Георгий Бовт: Россия не должна повторить судьбу Спарты

Нашим туристам, попавшим в страны Европы или в Америку, бросается в глаза большое количество инвалидов, людей с ограниченными возможностями. Их просто много настолько, что наш человек с непривычки воскликнет: какая больная нация. Например, в Америке можно увидеть множество людей, передвигающихся по улицам в самодвижущихся колясках. Отчасти они, конечно, правы: американцы — лидеры по части людей, страдающих ожирением. Но это не значит, что у нас инвалидов в разы меньше — просто они из дома выйти не могут. 

Инвалидов с лихвой хватит для населения европейской страны, скажем, Венгрии или Чехии. У нас 13,3 миллиона инвалидов, это больше 9% населения. Из них полмиллиона — дети. По другим данным, детей с ограниченными возможностями, включая тех, кто находится, что называется, на грани официальной инвалидности, — полтора миллиона. 

Мы их не видим на улицах, на работе и в транспорте лишь потому, что они заперты в четырех стенах. Пандусов нет, лифтов-подъемников, помогающих преодолеть лестницы, нет. Даже в собесах и пенсионных фондах, хотя многие из них представляют собой до неприличия роскошные здания. В иных российских городах недавно сделали кое-как съезды с тротуаров, понизив бордюры, но это лишь отдельные элементы «безбарьерной среды». 

Инвалид на коляске не может, как правило, пользоваться общественным транспортом. Перед ним не «присядет» до земли, позволив въехать на коляске в салон, ни автобус, ни троллейбус. Не говоря уже о том, что на остановках нет объявлений, доступных для людей с ограниченными сенсорными возможностями. На станциях метро практически нет лифтов, а где есть – не работают. В подземных переходах, бывает, проложены вдоль лестниц какие-то рельсы под таким углом, что, если инвалид на коляске рискнет по ним спуститься, то сразу перестанет быть инвалидом – убьется насмерть. Не говоря уж о том, что инвалидов в нашей стране практически никто не хочет брать на работу. 

Между тем Россия, которая в марте 2014 года станет местом проведения зимних Паралимпийских игр, в 2012 году ратифицировала «Конвенцию о правах инвалидов». На бумаге наше законодательство довольно прогрессивно — запущена аж целая госпрограмма «Доступная среда». Основные ее направления: проектирование и строительство удобного жилья для инвалидов, возрождение практики субтитров на ТВ, создание специальных сайтов, рабочих место для инвалидов. Впрочем, по последнему пункту показатели скромные: создавать ежегодно по 14 тысяч рабочих мест. 

Особое внимание надо бы обратить на детей-инвалидов. В программе говорится об инклюзивном образовании – совместном обучении с обычными детьми. Но для этого надо создать все ту же «безбарьерную среду» в обычных школах, готовить больше педагогов, работающих по программам инклюзивного обучения. 

К 2016 году лишь 20% школ в России должны быть адаптированы для обучения в них ребят с ограниченными возможностями. И каждое четвертое транспортное средство, будь то автобус, трамвай или поезд, необходимо приспособить для передвижения в них. И все равно еще будем сильно отставать от развитых стран. 

Государство обещает помогать тем регионам, которые будут осуществлять собственные программы «Доступная среда». Скажем, Минтруд недавно одобрил такие отдельные региональные программы для республики Чувашия, Нижегородской, Архангельской и Ярославской областей на 2014 год. В текущем году 12 регионов уже реализуют подобные программы. На их софинансирование из федерального бюджета выделено 340 миллионов рублей. В 2014 и 2015 году объемы финансирования значительно увеличатся и составят 4,2 и 4,5 миллиарда рублей. 

Страна, которая неспособна обеспечить достойное существование немощным и больным, не может претендовать на то, чтобы быть на передовых позициях общественного прогресса и гуманизма. В истории известен классический пример одной такой страны – Спарты. Там больных, стариков и слабых детей просто бросали в пропасть. Мол, они ослабляют силу нации. Не помогло. Хотя все силы спартанцев уходили на бесконечные войны, расцвет государства длился по историческим меркам лишь мгновение – менее 300 лет. Кончили они плохо, не оставив заметного следа в истории мировой культуры. Надеюсь, у нас до этого не дойдет.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Обозреватель ОТР рассуждает о том, с какими трудностями сталкиваются инвалиды в условиях российской действительности

Комментарии

  • Все выпуски