая отличает это издательство от других издательств, которые выпускают детскую литературу?

На самом деле, наверное, нужно сразу сказать, что «КомпасГид» позволяет себе выпускать книжки, которые рассчитаны не только на детскую аудиторию.

Марина Кадетова: На самом деле «КомпасГид», который начал свою работу 10 лет назад (нам уже 10 лет), начинал во многом с книжек-картинок, с такой литературы, адресованной младшим читателям. Сейчас мы в основном переориентировались на подростков и на молодых взрослых. Нам кажется, что здесь у нас есть потенциал, есть что-то, что мы можем развивать. И особенность наша, наверное, в том, что мы не боимся говорить с детьми на самые разные темы и считаем, что все-таки взрослые, которые читают эти книги вместе с детьми, что эти взрослые тоже будут готовы разговаривать с детьми на самые-самые разные темы.

Николай Александров: Хорошо. Давайте посмотрим на охват аудитории. Потому что когда мы говорим «книги для детей», у нас очень часто эта возрастная планка чуть ли не до 16 лет, а иногда даже выходит за эти пределы. Книжки-картинки остались в прошлом? Или все-таки есть и такого рода?

Марина Кадетова: Для нас книжки-картинки в основном остались в прошлом. Помимо нас, есть много замечательных издательств, которые могут выпускать книжки-картинки, которые делают это хорошо, получают от этого удовольствие. Для нас же это, скорее, пройденный этап. Мы сами уже почти подростки. Я имею в виду издательство, которому 10 лет. И для нас темы, на которые мы можем говорить с детьми – это, наверное, более важная вещь. И если мы говорим с детьми о чем-то, это порог перехода от детства к взрослому состоянию, некий такой момент инициации, момент поиска себя. И здесь ребенок, подросток размышляет о своем будущем, учится принимать решения. И если мы можем помочь ему эти решения принять, подсунуть ему какую-то правильную книгу в нужный момент, мы будем рады. Нам кажется, что у нас это вполне себе получается. Мы не боимся самых-самых разных тем. И если это ситуация выбора, это может быть ситуация выбора даже самого простого. То есть в принципе люди у нас более-менее соображают, как выбрать пирожное или мороженое. Но дальше этот выбор становится сложнее, приходится выбирать, кем быть, куда идти учиться и идти ли учиться вообще. Потому что это тоже вопрос. Принимают решения о себе, о самовыражении, о своей какой-то идентификации, принимают решения о своем будущем, о будущем своей семьи, о своей планете, о стране, где мы живем.

То есть все это важно. И если есть книга, которая может показать какой-то путь, по которому можно пойти, будет здорово.

Николай Александров: Но среди этих книг, которые здесь представлены, есть ли такие книги? Давайте мы, наверное, будем двигаться по возрастной планке, чуть-чуть возрастая. Я понимаю, что это книги, когда действительно ребенок перестает быть ребенком, которого все развлекают, и который сам начинает о чем-то задумываться.

Марина Кадетова: Да.

Николай Александров: Где же книги о выборе? И что это такое?

Марина Кадетова: На самом деле я принесла практически все книги для достаточно взрослых читателей. И первая из них, та, о которой я хотела сказать – это книга, которая называется «Я хотел убить небо. Автобиография кабачка» французского писателя Жиля Пари. Герой этой книги – 9-летний мальчик, то есть еще даже предподросток. Но он настолько непосредственный, настолько, с одной стороны, наивный, а, с другой стороны, мудрый. Он многого не знает об окружающем мире. Он оказался в достаточно сложной жизненной ситуации. Но та открытость к миру, с которой он идет в этот мир, конечно, потрясает. И для меня эта книга встает в один ряд с «Хижиной дяди Тома» или «Оводом», то есть книга, которая многое переворачивает в сознании. Притом, что герой этой книги – девятилетний ребенок, книга, конечно, для детей от 12 и старше.

Николай Александров: Но это его взгляд на мир. Как это часто бывает, это взгляд вроде бы наивного человека, который, может быть, открывает то, что иногда не бросается в глаза другим, именно потому, что он смотрит на мир совершенно иначе.

Марина Кадетова: Да. Он задает иногда совершенно потрясающие вопросы и говорит о тех вещах, которых мы зачастую в нашей повседневной жизни не замечаем.

Николай Александров: А почему такое название, Марин?

Марина Кадетова: Это мальчик, который хотел убить небо. Потому что где-то там оно сделало что-то неправильное, и в его жизни все получилось совсем не так, как он хотел. Он случайно выстрелил, волею судьбы оказался в детском доме. Он хотел что-то изменить в своей жизни, но изменил не так, как он, конечно, ожидал. Небо осталось живо и, наверное, в конце концов, дало ему то, что ему так было нужно.

Николай Александров: Хорошо. Я так понимаю, что ведь это книги не только нон-фикшн, но, может быть, тогда художественная литература. Давайте немножко об этом поговорим. Потому что та книжка Жиля Пери, о которой вы говорили, она достаточно понятна. Когда у нас существует попытка моделирования детского сознания, для того чтобы прояснить то, что очень часто замутняется. У взрослых очень часто. А дети, может быть, даже об этом не знают и не подозревают.

И это довольно распространенный прием в детской литературе. Кстати, у вас книги выходят в основном переводные, или есть отечественные?

Марина Кадетова: У нас достаточно много отечественных авторов. Мы целенаправленно их ищем. Это не всегда легко получается, потому что, к сожалению, не так много, наверное, нам попадается достойных книг, которые мы бы хотели издать. У нас достаточно много требований внутренних к литературе. Но, наверное, процентов 30 все-таки у нас составляют русскоязычные авторы.

Николай Александров: Хорошо. Если уж мы заговорили о художественной литературе, я понимаю, что выбор, попытка каким-то образом помочь читателю и родителям его определить, что наиболее важное жизни, вот такой жанр, как простые приключения, в которых может быть некоторая поучительная интонация, она если и существует, то спрятана за сюжетом. Потому что дети же любят читать о приключениях и чтоб просто книжка была интересная.

Марина Кадетова: Естественно, такая литература у нас есть. Это литература для более младшей аудитории, лет на 8-11. Безусловно, мы не можем игнорировать эту аудиторию, не можем не давать им ничего. Естественно, мы воспитываем, ведем потихоньку к чему-то более сложному, к тому, что есть у нас. В то же время даже для старших подростков у нас есть приключенческие книги, у нас есть книги, говорящие о каких-то насущных жизненных вещах.

С одной стороны, есть достаточно простые, а, с другой стороны, потрясающе сложные книги, как, например, вот эта, «Точка бифуркации» Николая Пономарева. Книга о первой любви.

Николай Александров: Ну, и о выборе, если точка бифуркации.

Марина Кадетова: Да, естественно. Замечательная написанная история о первой любви, о попытке завязать отношения с девушкой. Такая точка зрения молодого человека, естественно. Автор – мужчина. И она достаточно простая. То есть вполне линейная история. Но в то же время о выборе, о жизни, о школе, о многих вещах. То есть такое, естественно, у нас тоже есть.

Николай Александров: А в чем выбор для главного героя?

Марина Кадетова: Выбор в том, как вести себя с девушкой, которая оказывается совсем не такой, какой он ее себе изначально представлял. Девушка страдает поражением слуха. Об этом мы узнаем совсем нескоро, не в самом начале книги. И вот эта ситуация, где он думал одно, а потом оказалось все совсем иначе, заставляет его пересмотреть, попытаться себя вести как-то иначе, попытаться вообще коммуницировать с человеком, который не похож на других. Это достаточно сложно на самом деле. То есть он во многом оказался не готов к этому.

Николай Александров: Хорошо. Давай двинемся дальше, если уж мы начали о книжках говорить. Я так понимаю, что еще ряд художественных книг здесь представлен у вас.

Марина Кадетова: Естественно. Если уж мы говорим о российских авторах, мы можем сказать о новом авторе, которого мы открыли – это Серафима Орлова со своим повестью «Голова-жестянка». История о девочке, которая после жизненной катастрофы пытается собрать себя по кусочкам.

Николай Александров: То есть катастрофа тоже присутствует?

Марина Кадетова: Зачастую в нашей жизни присутствуют разные катастрофы. Здесь девочка упала с высоты, повредила ногу. Это до сих пор отдается в ней болью, вся эта ситуация. Есть молодой человек, который в тот момент был рядом с ней и почему-то ей не помог, или помог недостаточно быстро. Она держит большую обиду на него за это и пытается с этим как-то разобраться.

Николай Александров: Марин, я так понимаю, что очень часто авторы так или иначе, когда обращаются к какой-то важной теме, причем, ориентируются на подростков и детей, для них вот эта распространенная ситуация, травма оказывает важна с точки зрения сюжета просто. То есть травма всегда в современной детской литературе так или иначе присутствует, или я ошибаюсь?

Марина Кадетова: Она зачастую является двигателем сюжета, каким-то ключевым поворотным моментом. Естественно, она есть не всегда. Но зачастую и в жизни, когда мы живем по накатанной, когда у нас все хорошо и ничего особенно не происходит, мы просто живем, мы, конечно, принимаем какие-то решения, делаем выбор. Но ситуации стресса, ситуации трудностей, которые надо преодолеть, просто вытаскивают нас из нашей такой достаточно пассивной, спокойной жизни и заставляют встряхнуться, заставляют сделать следующий шаг.

И, что интересно, конечно, дети-подростки ищут ответы на какие-то свои вопросы, свои жизненные ситуации. И, возможно, не каждый из них окажется в ситуации, когда повредил ногу, она болит, не может ходить и так далее.

Но ситуация, где человек держит обиду, не может разрешить эту ситуацию для себя, она достаточно распространенная. И если этот художественный прием помогает автору найти для взрослого какое-то решение, пускай это будет так.

Николай Александров: То есть в каком-то смысле это книга о преодолении?

Марина Кадетова: Да. В общем-то, практически вся подростковая, молодежная литература, особенно литература young adult, она во многом о преодолении, о моменте инициации, о моменте поиска решения, поиска себя. И, в общем-то, не зря мы выделили в своей линейке книг, которые мы издаем, отдельно серию, которая называется «YA» (young adult), серию для молодых взрослых. Сюда входят книги для подростков от 14 до 16 лет. Входят в эту серию и книги с маркировкой 18+, просто по законодательству. И это те книги, которые подростки чаще всего уже выбирают сами. То есть до этого они в основном читали книги, которые им подсовывали взрослые, а во многом (я очень надеюсь) читали эти книги вместе со взрослыми.

Здесь же уже, наверное, такой более осознанный, более взрослый подход. Возможно, более сложные проблемы, более серьезные вопросы, которые подростки себе задают. Есть у нас тут такая книга – «В центре Вселенной» немецкого автора Андреаса Штайнхефеля о двух подростках, которые точно так же оказываются в ситуации, где они сталкиваются с непониманием, сталкиваются с травлей, сталкиваются с непохожестью себя на других, на то сообщество, в котором они живут. И они вынуждены что-то с этим делать, как-то жить, искать себя, искать свой путь в этом мире.

И все книги в этой серии немножко сложные. Я могу сказать, что эта серия родилась не на пустом месте. «КомпасГид» издавал подобные книги в другой серии, существовавшей в самом начале нашего пути, и постепенно переросла в такое взрослое состояние, в новую серию, в том числе переиздали тексты, которые выпускали до этого несколько лет назад. Мы поняли, что они все еще актуальны и что для нас приятно… По крайней мере, нам показалось, что сейчас в нашем обществе дети, родители более готовы к таким текстам. То есть когда мы их издали лет 7 назад, было сложно, было…

Николай Александров: В чем сложность и в чем специфика этих текстов?

Марина Кадетова: Они достаточно острые. То есть если…

Николай Александров: По языку, по тем проблемам, которые они…

Марина Кадетова: По проблемам. Если это насилие, травля в школе, то это такая очень жесткая травля, которая практически чуть не оканчивается гибелью персонажа, героя.

Николай Александров: Это уж такая традиция. XX век нам такое количество образцов подобного рода литературы нам…

Марина Кадетова: Если мы говорим об Андреасе Штайнхефеле, здесь в ситуации выбора молодой человек вдруг осознает свою ориентацию, которая отличается от традиционной.

Николай Александров: То есть это в принципе вообще ситуация «я и другие».

Марина Кадетова: Абсолютно. Это ситуация понимания своего места в этом мире. В любом случае мы будем делать…

Николай Александров: И, видимо, того, что существуют люди, не похожие на тебя вокруг.

Марина Кадетова: Люди могут оказаться непохожими на тебя. И ты можешь оказаться совершенно по разные стороны баррикад. Ты можешь оказаться и жертвой, и преследователем. Такие книги тоже существуют.

Николай Александров: Марина, а меня все-таки интересует, действительно ли молодые взрослые, если уж действительно появился такой термин, сами ищут и приобретают эти книги? Каким образом они узнают? Просто смотрят на обложку. Много молодых читателей, которые уже знают, какую книгу они будут покупать, приобретать или на нее обращать внимание? У вас существует какой-то рейтинг приоритетов и предпочтений?

Марина Кадетова: Если уж мы говорим об обложке, которую подростки видят, это достаточно броское оформление, нестандартное, отличающееся от всего, что мы издаем, шрифтовое оформление, его нам разработал мастер шрифтов Александр Васин.

Это книга, которая, естественно, привлекает внимание. Но подростки и молодые взрослые выбирают книгу по обложке, если они доходят до магазина. А так в основном, естественно, работает система молвы, советов. То есть подростки, если они читают, если книга их трогает, они, естественно, друг другу рассказывают. И зачастую у нас на стенде, на ярмарках, когда мы общаемся с нашими читателями, когда мы видим, можем посмотреть им в глаза, услышать их отклик, зачастую приходят дети, подростки, молодые взрослые, которые говорят: «Я видел эту книгу у соседа, у друга. Почитал. Посоветовал мне прочесть». Очень хорошо работает система ярмарок…

Николай Александров: Совершенно неизвестный автор. Я себе представляет молодого человека, который смотрит на непонятную немецкую фамилию. И каким образом, что его заставляет на эту книгу обратить внимание? Но все-таки существует довольно большое количество известных писателей. Можно ли сказать, что Андреас – один из тех авторов, который уже входит в такое сознание молодежной аудитории, что у него есть хотя бы какой-то рейтинг? Пускай у ограниченного числа читателей, но тем не менее.

Марина Кадетова: Безусловно, есть дети-подростки, которые ищут книги, следят за новинками, учитывают что-то. Дело в том, что наше издательство обращает особое внимание на подачу книги, обращает особое внимание на аннотации. Мы пишем не косенький текстик, где коротко говорим о том, что герой пошел туда-то и с ним случилось то-то, и все. Мы стараемся дать в аннотации окружение этой книги. Естественно, немного рассказываем о сюжете, говорим о проблематике, говорим об авторе, особенно если у него были какие-то премии, заслуги, какие-то книги были экранизированы, как, в частности, «В центре Вселенной», какие-то книги получили премии, и об этом тоже стоит сказать.

Николай Александров: Премии, наверное, не слишком сильно влияют на выбор молодежи.

Марина Кадетова: Для подростков, конечно, не особо, но для родителей, которые зачастую принимают решение по покупке, как минимум, это, конечно, важно. И, естественно, мы всей редакцией как-то обсуждаем, какой текст вынести на заднюю сторонку обложки. Потому что подросток, если уж ему попала книга в руки, естественно, он ее крутит, смотрит, он читает, что написано на 4-й сторонке. И если там есть что-то, что откликается у него в душе, если что-то его цепляет, то он покупает эту книгу либо сам, либо просит родителя.

И на самом деле бывают ситуации, когда мы видим, что книга подростка зацепила, книга ему нравится, а родитель против. И тогда наша задача, если это происходит…

Николай Александров: А нравится просто потому, что он взял ее в руки, посмотрел и говорил: «Мама, папа, хочу обязательно «Центр вселенной»»?

Марина Кадетова: Да. Почему нет?

Николай Александров: Хорошо. Еще одна у нас книжка осталась. Судя по всему, это вновь обращение к серьезной теме. И если уж она лежит, давайте несколько слов скажем о ней.

Марина Кадетова: Да. Это еще одна область литературы, жанр, который мы открыли для себя относительно недавно. Это книга Светланы и Николая Пономаревых «Город без войны». Это жанр антиутопии, который мы открыли для себя как издательство в этом году. До этого мы не выпускали просто антиутопий. Это попытка поговорить с подростками, с молодыми взрослыми о том, что нас ждет в ближайшем будущем. Или не очень ближайшем.

Николай Александров: Или не ждет.

Марина Кадетова: На мой взгляд, антиутопия – это всегда взгляд в будущее. Ведь антиутопии возникали в какие-то сложные, переломные моменты в жизни человека.

Николай Александров: Это то будущее, которого хочется избежать?

Марина Кадетова: Да. Это возможность поговорить об этом и по крайней мере задуматься о том, что мы делаем сейчас и что может случиться, если все пойдет именно так.

Николай Александров: Огромное вам спасибо за то, что вы согласились прийти.

Марина Кадетова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски