Народное творчество: где оно сегодня?

Народное творчество: где оно сегодня?
Соприкосновение и взаимопроникновение культур
О том, как со сменой поколений изменяются «герои нашего времени»
Культура XXI века в будущем
Культура и театр
Культура и молодежь
Культура и вера как единственная истинная основа любой человеческой цивилизации
Культура как средство выживания нации
Культура и агрессивное продюсирование
Культура и криминал
Культура и война
Гости
Марина Яковлева
заслуженная артистка России, актриса
Гарри Бардин
режиссер анимационного кино

Даниил Крамер: Здравствуйте. Это был Алябьев «Красный сарафан». Великолепный романс, правда, сейчас нечасто исполняемый. Это то, что мы называем нашей сокровищницей, русской сокровищницей. И это было бы невозможно, если бы творчество Алябьева не подпитывалось исконным, настоящим русским народным творчеством. И где это сейчас? Поговорим об этом.

У нас в гостях Марина Яковлева, заслуженная артистка Российской Федерации, актриса театра, кино, телеведущая и лауреат пяти различных кинофестивалей. И у нас в гостях знаменитый режиссер анимационного кино Гарри Бардин, лауреат 80 различных кинофестивалей, лауреат 5 премий «Ника» и лауреат Государственной премии Российской Федерации. Марина, я начну с вас. Вы снялись в 4 русских сказках. У вас двое детей. И вы им читаете сказки?

Марина Яковлева: Мало я им читала сказок, конечно. Потому что много было работы. Бабушка им читала. Конечно, читала.

Даниил Крамер: А жалеете?

Марина Яковлева: Я жалею очень. Надо было без конца читать русские сказки.

Даниил Крамер: Почему?

Марина Яковлева: Потому что они добрые. Они учат добру. Они замечательные.

Даниил Крамер: Наши сказки, те, которые мы знаем с детства – это продукт того, что мы называем народным творчеством. И где оно сегодня, Гарри?

Гарри Бардин: Сегодня это «Бурановские бабушки».

Даниил Крамер: И все?

Гарри Бардин: И все.

Марина Яковлева: «Маша и медведь».

Даниил Крамер: Почему иссякло народное творчество?

Марина Яковлева: Не иссякло. Потому что мы снимали фильм «Маруся» про виноградарей. И снимали на Кубани, виноградники. И там все время песни такие, на суржике, полуукраинский-полурусский. И там снимались в массовке местные жители. И много девочек. И они все ходят в какие-то народные кружки, они поют эти песни. Все равно есть подпитка.

Даниил Крамер: И рождают что-то новое сами?

Марина Яковлева: Наверное. Они и современное, и те песни не забывают. Вот, что интересно. То есть не забыто все. Не так все плохо.

Даниил Крамер: А для вас, для режиссера, и вообще по вашему мнению – нужны ли эти сказки?

Гарри Бардин: Сказки нужны, безусловно.

Даниил Крамер: Зачем?

Гарри Бардин: Во-первых, это побуждает к творчеству ребенка, к фантазии. То, что он осмысливает эту жизнь через призму сказки.

Даниил Крамер: А он осмысливает через призму сказки?

Гарри Бардин: Думаю, что да. Во-первых, то, что ему внушают, что добро побеждает зло. Но каждая сказка кончается сказкой. К примеру, в конце «Я там был, мед-пиво пил». И это конец сказки, как правило. То есть сказка – это, как правило, не достижение счастья, а стремление к нему. Вот стремление к счастью – в этом нужна сказка. И вера в рыцаря на белом коне – это сказка. Это романтика. Она у девочек побуждает какие-то высокие чувства.

Марина Яковлева: Я играю в театре. Приехала вчера с гастролей. И люди соскучились по чему-то народному. Их хочется это. Уже и продюсеры уже берут какую-то народную тему.

Даниил Крамер: Берут ли?

Марина Яковлева: Берут. Потому что устали уже от этих французских пьес, всяких этих… А хочется своего чего-то. Вот уже возвращается. И народ на это живо реагирует. Мы находимся в прекрасном особняке Чайковского. А я была на родине Чайковского, в Воткинске. И там музей потрясающий совершенно.

Даниил Крамер: Я там был.

Марина Яковлева: И понятно, откуда выросло его творчество, откуда фантазия.

Даниил Крамер: Там от одного озера, на котором стоит этот дом, фантазия играет.

Марина Яковлева: Да. Эти куклы. Эта любовь. Самое главное в основе всего – это любовь, добро. И фантазия, и любовь матери.

Даниил Крамер: И выяснил, что такие вещи, как «Ой, цветет калина», все считали народной песней. А это Дунаевский. Все считали, что это народная песня.

Гарри Бардин: Соловьев-Седой, Фрадкин – это все композиторы, которые впитали в себя и отдали. И это стало достоянием народа.

Даниил Крамер: Где это сейчас?

Гарри Бардин: Сейчас, когда я слушаю тексты, когда я слушаю мелодический ряд сегодняшних песен, я не могу спеть ни одной, хотя обладаю музыкальным слухом и памятью.

Даниил Крамер: Давайте мы сейчас посмотрим сюжет.

СЮЖЕТ

Даниил Крамер: Какие хорошие дети! Все дети хорошие. И все вырастают на русских сказках.

Марина Яковлева: Потом садятся за компьютер и начинают играть в компьютерные игры.

Даниил Крамер: Ну-ка, ну-ка.

Марина Яковлева: Которые просто завладевают, вообще захватывают их. И уже тут не до русских народных сказок, к сожалению. Это такое зло, конечно, огромное. Тут с этим уже ничего не поделаешь. Все-таки, пока детки маленькие, все равно читать, читать и читать родителям или няне.

Гарри Бардин: Я всего экранизировал одну русскую сказку – «Летучий корабль». Потому что сегодня получилось так, что по воле продюсеров мультипликация стала более востребована полнометражная. Мультипликационные полнометражные фильмы для продюсеров – это хлеб насущный. Они действительно добывают деньги. Поэтому короткие фильмы (а я их делал в основном короткие не доходят до зрителя, к сожалению). А то, что сказка нужна и сказка формирует. А то, что мультфильм – это вообще первое произведение искусства, которое входит в жизнь ребенка. То есть понятие живописи, понятие композиции, понятие композиции, понятие цвета, понятие музыки и слова. Но в основном музыки.

Даниил Крамер: И первые моральные принципы.

Гарри Бардин: Первые принципы. То есть формируется вкус поначалу. И если он будет плохой образчик, то ничего хорошего ждать не приходится.

Даниил Крамер: Марина, с точки зрения мамы сравните, пожалуйста, «Тома и Джерри» с Иванушкой-дурачком.

Марина Яковлева: Во-первых, Иванушка-дурачок – добрый, а «Том и Джерри» - они там какие-то все злые, все время они какие-то… Там все время какие-то удары, все время какое-то насилие, бесконечное насилие.

Даниил Крамер: Это и есть насилие.

Марина Яковлева: Да, насилие. А Иван-дурак спасает, он помогает, он как-то… Правильно дети сказали вывод.

Гарри Бардин: Потому что дурак.

Марина Яковлева: Потому что добрый дурак. Но в итоге сказка - ложь, да в ней намек. Заканчивается все победой Ивана-дурака.

Гарри Бардин: Для того, чтобы не распалась связь времен, нужно, чтобы взрослые папы и мамы говорили со своим чадом на одном языке. Мы вообще сидим на золотом сундуке. Потому что все эти сказки – и сказка про Емелю, и про Иванушку-дурачка, и «Золушка», «Золотая антилопа» - это все добрейшие сказки. И не зря Ватикан закупал советские мультфильмы, потому что они были моральные, они были нравственные. И мы как бы стали возвращаться к этому. Но не настолько, чтобы транслировать сегодня по телевизору старые советские мультфильмы.

Даниил Крамер: Вы режиссер анимационных фильмов?

Гарри Бардин: Да.

Даниил Крамер: Что находят дети в аниме?

Гарри Бардин: Вообще это среди профессионалов называется «лимитированная мультипликация», то есть миниморум движений. Дешевле. Потому что для того, чтобы сделать плавное движение или артистичное, это нужно очень много и думать, и придумывать, и мультипликатора озадачивать определенной задачей. А так это очень примитивно. И это примитивный поп-корн по сути дела.

Даниил Крамер: Как это влияет на детей?

Гарри Бардин: Плохо.

Даниил Крамер: Почему?

Гарри Бардин: Плохо, потому что они не способны будут к восприятию чего-то более сложного. Я против запретов. Но выбор должен быть. Но на выбор должны как-то подталкивать родители, сказать: «Вот это хорошо. Я тебе рекомендую».

Марина Яковлева: Это родители, а сейчас и бабушки с дедушками, велика их роль, мне кажется.

Даниил Крамер: Остатки носителей культуры.

Марина Яковлева: Сейчас все родители работают, все зарабатывают. Часто няни какие-то сидят. Все озабочены реалиями нынешнего времени.

Даниил Крамер: Так всегда было. Где был бы Пушкин, если б не Арина Родионовна?

Марина Яковлева: Раньше включали мультики, диафильмы смотрели в наши времени, пластинки слушали. А сейчас дают игры всякие компьютерные. Поэтому взрослые дедушки и бабушки, которые сидят на пенсии, которое добро найти в себе, несмотря на реалии нашей жизни…

Гарри Бардин: Сейчас трудно. Бабушки и дедушки никак до пенсии не дойдут.

Даниил Крамер: Давайте сейчас еще один сюжет посмотрим.

СЮЖЕТ

Даниил Крамер: Гарри, а ведь вы создатель нескольких фильмов. Кстати, вы создатель «Летучего корабля». Вы сделали из этого фильм. Вы что-то вкладывали, то, что хотели бы оставить надолго многим другим?

Гарри Бардин: Я вижу результат своего труда, когда однажды в летний лагерь среднего бизнеса, в такой богатый лагерь, меня привезли на выступление. Опоздали на встречу. И они уже пустили «Летучий корабль» на экран. И стояли 12-летние пигалицы, дочери этих бизнесменов и подпевали экрану: «А я не хочу, не хочу по расчету». Я думаю: «Пока не хотят, пигалицы».

Даниил Крамер: А потом они вырастают, и муж должен быть миллиардером.

Гарри Бардин: Папины дочки. Яблоко от яблони никуда не денется. Вот это огорчительно. Потому что я думал о том, что торжество любви и свободы.

Марина Яковлева: Я снялась всего в 4 сказках. И называли самой сказочной актрисой своего времени. Хотя у меня всего 3 сказки были. Они долго, как антиквариат, они не старятся, живут и живут. Но в какой-то момент перестали снимать вообще. На детское кино не дают денег вообще. Я была председателем детского жюри, Гарри Яковлевича поздравляла, вручала какие-то награды. Потому что великолепные мультфильмы, и детских картин было много. И с каждым годом все меньше, меньше и меньше. Дошло до того, что на фестивали сейчас нечего везти. Вообще нет детских картин. Уничтожьте культуру – и вы уничтожите нацию. Нет детского кино. Такого доброго, с новыми реалиями. Гарри Яковлевич должен где-то находить деньги на прекрасные мультфильмы, великий художник. Понимаете, не дают. На коммерцию все поставлено. А нельзя. А о сказках забыли. И сказки не снимаются. Это дорогой жанр. Потому что каждую ложку, вилку надо сделать. Она должна быть особенная, она должна быть сказочная. Каждые обстоятельства. Это очень дорогой жанр – сказка. И молодец Студия детских юношеских имени Горького. Специально для детей.

Гарри Бардин: Да, но она ничего не производит в смысле детского продукта.

Марина Яковлева: А только название осталось.

Даниил Крамер: Да. А теперь давайте посмотрим еще один сюжет.

СЮЖЕТ

Даниил Крамер: Вот мы посмотрели сюжет с Раисой Марковой, с великолепной исполнительницей народного творчества. Прокомментируете, Марина?

Марина Яковлева: Мне кажется, важно не опускать руки. Несмотря на эти наши вроде грустные факты, то, что мы констатируем то, это, переживаем. Но верить это и делать все равно свое дело. Как Данко, идти, вырывая сердце. И такие есть.

Даниил Крамер: А ведь хоровая культура – это еще и старинная русская традиция. Где же она?

Марина Яковлева: Вы знаете, я на Шукшинском фестивале была два раза. Но он разрастается. И это такое прямо народное событие. По крайней мере, все, кто был, все как-то переполняются. То, что народ гордится, то, что народ это ценит. Все это сохраняется. Это не уничтожено и не забыто. Вот, что.

Гарри Бардин: Культура должна производить новое. Но главное – сохранить традицию. Я всегда говорю молодым: «Не считайте, что культура началась с вашего дня рождения. Она существовала и до этого».

Даниил Крамер: Марина, как бы вы видели государственную поддержку или государственную политику?

Марина Яковлева: Во-первых, дотации государства для съемок. Вроде я слышу, иногда принимаются какие-то решения: канал открылся детский. Но все как-то в пучине тонет. Мне кажется, надо взяться и сделать это по большому счету. Дотация детского кино, дорогих сказок.

Даниил Крамер: Еще.

Марина Яковлева: Может быть, какой-то штат психологов, которые бы просчитали, какого героя надо вывести и чтобы он был современным, чтобы запал в душу. Чтобы заинтересовать современного школьника, вложить в него какие-то добрые хорошие качества. И показывать в школе или в детском саду это все. То, что будут снимать. Надо снять на современном уровне, чтобы на одном языке разговаривали, какого-то нашего национального героя, современного, нового какого-то. А в основе должна стоять любовь к ребенку, друг к другу. И если есть любовь, она будет заложена в этих произведениях.

Даниил Крамер: Я бы хотел, чтобы мы с вами закончили передачу пожеланиями.

Гарри Бардин: Я против того, чтобы врать. Сказка – она ложь.

Даниил Крамер: Но в ней намек.

Гарри Бардин: Но в ней намек. Когда отцы врут детям, потом дети мстят отцам за невыполненные обещания. И дети исправляют ошибки отцов. Чтоб не было этого. Чтобы дети наши не исправляли наши ошибки.

Марина Яковлева: Я помню, была председателем детского жюри. И Чехия, маленькая страна, представила 12 сказок. Это был какой-то 2000 год. А у нас ни одной. Какие-то детские картины. И я тогда вручила какие-то призы и сказала: «Мамы, папы, вы любите сказки?» - «Да». – «Дети, вы любите детское кино?» - «Да». Подайте на детское кино. Вот моя просьба, пожелание.

Даниил Крамер: Прекрасно. Озвучим эту просьбу – подайте на детское кино. Спасибо вам огромное.

Гарри Бардин: Спасибо, что позвали.

Марина Яковлева: Спасибо.

Даниил Крамер: Увидимся.

Я хочу закончить нашу передачу еще одной мелодией, которую многие считают народной, а ее написал Исаак Дунаевский. И он бы не смог этого сделать, если бы он не подпитывался истинной культурой, народной культурой.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео