Георгий Бовт: Система российского здравоохранения сама нуждается в лечении

Георгий Бовт: Система российского здравоохранения сама нуждается в лечении
Георгий Бовт об ипотеке: Главное - не довести ни заемщиков, ни банки до банкротства
Георгий Бовт: Режим и строй могут быть разными, а Родина - одна
Евразийский экономический союз может стать главным проектом интеграции на постсоветском пространстве
Сергей Грызунов: Проект "Южный поток" с самого начала выглядел политизированным и дорогим
Георгий Бовт: Богатства Арктики – наш главный козырь в конкуренции новейшего времени
Сергей Лесков: Таможенный союз проходит проверку на прочность
Сергей Лесков: Каждый час в России от СПИДа умирают три человека
Сергей Грызунов: Неудачи Красной Армии в финской кампании добавили Гитлеру уверенности в начале войны против СССР
Георгий Бовт: Экономике России надо слезать с нефтяной иглы
Сергей Лесков: Что будет с курсом дальше, Сорос и Глоба вместе не угадают

В Госдуме прошел сегодня круглый стол, посвященный оказанию высокотехнологичной медицинской помощи. 

Разговоры про медицину непременно выходят на тему денег. По Конституции, здравоохранение у нас бесплатное, но жизнь далека от написанного. 

У нас как бы две медицины: одна - в рамках системы Обязательного медицинского страхования. Если у вас бронхит, ангина или дизентерия, то вас вылечат в рамках ОМС. В последние годы финансирование медицины увеличилось. Однако, по доле затрат в объеме ВВП мы по-прежнему в разы отстаем от развитых стран. 

Если пациент нуждается в сложном, дорогостоящем лечении — это «высокотехнологичная медицинская помощь» (ВТМП). Перечень ее видов ежегодно утверждается приказом Минздрава. Нередко пациенты сталкиваются с нежеланием докторов поликлиник оформлять документы. Этот бюрократический процесс не всякий здоровый выдержит. 

В последние годы страна закупила много классной медтехники. Подчас, качество услуг в рамках высокотехнологичной помощи, не хуже зарубежного. В прошлом году число больных, получивших ее за один только год, возросло почти в четыре раза: с 34 тысяч человек до 127 тысяч.

В 59 регионов, в порядке софинансирования, из центра направлены субсидии в 5 миллиардов рублей. Дополнительно привлечено 13 миллиардов рублей самими регионами. Но все ли россияне могут рассчитывать на то, что высокотехнологичная помощь им будет оказана вовремя, что пока они будут оформлять справки, болезнь не примет смертельный характер? 

В  России, к примеру, сейчас около 2,8 миллионов онкологических больных. Онкология финансируется неплохо: есть Национальная онкологическая программа. На нее из  федерального бюджета выделяется в год 6,5 миллиарда, 40% добавляют регионы. Программой охвачено 58 регионов из  83. Однако норматив финансовых затрат по  профилю «онкология» составляет в рамках квот 120 тысяч рублей. Можно ли вылечить рак за такие деньги? 

Недофинансирование в системе ОМС достигает 70% стоимости услуги. Это заставляет главврача не  осваивать новые дорогие технологии, а экономить на всем: на зарплате, ремонте, оборудовании — или за счет того, что больной приносит с собой то, чем его лечить. 

О том, что в двучленной системе медобслуживания не все ладно, напоминают отчаянные крики родных тяжело больных: «помогите найти денег на лечение за границей»!

В общем, в нашем здравоохранении много чего надо лечить. К примеру, может ли высокотехнологичная помощь дальше существовать вне остальной медицины? Деньги у страны на это, в принципе, есть. Надо лишь распорядиться ими с умом. Вы же пока – не болейте. 

 
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)