Георгий Бовт: Наше экологическое движение полно парадоксов

Если бы первобытный человек попал из своего первобытного леса в наш любой большой город, то он бы долго не протянул. Вымер бы по экологическим причинам. Всемирная организация здравоохранения, правда, успокаивает. Состояние окружающей среды влияет на человеческий организм лишь на 20-23%. Однако при этом есть заболевания, развитие которых зависит от экологии на 80%. В первую очередь это онкология и врожденные аномалии.

Самый высокий рост онкологических заболеваний в России наблюдается в крупных городах. А рост врожденных аномалий, иными словами мутаций, за последние пять лет составил более 12%. По оптимистичным оценкам ежегодно в крупных городах России погибает от загрязненного воздуха 40 тысяч человек. По пессимистичным – до 80 тысяч. Кстати, прошлый год в России был Годом окружающей среды. Право на благоприятную окружающую среду у нас записано в Конституции.

Стало ли нам легче дышать? В России контролируют лишь десятка три вредных веществ, в то время как на самом деле в воздух выкидывают сотни негативных микрочастиц. Конечно, есть Роспотребнадзор, однако эксперты говорят, что нужно измерять экологический ущерб не в тоннах выбрасываемых веществ, а в заболеваемости и смертности по экологическим причинам.

Проблемы экологии волнуют россиян все больше. Хотя наше экологическое движение зародилось еще в годы перестройки, до последнего времени оно пребывало скорее в состоянии вялой пассивности. Люди просыпаются лишь тогда, когда мусоросжигательный завод или свалку организуют у них под носом. В последнее время ситуация начала меняться. Экологическое движение действительно становится массовым. Другое дело, что идеализм в нем сосуществует с прагматизмом, а искренность – подчас с выполнением корпоративных и политических заказов.

Немало и пустого информационного шума: его устраивают по разнарядке чиновников вокруг показушных экологических акций общегуманитарного характера вроде уборки города от мусора или фестиваля птиц. Наше экологическое движение вообще полно парадоксов. Скажем, если взять список самых грязных 35-40 городов России с вопиющими экологическими проблемами, то в пяти-шести из них экологическое движение сколько-нибудь заметно. На остальных территориях экологов либо не видно вовсе, либо же все возмущение ограничивается публикациями прессы.

Чаще всего волна за охрану окружающей среды поднимается в случае появления новых проектов – заводов, дорог, шахт, водохранилищ, атомных электростанций. Текущее положение (каким бы плохим оно ни было) граждане обычно расценивают как приемлемое, зато в переменах видят угрозу. Экологам трудно дается постоянство. Вспышки протестов сменяются быстрыми спадами активности. Мало кто готов к рутинной работе по диалогу с властями. Российские экологи разрозненны.

Счет организаций идет на десятки тысяч, есть и несколько партий, претендующих на роль "зеленых". А единого движения нет, каждый живет своей повесткой и локальными проблемами. Впрочем, во многих других сферах гражданская активность еще меньше. Мы лишь в начале пути за чистую экологию. Главное тут – добиться перемен к лучшему, пока мы все не станем мутантами. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски