К 100-летию «Мосфильма»

Леонид Млечин: 100 лет назад, в январе 1924 года, на Первой фабрике «Госкино» сняли первый художественный фильм – «На крыльях ввысь» – о лётчиках и авиаконструкторах. Так началась история одной из крупнейших киностудий мира. Для главной кинофабрики страны выделили 34 гектара земли. И появился огромный киногород, который станет образцом для других студий. Название менялось: Московская объединённая фабрика «Союз-кино», Московская фабрика «Росфильм», Московская кинофабрика «Союзфильм», «Москинокомбинат». С января 1936-го это «Мосфильм», который всегда поражал невероятной концентрацией талантов, масштабом, размахом, творческой фантазией и который отмечает своё 100-летие.

ФИРМЕННЫЙ СТИЛЬ. «МОСФИЛЬМУ» 100 ЛЕТ

Леонид Млечин: Карен Георгиевич, скажите, а в кинематографе есть понятие «фирменный стиль»? Вот эти фильмы могли быть сняты только на «Мосфильме», и, не глядя на заставку, ты сразу понимаешь: это мосфильмовская работа. Или это придумка?

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Для советского кино, да, такие картины, конечно, были, которые могли снять только на «Мосфильме». Прежде всего, конечно, такие масштабные картины, потому что мощности «Мосфильма» позволяли снять такие картины, как «Война и мир», «Освобождение» Юрия Николаевича Озерова. Момент ещё такой, что это был СССР, постановление ЦК. Там, по-моему, несколько дивизий было передано в управление Юрия Николаевича Озерова. То есть там такой масштаб, которого, в общем, мало где можно было добиться. Поэтому я думаю, что да, в СССР, конечно, были картины, которые только «Мосфильм» мог снять.

Голос за кадром: А если начать вспоминать, чем «Мосфильм» радовал зрителей? Одна из самых ярких лент, снятых на «Мосфильме», первая в Советском Союзе музыкальная кинокомедия «Весёлые ребята». Её поставил молодой режиссёр Григорий Васильевич Александров. В главных ролях Леонид Осипович Утёсов и Любовь Петровна Орлова. Им всем фильм принёс невероятную славу и любовь зрителей.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «ВЕСЁЛЫЕ РЕБЯТА», РЕЖИССЁР: Г. АЛЕКСАНДРОВ, «МОСФИЛЬМ», 1934 Г.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ», РЕЖИССЁРЫ: С. ЭЙЗЕНШТЕЙН, Д. ВАСИЛЬЕВ, Б. ИВАНОВ, «МОСФИЛЬМ», 1938 Г.

Голос за кадром: До войны художественным руководителем «Мосфильма» был классик советской кинематографии Сергей Михайлович Эйзенштейн – режиссёр с мировым именем. Он рано начал сотрудничать с «Мосфильмом», а в войну снял на студии двухсерийную киноэпопею «Иван Грозный». Это больше, чем кино. Это размышления о судьбах страны. Первым зрителем и критиком фильма был Сталин. Споры об этой картине, как и о личности Ивана Грозного, продолжаются и по сей день.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «ИВАН ГРОЗНЫЙ», РЕЖИССЁР: С. ЭЙЗЕНШТЕЙН, «МОСФИЛЬМ», 1944 Г.

Леонид Млечин: Кто-то из предшественников вас вдохновлял? Чей-то опыт вам был важен, когда вы возглавили «Мосфильм»?

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: В определенной степени, конечно, у нас была легендарная такая фигура – это Пырьев. Но и Эйзенштейн тоже. Вообще они же очень много сделали в своё время, вот это поколение. Не то что они строили, но они очень много идей внедряли. Эйзенштейн тогда с Александровым съездили в Америку, увидели большие студии американские, приехали. Понятно, что они тут как бы внедряли эту идею. И «Мосфильм» в большой степени был построен по образцу именно больших американских студий под влиянием, конечно, тех идей, которые Сергей Эйзенштейн и Григорий Александров привили. И, конечно, Пырьев, который был директором здесь. Он был немного, он, по-моему, два года был, но он оставил очень добрую память. При нём был построен второй, третий блок, то есть студия стала расширяться при нём. В нашу пользу говорит то, что это его идеи были, а вообще принимали всё Совмин и ЦК партии, а мы сами строили без государственных денег. Во всяком случае, Иван Александрович был такая легендарная фигура «Мосфильма», при нём расширение началось. Но это тоже было тогда постановление ЦК после смерти Сталина, когда было принято решение резко нарастить производство картин этих. В принципе, мы очень мало делали картин. 10-15 картин мы делали, на самом деле, во времена Сталина. А где-то в 50-е годы резко нарастили и стали тогда до 250, по-моему, фильмов делать, 250-300.

Сказать, что он вдохновлял, не знаю, но мы впитывали это, когда приходили на студию, все эти рассказы. В Москве всегда был какой-то свой такой мосфильмовский дух. Здесь все болели за «Спартак». Здесь нельзя было болеть из-за кого, только «Спартак». Если ты болел за «Динамо» или за «ЦСКА», у тебя были проблемы. Здесь «Мосфильм» – это «Спартак». Здесь была масса каких-то легенд, каких-то баек. Вообще, всегда это была очень такая весёлая студия. Причём на всех уровнях: от руководителей, кончая, не знаю, охранниками.

Голос за кадром: Иван Александрович Пырьев, который в 50-е годы возглавлял «Мосфильм» – очень одарённый режиссёр и актёр. Комедии и мюзиклы принесли ему славу и почёт: «Трактористы», «Свинарка и пастух», «Кубанские казаки», «Сказание о земле сибирской». А впоследствии он экранизировал Фёдора Михайловича Достоевского. И это уже совсем другая страница его режиссёрской работы.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «ИДИОТ», РЕЖИССЁР: И. ПЫРЬЕВ, «МОСФИЛЬМ», 1958 Г.

Голос за кадром: Высокая должность не помешала творить и режиссёру Михаилу Константиновичу Калатозову. После войны он был начальником главного управления по производству художественных фильмов Комитета по делам кинематографии при Совнаркоме СССР, заместителем министра кинематографии, и позаботился о перестройке «Мосфильма». После чего вернулся в режиссуру и снял на «Мосфильме» гениальный фильм «Летят журавли». Эта лента, удостоенная «Золотой пальмовой ветви» Каннского кинофестиваля, действительно, вершина кинематографа.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «ЛЕТЯТ ЖУРАВЛИ», РЕЖИССЁР: М. КАЛАТОЗОВ, «МОСФИЛЬМ», 1957 Г.

Леонид Млечин: Вот с художественной точки зрения: А вот здесь рука только на «Мосфильме», вот так снимают, такой подход только на «Мосфильме».

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Любой из мастеров, который работал на «Мосфильме», самых выдающихся, по идее говоря, мог, конечно, работать на другой студии. Но, как видите, все они собирались на «Мосфильме». В этом был вообще какой-то стиль что ли «Мосфильме», «фьюжн», если говорить «кухонным» языком. Потому что сюда собирались лучшие кадры вообще со всего Советского Союза. Там появился Витя Жалакявичюс «Никто не хотел умирать». Замечательно.

Леонид Млечин: Банионис.

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Да, Банионис. Там все литовские тогда, цвет литовской актёрской школы был. И его сразу приглашают на «Мосфильм». Эмиль Лотяну – «Лаутары». Замечательная картина. Он в Молдавии снял. Приглашают на «Мосфильм». Всю свою жизнь он работал у нас тут, на студии. То есть как-то «Мосфильм» все сливки практически собирал. Может быть, кроме «Ленфильма». Но «Ленфильм» всегда был очень своеобразен. Там Козинцев, Алексей Герман. Конечно, такая квинтэссенция ленфильмовского кино. Пожалуй, вот эта стилистика была именно ленфильмовской, не мосфильмовской, в этом прелесть была. Но, в общем, «Мосфильм» собирал всю, как говорится, творческую элиту Советского Союза. И работали совершенно в разных жанрах. Это тоже было свойственно «Мосфильму», поэтому здесь одновременно работали Гайдай, Рязанов, Тарковский. Шепитько. То есть такие настолько художники разные, настолько разные направления: Данелия, Шукшин, Бондарчук, Озеров, Лотяну, Елем Климов, Кончаловский, Никита Михалков, то есть совершенно разные по стилю. Но вот как-то в них в целом это объединялось в какую-то эстетику свою мосфильмовскую. Оно и влияло внутри студии, поскольку мы все в этой творческой каше, как говорится, воспитывались и постоянно смотрели фильмы друг друга, в отличие от нынешних времён, когда фильмы друг друга же не смотрят, на самом деле никто ничего не смотрит. А тогда, надо сказать, смотрели, у нас были просмотры постоянно, были залы, где все новые картины, и мы вообще все, молодые, старые, все вообще смотрели и знали, кто что снимает. Складывалась своя какая-то эстетика. Я думаю, что, может быть, самый главный признак «Мосфильма» – это очень высокий профессиональный уровень.

Голос за кадром: Отмеченному всеми высшими наградами страны знаменитому режиссёру Сергею Фёдоровичу Бондарчуку были рады на любой киностудии, в том числе и за границей. И он работал на разных площадках. Но свои лучшие картины – «Судьба человека», «Они сражались за Родину», «Тихий Дон», «Война и мир», которая получила в том числе и кинопремию «Оскар», он снял на «Мосфильме». Главная киностудия страны, среди прочего, позволяла ему снимать масштабные картины с грандиозными батальными сценами.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «ВОЙНА И МИР», РЕЖИССЁР: С. БОНДАРЧУК, «МОСФИЛЬМ», 1965 Г.

Голос за кадром: Никита Сергеевич Михалков, который работал на разных студиях, а одну из них сам создал, ленты, ставшие классикой отечественного кинематографа, снял на Мосфильме: «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Раба любви», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Пять вечеров», «Несколько дней из жизни И. И. Обломова».

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ИЗ ЖИЗНИ И. И. ОБЛОМОВА», РЕЖИССЁР: Н. МИХАЛКОВ, «МОСФИЛЬМ», 1979 Г.

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Вот в этом кабинете, который единственный остался, кстати, я его не перестраивал, со всеми этими панелями, вот здесь были худсоветы большие по картинам во главе тогда Николая Трофимовича, я молодой режиссёр был, и мои картины здесь. Приходили большие мастера, обсуждали картины и, надо сказать, говорили вообще достаточно откровенно. Это было неформально. Вообще кино интересовались. Я помню, читал воспоминания Эйнштейна, там очень много выступлений на худсоветах. Это было нормальное явление, и они критиковали друг друга, хвалили друг друга.

Леонид Млечин: А не опасно ли смотреть фильм другого режиссёра? Тебе что-то запало, ты потом случайно это повторил.

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Всегда в искусстве все друг на друга влияют. Слушайте, можно себе представить Булгакова без Гоголя? Для меня очевидно, что вообще вот эта линия Гоголя, которая, кстати, начинается с пушкинского «Гробовщика», то есть эта линия воплотилась потом в Михаиле Афанасьевиче Булгакове. Но влияние абсолютно всегда есть. Это не есть плагиат. Это есть, как говорится, творческое влияние, когда художник по-своему это перерабатывает и создаёт свои оригинальные образы. Поэтому в этом, на мой взгляд, абсолютно ничего нет. Более того, это необходимо. Ты не можешь жить просто в своей коморке, ничего не видеть, не знать. Мы всегда воспитываемся, смотрим кино, черпаем что-то. Другой вопрос, один просто повторяет, но это бегонство. А другой свои какие-то образы создаёт, но создаёт под влиянием и используя какие-то темы или какие-то художественные приёмы большого мастера.

Леонид Млечин: А как это происходит? Ты смотришь: «Вот хороший план какой», – или это само как-то внутренне происходит, ты даже не сознаёшь этого?

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Ты смотришь хороший план, да, и ты запоминаешь, ты понимаешь, что вот так можно снимать. Строго говоря, я считаю, революция, которую Калатозов и, прежде всего, наверное, Урусевский Сергей Васильевич в «Летят журавли». Но он был революционером в кино. Я думаю, что это был абсолютно… Таких операторов 2-3 человека было вообще в истории кто перевернул кино. Он оказал колоссальное воздействие на операторскую школу и вообще на то, как стали снимать кино. Камера стала живая. Он взял её в руки, но он не просто взял её в руки. Вот этот знаменитый план, когда Самойлова бежит навстречу фронтовиков. Это феноменально снято. Движение камеры было до этого, но никогда движение камеры не превращалось в художественный образ. Вот Урусевский сделал. Мне, когда я стал директором, письмо написал Скорсезе, просил копию. Мы ему сделали специальную копию «Летят журавли». Потом мы ему сделали копию «Я – Куба».

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «Я – КУБА», РЕЖИССЁР: М. КАЛАТОЗОВ, «МОСФИЛЬМ», 1964 Г.

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Он известен, его знают во всем мире. Может быть, не широко, но кинематографисты Урусевского знают. Он действительно был новатор. Соответственно, ты видишь, да, ты понимаешь, что вот так можно снимать. Ты понимаешь, что сам по себе этот приём, который тебе в голову не приходил, возможен, и ты уже в дальнейшем можешь применить его в своём кино. Это как открытие, слушайте. Люди открывают что-то, и мы потом пользуемся. В том числе и художники. Поэтому нормально. Но, с другой стороны, вторая часть вашего вопроса закономерная. Порой ты не понимаешь, как это работает, но это работает.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «МИМИНО», РЕЖИССЁР: Г. ДАНЕЛИЯ, «МОСФИЛЬМ», 1977 Г.

Голос за кадром: И небывалый расцвет кинокомедии в позднесоветское время тоже связан с «Мосфильмом». Шедевры жанра, радующие нас и по сей день, «Ирония судьбы» Эльдара Александровича Рязанова, «Кавказская пленница» Леонида Иовича Гайдая, «Мимино» Георгия Николаевича Данелии – все они сняты на «Мосфильме».

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «МИМИНО», РЕЖИССЁР: Г. ДАНЕЛИЯ, «МОСФИЛЬМ», 1977 Г.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «КАВКАЗСКАЯ ПЛЕННИЦА, ИЛИ НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРИКА», РЕЖИССЁР: Л. ГАЙДАЙ, «МОСФИЛЬМ», 1966 Г.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «ИРОНИЯ СУДЬБЫ, ИЛИ С ЛЁГКИМ ПАРОМ!», РЕЖИССЁР: Э. РЯЗАНОВ, «МОСФИЛЬМ», 1975 Г.

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: «Мосфильм» был в очень тяжёлом состоянии. Я не буду бросать камни в предыдущего директора. Это 90-е годы были, Владимир Николаевич Досталь, он многое сохранил. Но студия была, конечно, в ужасном состоянии. Многое, кстати, с советских времён ещё было. Потому что потом, когда мы начали модернизировать, стало понятно, что многое не работало уже в 70-е годы, многое было не так построено, то есть проблем было очень много. А поскольку я всю жизнь работал на студии, в принципе, я её хорошо знал и знал, что тут не работает. И второй момент, конечно, был такой важный, поскольку я всё равно собирался снимать на студии. Я хотел ещё создать студию, где всё, чего не хватало, чтобы было. Понятно, что я и для себя, но и для всех, кто будет работать. В принципе, да, я хотел сделать первую студию мира. И я должен сказать, не буду говорить, первая или не первая, но она 100% одна из лучших студий мира. С точки зрения оснащения, с точки зрения возможности работать, нам это удалось. На Warner я был, на Universal был. Warner очень похож на нашу студию, очень похож. У них больше павильонов: у них 20, у нас сейчас 17. Но надо понимать, что там и погода другая. Там павильоны без отопления, то есть там плюс 20 в январе. Но, например, наш музыкальный комплекс студий намного лучше, чем у них. Другой вопрос, что в Штатах, в Голливуде 5 таких студий, а у нас одна. Но там и производстве другое. Можно сказать, что мы построили заново студию, потому что сейчас новые корпуса, два новых павильона, киноконцертный комплекс построили. И, в принципе, всё модернизировали.

Леонид Млечин: Как вы определяете по заявке, это несколько страничек машинописного текста, что, да, из этого получится фильм, будем снимать, а из этого не получится. Как это можно? Три страницы текста.

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Это очень субъективная история. Вообще в кино всё очень субъективно. Кто-то один должен определять, то ли он прав, то ли не прав. Но с этим ничего не поделаешь. Я определяю, не знаю как. Вот у меня есть, допустим, моё понимание, что из чего может получиться, а из чего не может. В принципе, я вам так скажу: любая по-настоящему хорошая история должна быть очень короткой. Если ты её можешь коротко и адекватно изложить, то, значит, из этой истории может что-то получиться. Как только я читаю: «Этот фильм или этот сценарий будет о проблемах современной молодёжи, которая находится в состоянии неудовлетворенности общественной ситуацией», – всё, для меня это всё кончается. К сожалению, вот этого большинство. По-моему, Честертон сказал, что на самом деле в основе самых великих и самых глубоких произведений всегда лежит очень короткая история. Это правда. Возьмите «Три сестры». Там историю можно изложить, сам сюжет: «Три сестры» живут в провинции, мечтают уехать в Москву. Всё. А другое дело, что дальше вскрывает Чехов, гениально раскрывает взаимоотношения, мы понимаем, почему они не могут уметь, что им мешает, какие взаимоотношения происходят, и за этим становится вообще великое произведение, которое рассказывает нам о стране, об эпохе, о людях. Если я вижу историю сразу, я думаю, что из этого может что-то выйти. Может и не выйти, но во всяком случае с этим можно работать. А когда это долго, длинно и ни о чём, то из этого ничего не выйдет.

Голос за кадром: «”Мосфильм”, начиная с 60-х, – вспоминал известный кинорежиссёр Андрон Сергеевич Кончаловский, – находился в состоянии бурного обновления. После прежних шести картин в год, делавшихся огромной студией, “Мосфильм” заработал в полную силу. Появились новые режиссёры – Чухрай, Рязанов, Алов и Наумов, Швейцер, Таланкин, Данелия. Студия бурлила, возникали творческие объединения. Мосфильмовский буфет на третьем этаже был зеркалом этой забившей ключом студийной жизни».

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «СОЛЯРИС», РЕЖИССЁР: А. ТАРКОВСКИЙ, «МОСФИЛЬМ», 1972 Г.

Голос за кадром: Андрей Арсеньевич Тарковский, чьё творчество определённо изменило мировой кинематограф, свои главные фильмы – «Андрей Рублёв», «Солярис», «Зеркало», «Сталкер» – снял на «Мосфильме». И хотя высшие награды будут присуждены ему посмертно, а при жизни он часто сталкивался с непониманием его творчества, на «Мосфильме» Тарковского ценили и ему помогали.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «КУРЬЕР», РЕЖИССЁР: К. ШАХНАЗАРОВ, «МОСФИЛЬМ», 1986 Г.

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Я помню, я начал делать «Курьера». А это было самое начало перестройки. Помню, в Госкино СССР придумали какую-то контору, которая брала сценарий и давала анализ, насколько из этого может сделать успешную картину. Вот они взяли сценарий «Курьера». Я сам присутствовал при этом. Они разнесли её в пух и прах. Шансов не было вообще. И это выглядело очень убедительно. Я сидел в зале и думал: «Какого черта я снимаю?». Я ещё в подготовительном периоде был. Потом «Курьер» вышел, 50 миллионов зрителей, она была довольно успешной картиной, одна из самых моих успешных.

Леонид Млечин: Хорошо, что вы им не поверили.

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: У них как бы не было законодательного голоса, у них был такой как бы совещательный, общий, вроде как они анализировали, довольно профессионально это делали, но ни разу они не попали в точку. То, чему они предрекали успех, всё проваливалось. То, чему они предрекали провал, всё было успешно.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «КУРЬЕР», РЕЖИССЁР: К. ШАХНАЗАРОВ, «МОСФИЛЬМ», 1986 Г.

Леонид Млечин: Сейчас вы решаете. А как же вы это делаете?

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Решаю. Но дело всё в том, что, как говорится, мы-то работаем на средства, которые сами зарабатываем. Так что нам проще в этом смысле. Мы же не просим у государства. Поэтому, строго говоря, у нас совесть чистая. Мы вообще по-настоящему единственное рыночное предприятие в России в этой области, по-настоящему. Мы не получаем средства ни на развитие, ни на зарплату, ни на что. И в том числе и сами делаем кино. Поэтому мы не так много кино делаем, потому что у нас нет таких возможностей в этом смысле. Но стараемся всё-таки делать.

Голос за кадром: Известный советский режиссёр Владимир Наумович Наумов руководил одним из творческих объединений на «Мосфильме» и одновременно снимал вместе с режиссёром Александром Александровичем Аловым, фронтовиком, прошедшим всю войну. На «Мосфильме» они создали и двухсерийный фильм «Бег» – это первая экранизация произведений Михаила Афанасьевича Булгакова – и политический детектив «Тегеран-43». Эту ленту посмотрела, наверное, вся страна.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «ТЕГЕРАН-43», РЕЖИССЁРЫ: В. НАУМОВ, А. АЛОВ, «МОСФИЛЬМ», 1980 Г.

Леонид Млечин: Для простых зрителей вроде меня неожиданное открытие, что режиссёр не только творец, но ещё и эффективный менеджер. То есть это действительно необходимая часть вообще для съёмок, да?

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Кино ты не сделаешь в одиночку, всё равно ты должен организовать большое количество людей. Большое количество людей, и порой очень большое, поэтому режиссёр должен обладать какими-то организаторскими и административными качествами. Без этого ты просто не сможешь картину сделать.

Леонид Млечин: Карен Георгиевич, я понимаю, что режиссёр – человек бесстрашный. Но скажите, тогда, в те годы, вас какой-то страх не охватил? Вы режиссёр, вы известный, у вас всё хорошо, всё получается. Вы взвалили на себя новое дело. А вдруг не получится?

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Нет, у меня не было какого-то страха. Мне было интересно. Я вообще человек достаточно азартный. Тем более, тут есть один нюанс. Мы вообще студию полностью реконструировали, фактически заново построили без бюджетного финансирования. В этом тоже была своя прелесть. Да, это было нелегко, но, с другой стороны, какое-то для меня в этом было такое: «А вот сумеем ли?». Мы ни кредитов не брали, ни бюджетных денег у нас не было. То есть мы работали, знаете, вот заработали, вложим. Вот по такой схеме, знаете, совсем такой примитивной, без инвестиций. Тут было много, слушайте, приключений. Тут же была и криминальная составляющая. Чего только не было, когда я стал директором. Был автосервис, где перебивали номера, так сказать, ребята такие. Просто привозили машину угнанную. Перебивали номера, водку разливали, рыбу вялили. Это был такой момент достаточно, скажем так, приключение – расставаться с этой публикой.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «ХИТРОВКА. ЗНАК ЧЕТЫРЁХ», РЕЖИССЁР: К. ШАХНАЗАРОВ, «МОСФИЛЬМ», 2023 Г.

Голос за кадром: Режиссёры, снимавшие на «Мосфильме», стараются помочь зрителю разглядеть сегодняшний день. Сергей Александрович Соловьёв, поразивший когда-то зрителей новаторской лентой «Асса», снял в 2016 году по рассказу современного прозаика Андрея Валерьевича Геласимова неожиданную ленту «КЕ-ДЫ» о жизни такой, какая она есть.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «КЕ-ДЫ», РЕЖИССЁР: С. СОЛОВЬЁВ, «МОСФИЛЬМ», 2016 Г.

Голос за кадром: Другое важное направление – осмысление и переосмысление классики. Карен Георгиевич Шахназаров, сняв фильм «Анна Каренина. История Вронского», предложил совершенно новое прочтение великого романа. На «Мосфильме» создали большие натурные декорации, чтобы показать Петербург XIX века, сшили тысячи костюмов и снимали в этих интерьерах без электрического освещения.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «АННА КАРЕНИНА. ИСТОРИЯ ВРОНСКОГО», РЕЖИССЁР: К. ШАХНАЗАРОВ, «МОСФИЛЬМ», 2017 Г.

Леонид Млечин: Какая-то ещё у вас заветная мечта есть, и вы над ней размышляете вечерами?

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Конечно, хотелось бы больше делать фильмов самим, но для этого, конечно, несколько не хватает нам ещё пока возможностей финансовых и структурных. Дело всё в том, что большие американские студии, они ведь на самом деле работают, как мы. Тот же телевидение, сериалы. Это основная часть, которые приходят снимают. Но у них, как правило, холдинги. А это очень мощная финансовая такая, финансово-прокатная даже, там система кинотеатров. Поэтому в этом смысле мы, конечно, уступаем. Но, как говорится, построить такие мощные холдинги, это уже отдельная история. И это связано ещё с уровнем вообще кинематографии. В принципе, наше кино всё равно достаточно слабое, я бы сказал, в целом. По сравнению с китайским, с индийским, с американским. Страна делает чуть больше ста картин. Для России это очень мало. И с таким количеством фильмов довольно затруднительно ещё строить какие-то холдинги, понимаете? Китайцы делают 700 фильмов. Китайский рынок сейчас стал номер один уже последние три года. Индийцы вообще, по-моему, делают полторы тысячи фильмов. И американцы делают, на самом деле, не меньше тысячи картин. Американская кинематография – не только Голливуд. Это вообще огромная кинематография. Они делают порядка тысячи картин. Французы делают 400 фильмов в год. Франция делает. Шведы делают 60 или 70 фильмов в год. Но шведы – 10 миллионов страна. Мы делаем 100-120, 150 миллионов страна. У нас довольно неплохо сериальная продукция, но это несколько всё-таки другое. Я к чему это говорю? К тому, что при таком объёме вообще, при такой киноиндустрии довольно затруднительно создавать холдинги. В принципе, «Мосфильм» вполне самодостаточен сегодня на этом уровне.

Голос за кадром: Никакие административные обязанности не мешают Карену Георгиевичу Шахназарову, который вот уже четверть века успешно руководит «Мосфильмом», одновременно заниматься делом всей его жизни – снимать. В 2023 году на экраны вышла его новая лента – «Хитровка. Знак четырёх». Жанр – остросюжетный детектив.

ФРАГМЕНТ ИЗ Х/Ф «ХИТРОВКА. ЗНАК ЧЕТЫРЁХ», РЕЖИССЁР: К. ШАХНАЗАРОВ, «МОСФИЛЬМ», 2023 Г.

Леонид Млечин: Карен Георгиевич, скажите, а что сейчас происходит с кинематографом, с вашей точки зрения: люди окончательно ушли домой, сидят у телевизора или у компьютера или всё-таки кто-то ходил и будет ходить в большой кинотеатр и смотреть, как положено?

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Мне кажется, что меньше ходят в кино, конечно. Хотя всё-таки какой-то драйв есть. Вот у нас «Центр кино» открылся, замечательный экран. Кстати, приглашаю всех, там уже сеансы идут. Просто смотреть на большом экране кино, в этом есть, конечно, огромное удовольствие. Но я согласен, сейчас аппаратура хорошая, домашний кинотеатр, экраны можно дома вешать, ты можешь легко смотреть и дома. Но, в конечном счёте, для людей, которые делают кино, какая разница мне, режиссёру, где будут смотреть мой фильм? Одно дело, ты сериал делаешь для телевидения, это одно дело. Но если ты делаешь кино, конечно, в принципе, ты хочешь, чтобы его видели на большом экране. Ты специально его и делаешь под большой экран. Это всё-таки некая своя специфика есть. Хочешь, чтобы смотрели на большом экране. Но, с другой стороны, если его смотрят и на малом экране, и в компьютере… неприятно, когда по телефону смотрят. Но что я могу сделать? В принципе, ты всё равно делаешь кино для того, чтобы его кто-то смотрел.

Леонид Млечин: Скажите, пожалуйста, что вы ещё планируете нового в «Мосфильме»? Или уже всё сделано?

Карен Шахназаров, генеральный директор ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм», режиссёр, народный артист РФ: Мы много сделали. 100-летие, я считаю, мы, как говорится, встречаем честно. Мы много сделали. То есть у нас большой проект, который два павильона: 16-й большой, Дом костюма и реквизита. Такие замечательные здания построены, но они два года назад. А вот сейчас, буквально в сентябре, у нас открылся ещё один 17-й павильон и киноконцертный комплекс «Центр кино». Такого, конечно, у «Мосфильма» не было. Это увеличило наши мощности процентов на 40, наверное, потому что павильоны очень большие. У «Мосфильму» никогда не было своего «Центра кино». Там четыре зала, один большой, три маленьких, и прекрасно сделаны. Так что я думаю, что это, в общем, такой нормальный вклад с нашей стороны к 100-летию «Мосфильма».

Как создавалась и развивалась знаменитая киностудия