Георгий Бовт: Принимаемые Думой законы выходят сырыми по качеству

Про нынешнюю Думу говорят, что у нее запретительный уклон. Запрещать и ужесточать – это привычные нам формы управления. Нынешняя весенняя сессия Думы не стала исключением. Много чего позапрещали, а еще больше собирались запретить. Запретили мат в СМИ и художественных произведениях, ужесточали контроль за некоммерческими организациями, блогерами, наказание за нарушения на митингах сделали уголовным делом. Много уделяли времени борьбе с экстремизмом, нацизмом и сепаратизмом в Интернете.

При этом, иные депутаты, то ли стремясь прогреметь в СМИ, то ли еще почему – порой выступали с настолько странными инициативами, что удивляли даже своих более взвешенных коллег. Все и не перечислишь. Предлагали запрещать рекламу фаст-фуда и услуг экстрасенсов. Прогремели предложения запретить использование иностранных слов, а также ношение кед, обуви на шпильках и курение женщинам до 40 лет.

Очень много экзотики в области морали. К примеру, призывали наказывать штрафами "романтизацию" преступного образа жизни в СМИ и массовой культуре. Или ввести уголовную ответственность за оскорбление учителя. По-своему понимая укрепление патриотизма, один депутат предложил запретить чиновникам и их семьям лечиться за границей, а другой не устает требовать запрета проката зарубежных фильмов.

Разумеется, были и серьезные и нужные законы. Внесены очередные поправки в систему выборов в Думу – они теперь будут смешанными, по партспискам и по одномандатным округам. Вернули в бюллетени графу "против всех". Проведена, хотя, на мой взгляд, в ней масса изъянов, реформа местного самоуправления. Написан базовый закон об общественном контроле, вернули зимнее время, внесли поправки в закон об ОСАГО, вернули в школы экзамены по сочинению, ограничили выходные пособия для работников госкорпораций.

Всего напринимали более сотни законов, причем большая часть традиционно исходила от президента и правительства и меньшая часть от самих законодателей.

Сессия прошла под знаком украинской драмы и осложнения в этой связи целого ряда наших экономических проблем, в том числе в связи с западными санкциями. Пришлось думать над созданием собственной национальной платежной системы, родились и другие оперативные инициативы, вызванных обострением отношений с Западом. Например, об уголовном наказании за сокрытие второго гражданства.

А вот запланированные в начале сессии меры по деофшоризации экономики притормозились. Как и работа над пенсионной реформой и мерами по развитию Сибири и Дальнего Востока. Ситуация в экономике сейчас сложная, с мерами вывода ее из стагнации руководство страны, похоже, еще не определилось. Дума точно не стала авангардом борьбы за улучшение инвестиционного климата, защиту прав собственников, раскрепощения экономики от всевозможных бюрократических препон и регуляций, от опутывающей ее коррупции.

В работе российского парламента есть ряд особенностей. Так, список важнейших инициатив сессии никогда не совпадает с тем, что написано в приоритетной части программы работы Думы. Самые важные проекты обычно вносятся внезапно. Президентские инициативы имеют приоритет и принимаются практически без поправок. Равно как и правительственные. При этом принимаемые нашим парламентом законы, на мой взгляд, выходят из Думы сырыми по качеству. Их, как правило, нельзя применить сходу, так много непрописанного или прописанного противоречиво. Они требуют инструкций и подзаконных актов по их юридической проработке, что подчас меняет даже суть законов.

Впрочем, нашему парламенту недавно исполнилось всего лишь 20 лет. Для демократии – это младенческий возраст. Наши законотворцы еще всему научатся. Вырастут, повзрослеют – и всех нас приятно удивят. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски