Михаил Давыдов: Санкции и запреты говорят об архаичности сознания власти

Михаил Давыдов: Санкции и запреты говорят об архаичности сознания власти
Александра Царькова: Можно ввести мыши, у которой есть светящийся вирус, лекарства и увидеть их действие
Оксана Александрова: Нельзя на здравоохранение перекладывать ответственность общества в целом
Евгений Крук: «Цифровая экономика - это власть над властью»
Александр Аузан: Пандемия коронавируса - это плата за глобализацию
Нигора Двуреченская: «Хотя Македонский пришел с огнем и мечом, он повернулся к бактирийцам лицом»
Вадим Радаев: «Шанин чувствовал, что в России можно сделать что-то важное и полезное»
Александр Архангельский: «Теодор Шанин - редкий пример ученого с биографией супермена»
Женский путь в науку: фиктивные браки, нелегальные студентки, бегство в Европу
Наука между политикой и обществом: эпидемии и кризис доверия
Ирина Костерина: Мужчине сейчас нет необходимости всё время «держать лицо» и демонстрировать суровость, а можно быть таким, каким хочешь. И это классно!
За последние два года в России было принято несколько десятков запретительных документов и законов. Ограничения коснулись самых разных аспектов жизни россиян - от бизнеса и экономики до доступности продуктов питания и контроля над блогосферой. Оценить этот процесс (и, в частности, экономические санкции) с точки зрения исторической науки помогает гость программы - ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, доктор исторических наук, профессор ВШЭ Михаил Давыдов.
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)