Георгий Бовт: Октябрь 1993 года показал, что нельзя решать политические споры вооруженной силой

Три дня в октябре 1993. Я помню костры во дворе своего дома и людей, напоминавших героев фильма "Человек с ружьем" или "Ленин в Октябре". Только без ружей. С ружьями и автоматами были те, которых я встретил рано утром 5 октября близ Белого дома. С десяток грузовиков и автобусов спешили на его защиту от верных президенту Ельцину войск. После той встречи я никогда не верил в официальные цифры потерь при штурме здания взбунтовавшегося Верховного Совета. Они всегда казались мне заниженными.

Неужели мы тогда едва разминулись с гражданской войной? Но если так, то почему спустя ничтожное время те, кто был по разные стороны баррикад, так крепко слились в служении победившему порядку? Разве что бывший вице-президент Руцкой так и болтается неприкаянным: летом его уже раз в пятый сняли с очередных выборов.

Да не было это кануном гражданской войны. Это была свара подобных между собою, не нашедших иных возможностей, кроме как разменять пару сотен пешек в уличных боях в Москве 1993 года. Говорят, мы выучили главный урок: нельзя решать политические споры вооруженной силой, нельзя вмешивать армию в политику. Надеюсь, "противоядия" хватит еще надолго. Да еще Украина буквально проорала это нам в ухо всей силой правого сектора своего Майдана. Для тех, кто тогда не понял. "Повторение - мать учения!"

Один урок выучили, а другие провалили. То была не "гражданская война" в буквальном смысле, а вакханалия политического тщеславия. Бес безумия вселился в политиков, отказав им в способности договориться. Это не их вина, это их трагедия. Трагедия поколения, выросшего в советской среде, где искусство компромиссов было неведомо. Где слыхом не слыхали о важности грамотно выстроить политические институты общества так, чтобы они не зависели от слабостей или пристрастий конкретных людей, временно оказавшихся на той или иной должности. А на всех должностях все - временные. С тех пор с институтами у нас не задалось.

Расстрелянный парламент получил в Конституции подчиненную роль. Почувствовавшая себя в октябре 1993 бесконтрольным бенефициаром исполнительная власть в 1996 году, в ходе президентской кампании, так "нагнула" систему выборов, что мы до сих пор ее разогнуть до состояния рутинной демократии не можем.

Ну, хорошо, что главный урок усвоили. По пути периодической "майданизации" не пошли. Будем еще долго подстригать, согласно доброму английскому правилу газонов, свою политическую поляну, чтобы не через 300 лет, конечно, а пораньше стать сбалансированным во всех смыслах обществом. Наверное, тогда и устоится оценка событий октября 1993 года. И мы поймем, что с нами тогда случилось. И не только тогда, а вообще в последние лет 20.  


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски