Культура и вера как единственная истинная основа любой человеческой цивилизации

Даниил Крамер, народный артист России: Это Бах – человек, все искусство которого неразрывно связано с понятием веры. Фактически вся мировая культура тем или иным способом неразрывно связана с понятием веры. Но мы должны это осознать. А мы не всегда это делаем. Давайте поговорим об этом.

Приветствую вас! И с удовольствием представляю вам чудесных наших гостей. Знаменитая и великолепная певица Жанна Бичевская (я был влюблен в эту певицу еще в школьном возрасте), народная артистка России. Приветствую вас, Жанна.

Жанна Бичевская, певица, народная артистка РСФСР: Я вас тоже приветствую.

Даниил Крамер: И великолепный и знаменитый кинорежиссер, также народный артист – Владимир Хотиненко.

Наша сегодняшняя тема: "Культура и вера – как единственная истинная основа любой человеческой цивилизации".

Жанна Бичевская: Давайте вспомним, что такое вообще культура, вот порассуждаем. Ведь "культ" – это "служение", этимология слова. Культ – это служение. А "ур" – это по-санскритски "свет". Бог сказал: "Я есмь свет миру". Значит – служение Богу. Вот назначение культуры – служить Богу, потому что мы от Бога получили таланты.

Владимир Хотиненко, кинорежиссер, народный артист РФ: Тема, конечно, в нашей беседе невероятно сложная…

Даниил Крамер: Да, непростая.

Владимир Хотиненко: Я бы привел тогда пример – история Боттичелли, который начинал с этих прекрасных живописных своих женщин, образов, а закончил потом Савонаролой и проклял все свои произведения.

Даниил Крамер: Что происходит с народами, которые теряют искренность в вере?

Жанна Бичевская: Это уже не народ, это уже население и толпа.

Даниил Крамер: А они об этом знают?

Жанна Бичевская: Скрепляет народ вера, истинная вера, поэтому Россия и была самым сильным государством в мире. Ни одна страна не могла называться Россией. Почему? Потому что вера сплачивала людей.

Даниил Крамер: Для меня, например, было очень ясно, когда в Смутные времена поляки заняли Москву, именно вера и русская культура в соединении друг с другом послужили тем фактором, который помог Минину, Пожарскому и Гермогену собрать армию и восстановить целостность государства.

Жанна Бичевская: Но дело в том, что Минину, купцу, ему трижды являлся Сергий Радонежский. Дважды явился, он сказал: "Собирай ополчение, Божья воля на это". Он два раза явился. Он был очень богобоязненным человеком, и подумал, что это бесовщина. Знаете, и бесы могут явиться в виде Христа. Но дело в том, что когда в третий раз уже явился Сергий Радонежский, он стукнул посохом и сказал: "Если ты не соберешь ополчение, наказание Божие тебе будет". И он пошел собирать это ополчение. Сначала идет духовный подвиг, а потом – ратный, а не наоборот. Понимаете?

Даниил Крамер: Значит, именно искренняя духовность…

Жанна Бичевская: Дмитрий Донской – то же самое. Сергий Радонежский…

Даниил Крамер: Жанна, именно искренняя духовность послужила стержнем, который спас, физически спас нацию?

Жанна Бичевская: Конечно, конечно. Искренняя вера, конечно.

Владимир Хотиненко: Вы знаете, мне повезло – я как-то в том, что я снимал, так или иначе окунался в ключевые моменты нашей истории, включая и тот момент с Мининым и Пожарским. Я снял "1612 год". Я, в общем, в материале.

Вера – это ведь смысл. Я еще документальную картину снимал, был совместный замечательный проект РПЦ и Ватикана о первомученниках, которые были еще совместные, до разделения церквей, "Паломничество в Вечный город". И там было очень много интересных моментов.

Ведь христианство очень быстро завладело миром, буквально в очень короткий исторический срок завладело. Почему? Потому что людям был дан смысл. Что такое вера? Это смысл. Все равно, какой бы человек ни был, такое образование, другое, все равно когда-нибудь в жизни он задаст себе вопрос: "А для чего все это? Вот для чего я? Для чего вообще вот это все? Вот для чего это? Я живу, живу – умер".

Жанна Бичевская: Смысл какой? Конечно.

Владимир Хотиненко: Смысл. Вера – это смысл на самом деле.

Даниил Крамер: Мы все задаем себе этот вопрос рано или поздно.

Владимир Хотиненко: И Христос принес жизнь вечную – вот в чем дело. Ты не умираешь. Ты и за грехи отвечаешь, ты продолжаешь жить, ты живешь вечно. Ведь Христос дал вечную жизнь с ответственностью за то, что ты сделал. К сожалению, по моему глубочайшему убеждению, сегодня Европа переживает как раз трагедию потери вот этого свойства.

Жанна Бичевская: Совершенно верно.

Владимир Хотиненко: Они же вычеркнули основополагающее влияние христианства на формирование Европы. Все это вычеркнуто из соображений толерантности.

Жанна Бичевская: Религий много, а веры нет.

Владимир Хотиненко: Это подмена вот этих всех идей, значительно более мелких, скажем так, подмена вот этого большого смысла.

Даниил Крамер: Мы посмотрим первый сюжет, который чуть-чуть изменит канву нашей передачи.

СЮЖЕТ

Культура и вера – две очень важные составляющие нашего стремительного века. Корнями культуры всегда являлась духовность человека. Египетские пирамиды, античные храмы, великие произведения искусства, архитектуры, живописи, поэзии, музыкальные произведения, фрески Андрея Рублева, древнерусские храмы, чудотворные иконы, церковные богослужения, молитвы – разве могли они родиться без глубокой внутренней веры и связей человека с божественным? Поняв многое о вере и связи ее с культурным развитием человечества, мы можем ощущать себя не одиноким странником во Вселенной, а частицей цивилизации.

Константин Пахалюк, ведущий специалист научного отдела Российского военно-исторического общества: Мы знаем о том, что рай на земле построить невозможно. Но, по крайней мере, оно является неким указующим, куда нам двигаться. И это напряжение, вот это противоречие – оно неразрешимо, но оно само по себе очень важно.

Человек не может жить без ответов на вечные вопросы "Зачем?" и "Почему?", иначе он остается в абсолютно бессмысленном мире, где поход к психоаналитику лишь загоняет его в тупик. Сегодня мы живем в обществе потребления, где человек, в отличие от Античности, вынужден продавать себя как товар, ходить в офис, на фитнес, соответствовать моде и правилам, цель которых – приносить обществу деньги. И он больше не является индивидуальностью.

Константин Пахалюк: В современном мире (и это не только касается России) существует проблема, скажем так, поиска оснований, базовых оснований общества. Когда президент наш говорил про духовные скрепы… Ведь мы же понимаем, что духовность – это прежде всего внутренняя сосредоточенность, это внутреннее общение с Богом, с возвышенным. В то время эта духовность может быть именно скрепой? Что он имел в виду? Он имел в виду проблему социальной связанности нашего общества, социальных ценностей – это то, что нас объединяет. И вот это бытие совместное, если говорить на языке французской современной философии. Вот этих ценностей, вот этой социальной связанности нам недостает.

Вся культура человека издавна пропитана верой в добро и справедливость. В Библии сказано: "Царствие Божие внутри нас". И духовные ценности – основное богатство человеческой души. Культура и вера – это два самых важных символа ее развития. Они существуют не сами по себе, а живут в душе человека, и благодаря им все, что создано и написано человеком за всю историю цивилизации, носит характер Творца, как и сам человек. Все лучшие произведения человечества воспевают любовь – базовую ценность, без которой будущего может не быть.

Владимир Хотиненко: Вот это сказанное все не исключает совершенно замечательных парадоксов.

Даниил Крамер: Так?

Владимир Хотиненко: Например, в эпоху Возрождения, когда было создано очень много выдающихся художественных произведений…

Даниил Крамер: Основа.

Владимир Хотиненко: Это была эпоха войн.

Даниил Крамер: Да.

Владимир Хотиненко: Это была эпоха крови, бесконечных войн.

Даниил Крамер: Страшной жестокости.

Владимир Хотиненко: И в этот же момент создаются самые высокие произведения. Меня больше всего если что-то и травмирует сейчас, то вот то, что фактически вот то влияние культуры почти исчезло на сегодняшний момент.

Даниил Крамер: С чем вы это связываете?

Владимир Хотиненко: Это предапокалиптическое какое-то состояние современной цивилизации. И дружными рядами, совершенно дружно-дружно идут, как те слепцы брейгелевские, в пропасть. Это проблема, это грандиозная проблема цивилизации. И то, что происходит (мы с тобой говорили), это большая проблема. Над этим бы подумать. Да, вроде бы концерты исполняются, люди ходят, Метрополь есть – вроде бы внешне все происходит, но влияния какого-то такого… Ведь понимаете, когда тот же Толстой написал "Войну и мир" – знаете, это было все-таки что-то такое, что влияло…

Даниил Крамер: За ним фактически страна пошла сразу.

Владимир Хотиненко: В основном влияния все – я вижу за этим Божий промысел, я вижу за этим мистическую сущность. Россию вообще без мистического коэффициента, который выносится за скобки, бессмысленно пытаться понять. Тот же Минин и Пожарский…

Жанна Бичевская: "Умом Россию не понять, аршином…"

Владимир Хотиненко: Потому что в России имеет огромное значение вот это "а вдруг". Под "а вдруг" я подразумеваю промысел.

Жанна Бичевская: "Авось".

Владимир Хотиненко: "Авось" – это немножко другое. "Авось" – это способ, а "а вдруг" – это то, что происходит. Вот уже были поляки в Кремле в 1612 году…

Даниил Крамер: И тут вдруг…

Владимир Хотиненко: И вдруг где-то в Новгороде купец, в общем, князь неродовитый…

Даниил Крамер: В 90-м мы почти разрушились – и тут вдруг…

Владимир Хотиненко: И так далее и тому подобное. И вдруг…. А такого "вдруг" очень много, включая революцию, включая все события.

Даниил Крамер: Да, разные "вдруг".

Владимир Хотиненко: И таких "вдруг" у нас… Просто в России ключевые этапы связаны с этим странным "вдруг".

Даниил Крамер: Жанна, представьте себе, что в вашей власти каким-либо образом… Мы говорили о влиянии, вот я как раз хочу задать вопрос. Представьте себе, что в вашей власти повлиять на процесс. И как бы вы повлияли?

Жанна Бичевская: Влиять на процесс мы не можем, потому что сумма наших грехов и рождает наше общество. И я вам должна сказать, что, да, рая нет на земле. Был когда-то. На земле это чистилище. Батюшка Серафим Саровский хорошо сказал: "Стяжай сам в себе Духа Святаго – и около тебя тысячи спасутся". Вот начни с себя сначала, а не измени общество, когда ты сам в грязи по уши. Вот если бы не было у нас подвижников, святых… Понимаете, это наши светочи, мы по ним должны равняться.

Даниил Крамер: Нам нужно образование, нам нужна настоящая культура. А скажите, пожалуйста, истинное искусство – это ведь тоже истинная вера?

Владимир Хотиненко: Я бы… Вот что делать? Я только что снял большую картину про революцию. Ведь там люди озадачивались той же идеей: "Что делать?". Ну, проклятые русские вопросы – "Что делать?" и "Кто виноват?". И ведь тоже с благими намерениями – рай на земле построить. Вот у них была цель, была сформулирована четко цель, что делать. "А что бы я сделал?" – решал задачу Владимир Ильич Ленин с соратниками. Но чем закончилось, мы знаем, да?

Поэтому здесь, я думаю, вообще рецепта, строго говоря, нет. Но есть одно средство, может быть, а может быть, это и рецепт: надо заняться образованием, нужно воспитывать поперек лавки, ну правда. Мы это упустили совершенно! У нас катастрофа с образованием!

Даниил Крамер: Думаете, именно так?

Владимир Хотиненко: Ведь многие, очень многие живописные произведения писаны на библейские сюжеты. И человек, да, конечно, это поймет, но, вообще-то, хорошо бы знать анамнез, что там изображено.

Даниил Крамер: Мы очень хорошо и очень плавно переходим ко второму нашему сюжету.

СЮЖЕТ

Церковное богослужение составляет великий пласт высокохудожественного и духовного творчества. Известно о благотворной силе молитвы, исходящей из сердца. Через нее осуществляется связь с Богом, человек начинает получать его заступление, исцеление от недугов, душевное спокойствие.

В 1999 году в Аризонском университете в США состоялась Всемирная конференция "Последние достижения науки о сознании". Наши ученые выступили с сенсационным докладом об открытии уникального феномена человеческого сознания, происходящего во время молитвы. Они записали электроэнцефалограмму у настоятеля одного из монастырей во время чтения молитв. Она показала полное отключение коры головного мозга при полном сознании в молитвенном состоянии. Этот феномен ученые назвали "четвертым состоянием сознания". Всего их три: бодрствование, медленный и быстрый сон. Ученые доказали, что молитвенное состояние жизненно необходимо человеку, как и ранее известные три, иначе происходят необратимые процессы, вызывающие тяжелые недуги и заболевания.

Знаменитый французский доктор Лоран еще в XVIII веке писал: "Приобщение Святых Тайн – великое целительное средство для души и тела". Немецкий микробиолог Кох поддерживал его: "Откуда душа черпает силу устоять против того, что на нее обрушивается? Что помешает ей не пасть? Ответ: то, что ничего не достигается без Веры".

Владимир Ресин, депутат Госдумы РФ: Только верой во что-то можно созидать. Мое мнение: конечно, воспитывать молодежь, в первую очередь с любовью к Родине, с любовью к своему очагу, с любовью к своей семье и, конечно, воспитывать в духе помощи друг другу. Востребованность в храмах пошла от молодежи в том числе. И сегодня, начиная от малолетних детей и кончая ребятами уже в таком студенческом возрасте, наряду с пожилыми людьми заполнен весь храм, и стояли на улице.

Даниил Крамер: Христианство исповедует любовь и терпимость. И именно слово "любовь" является ключевым в христианской религии. И вот мы живем в состоянии предапокалипсиса…

Владимир Хотиненко: Когда я снимал "Паломничество в Вечный город", я для себя открыл апостола Павла, открыл его в частности во Втором послании Коринфянам. Там есть у него текст про любовь, что такое любовь. И вот если говорить об образовании и о воспитании, надо школьникам… Пусть они не поймут это при первом прочтении. А дальше все равно не может не произойти впечатления, что такое любовь. Так больше никто не говорил, что такое любовь. Он говорит о многом, что любовь – и это, и это, и это. Многое есть чего, но первое – любовь. И в вере главное вот это качество.

Жанна Бичевская: И не гордиться.

Владимир Хотиненко: И если суметь посеять вот эти зерна в этих душах, в еще не окрепших умах – это уже будет дело очень большое. Ну, любовь и любовь. Ну да, общие слова: "Любите друг друга". Ну да, вроде знаем, что надо любить друг друга, как самого себя, и так далее и тому подобное. Но надо понимать, что это самое сложное – понять, как возлюбить врага.

Жанна Бичевская: Есть три типа врагов, о которых сказано уже, известно. Бог есть любовь, мы не будем спорить. Так вот, есть три вида врагов. Есть враги Христа. Есть враги Отечества. А есть враги наши, личные. Так вот, Господь сказал: "Молитесь о врагах ваших". У меня целый список врагов моих личных, и я о них молюсь: "Спаси, Господи, и помилуй. Не дай душам их погибнуть. Они не ведают, что творят. Я их всех отдаю на суд Твой. Ты их суди".

Даниил Крамер: А что делать с врагами нации?

Жанна Бичевская: С врагами внутри нашего Отечества мы обязаны бороться, мы должны. И вот для этого сначала совершается духовный подвиг, а потом уже – ратный. И если человек молится: "Господи, почему Россия во всех войнах побеждала?" – потому что сначала шла молитва! Ну, Господь любит Россию. Россия – подножие престола Божия, и она находится под покровом Пресвятой Богородицы

Владимир Хотиненко: Знаете, есть вечерняя молитва, которая начинается… Вот каждый вечер читать: " Ненавидящих и обидящих нас прости, Господи Человеколюбче. Благотворящим благосотвори"…

Жанна Бичевская: Да, конечно, конечно.

Владимир Хотиненко: И так далее. Перефразируя чуть-чуть Булгакова: этот вопрос, как и вопрос крови, один из самых сложных вопросов. Это тонкий вопрос. И вообще вопрос веры – очень личный. И вопрос культуры – очень личный.

Даниил Крамер: Он сказал, что вопрос крови – самый сложный.

Владимир Хотиненко: Крови, да.

Даниил Крамер: Так вот, процесс примитивизации культуры – способен он привести к разрушению цивилизации?

Владимир Хотиненко: Есть такое слово "пошлость". Вот что такое пошлость? Примитивизация – это немножко обобщенно, а пошлость – это очень конкретно. Что такое пошлость?

Даниил Крамер: Часть примитивизации?

Владимир Хотиненко: Вот что такое пошлость? Вот я для себя определил… Кстати, у Набокова есть замечательное определение, он боролся с пошлостью всю свою жизнь сознательную. И я для себя сделал вывод: пошлость – это воинствующее упрощение. И это именно то, о чем мы говорим. Воинствующее, не просто упрощение, а воинствующее.

Жанна Бичевская: Агрессивное такое, да.

Владимир Хотиненко: Вот это страшно. И это собственно то, что заполнило сейчас культурное пространство. Вот в чем дело.

Даниил Крамер: Давайте посмотрим еще один сюжет.

Николай Бурляев, народный артист России, заместитель председателя Общественного совета Министерства культуры РФ, член Патриаршего совета по культуре: Культура и вера – понятия абсолютно братские, единые понятия. Подлинной культуры без веры не может быть. Вы заметьте, ведь кто остался в истории культуры? Остались Леонардо да Винчи, Рембрандт, Рахманинов, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский. Эти люди были все верующие, они несли истину. А истина в том, что есть Бог, что он все видит, в нравственных категориях, в попытке прожить жизнь так, чтобы сохранить душу свою, которая предстанет в вечности. А ничего более гармоничного, прекрасного и истинного, чем заповеди христианские, не придумало человечество, не выработало. Даже коммунистическое наше государство переиначило эти ценности все, эти заповеди, и они эти заповеди внесли в обиход культуры советской. Более прав мыслитель Иван Ильин, который так говорил: "Русская идея – это идея сердца, идея любви".

ОПРОС

– Человек должен во что-то верить?
– Да, в человеческий разум.
– А в Бога?
– Ну, это дело интимное.

– Конечно.
– Во что?
– В любовь.

– Верить? В добрые дела. И совершать добрые поступки.

– Вера в себя.
– Только?
– Да, только в себя.

– В справедливость, что она должна торжествовать.

– Единственное, во что человеку надо верить – это в собственные силы и в науку.

– Верю в мечту, в Господа Бога.

– А что для вас вера?
– Это как путеводная звезда, что ли. Это объясняет все эти события, факты и прочее, все, что происходит вокруг.

– Без веры, без заповедей, я думаю, никакая цивилизация не могла бы существовать.

– Вера? Не знаю, каждой клеточкой ощущение счастья.

– Если, например, что-то случается и ты падаешь, то это то, что тебя удерживает.

– Вера может быть как серьезным стержнем по жизни для человека, так и, к сожалению, может превратить человека в безумца, в безумного фанатика.

– Ну, вера подоплекой моих сил является, мобилизует, способствует сохранению, стремлению к жизни, к здоровью.

– Человек должен верить в любовь в первую очередь, я думаю. Любовь – это вечное. Так что всем добра и любви!

Даниил Крамер: Итак, это был просто опрос, просто как думают люди. И, как видите, они думают очень по-разному.

Владимир Хотиненко: Вы знаете, тут парадоксами полна эта история. В этом смысле Россия – это ведь не идеальное царство. Потому что Розанова смутило что после Октябрьской революции? "Как так, – написал он, – что богоизбранный народ в одночасье стал рушить церкви?"

Даниил Крамер: Да, сам.

Владимир Хотиненко: Ну, мы не знаем промысел Божий, не знаем.

Даниил Крамер: Не знаем.

Жанна Бичевская: Конечно, конечно.

Владимир Хотиненко: Мы не знаем драматургии этой пьесы. Я говорю: там написана какая-то пьеса, и мы просто исполнители в ней. И остальные все – и Ленин, и Сталин, и все прочие – они исполняют роль.

Жанна Бичевская: Ну, Господь сказал: "Кого люблю – того и наказываю". Вот наказывает Господь Россию, потому что любит ее.

Владимир Хотиненко: Вообще я хотел бы внести одну еще корректировку своих слов, потому что я сказал про апокалипсис. Я не хочу, чтобы это воспринимали как мрачное предзнаменование. Нет, я имею в виду, что в этих обстоятельствах это не пессимистический прогноз. В этих обстоятельствах просто нужно ответственнее относиться к себе, к своим поступкам, и все. Это не мрачный прогноз: "Теперь мы погибнем, и все, и давайте уже теперь… пропади оно все пропадом!" Совсем наоборот. Просто в этих обстоятельствах сегодняшних нужна большая бдительность, более точное понимание, что такое любовь.

Даниил Крамер: А бдительность по поводу чего?

Владимир Хотиненко: По поводу происходящего. Есть мудрость: "Делай что должно". Вот делать что должно.

Даниил Крамер: Да, это верно.

Жанна Бичевская: "И будь что будет".

Владимир Хотиненко: И каждый из нас. Ты сделай. Ты сделай!

Даниил Крамер: Начни с себя.

Жанна Бичевская: Я и говорила: с себя.

Владимир Хотиненко: Не уповай, что вот правительство чего-то не делает. Вот тот же Соловьев, мыслитель и философ замечательный, сказал: "Государство призвано для того, чтобы не устроить на земле рай, а не допустить на земле ада". Вот и все.

Жанна Бичевская: Да. Потому что мы ждем…

Владимир Хотиненко: В этой замечательной формуле сокрыт смысл.

Жанна Бичевская: Вот вы говорили про образование. А что такое образование? Образ. Мы по образу и подобию Божиему.

Владимир Хотиненко: Почему сегодня нужно заниматься более бдительно вообще самим собой? Просто задавать себе простые вопросы: "А я-то сам честно делаю свое дело? А я-то сам простил кого-нибудь? А я-то сам…"

Даниил Крамер: Я боюсь, что полстраны, минимум полстраны не сможет задать себе этот вопрос.

Владимир Хотиненко: А ведь ты посмотри на себя просто, и все, и задай себе простые-простые вопросы, очень простые. И все. И это будет началом процесса. Потому что мы знаем, как мышцы подправить, мы знаем, как можно подправить лицо. А как подправить душу – мы не знаем. А душу можно править только: а) тяжкими испытаниями, к слову говоря…

Жанна Бичевская: Покаянием.

Владимир Хотиненко: …и постановкой вопросов простых для себя. Вот так перед зеркалом встать и сказать: "Имярек (Коля, Вася, Петя, Таня), а я-то что?"

Даниил Крамер: Ну что же, я с наслаждением беседовал сегодня с вами. Это было истинное удовольствие! Жанна, Владимир, очень надеюсь, что мы встретимся здесь вновь и продолжим.

Я хотел бы закончить эту передачу Моцартом – мелодией, которая также для меня неразрывно связана с верой, как раз с верой в любовь, в самое лучшее.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски