Георгий Бовт: Малый бизнес в России – дело неблагодарное

О помощи малому и среднему бизнесу наши чиновники так много говорят, что он должен быть в шоколаде, как избалованное дитя. На деле же создается впечатление, что он не нужен государству, для которого мелкий предприниматель – это по-прежнему спекулянт и барыга. Мелкий предприниматель – первая жертва чиновников-мздоимцев, рассматривающих его как дойную корову. Его жизнь непредсказуема. Сегодня бюрократы придумали одни правила. Завтра они же без предупреждения их поменяют, часто задним числом, присылая, скажем, уведомление о повышении платы за аренду, произошедшее полгода назад. Или приходит новый градоначальник и решает, что все киоски в городе надо поменять. Внешний вид ему, видишь ли, не нравится. Хотя прежнему начальнику нравился, и с ларечниками заключили долгосрочные договоры. Или начальству не нравится ассортимент. Или расположение вблизи остановок общественного транспорта. Или чиновникам понадобилось заново провести тендеры, а прежние – отменить. Или вдруг решили разогнать городские рынки, хотя там жители продукты покупали. Нет пределов бюрократическим фантазиям. Попросту говоря, произволу.

Вот и не идут люди в предприниматели. Даже из безработных. Доля желающих в России заниматься бизнесом ничтожна по сравнению с другими странами – это 5-6 процентов населения. В малом и среднем бизнесе работает сейчас 6 миллионов предприятий, в которых занято более 17 миллионов человек. Еще столько же работает в теневом секторе. В прошлом году приток свежих сил туда составил менее двух процентов, зато в этом году многие индивидуальные предприниматели – более полумиллиона – закрыли свои фирмы, не выдержав повышения социальных платежей. Доля малого бизнеса в нашем ВВП – менее 22 процентов. В США этот показатель доходит до 50 процентов, в недавно еще насквозь коммунистическом Китае – уже более 60 процентов, как и в ЕС.

В последние годы малый бизнес в полной мере ощутил ужесточение регулирования со стороны государства. Так, запретили продажу спиртных напитков в том числе пива в нестационарных объектах. Запретили продажу табака, в отличие, скажем, от Европы, где табачные изделия как раз продают в киосках. Увеличили ставку социального налога с 26 до 30 процентов. Ввели обязанности по ведению бухгалтерского учета в полном объеме для тех, кто был на упрощенке. Повысили для индивидуальных предпринимателей платежи в пенсионный фонд и фонд обязательного медицинского страхования почти в 2 раза.

Все эти ужесточения почувствовали на себе не только сам малый бизнес, но и население, которое и кадры поставляет для него, и является потребителем товаров и услуг. В этом смысле давление на малый бизнес – это давление на общество в целом. Сворачивание и уход в тень малого бизнеса отражается и на работающем в нём персонале, и на качестве и стоимости продукции. Невольно напрашивается аналогия с советской коллективизацией и раскулачиванием в 30-х годах. Тогда кулаков извели как класс, отправив в лагеря или пустив в расход. Но и сельское хозяйство угробили так, что несколько десятилетий жили по карточкам.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Обозреватель ОТР Георгий Бовт рассуждает о том, что может помочь российскому малому бизнесу.

Комментарии

  • Все выпуски