Георгий Бовт: Только от нас зависит, станет ли Севморпуть нашим Панамским каналом

Возможно, 21 век станет веком полномасштабного освоения Арктики. И веком жесткой борьбы за этот регион. Некоторые приарктические страны даже строят планы военного присутствия там. Тем более, что площадь вечных льдов под воздействием глобального потепления сокращается. Другие ведут речь о том, что, мол, арктические богатства надо поставить под международный контроль.

Не надо нам никакого международного контроля. Но нельзя допустить, чтобы получилось по известной поговорке, – и сам не «ам», и другим не дам. Сможем ли мы освоить то, что нам досталось?

Там есть, за что бороться. Арктика – ведущий регион на Земле по запасам ресурсов. В арктической зоне сосредоточено большинство российских месторождений углеводородов: около 600 месторождений нефти и более 150 – газа, два месторождения никеля и более 350 – золота.

Россия одной из первых начала осваивать месторождения в арктической зоне. В отличие от других приарктических стран мы реализовывали проекты преимущественно на суше. И теперь в буквальном смысле разгребаем завалы следов такого освоения, тратя десятки миллионов в год. В советское время экосистема Арктики подверглась варварскому воздействию. Яркий пример – архипелаг Земля Франца-Иосифа. После свертывания военной и хозяйственной деятельности на его островах до сих пор находятся склады горюче-смазочных материалов, свалки пустых бочек, угрожающие разливом нефтепродуктов, остатки техники, строений и трубопроводов. Аналогичная картина на архипелаге Новая Земля, острове Врангеля, на Чукотке.

Сейчас мы обратили внимание на арктический шельф. Сырьевой потенциал российского шельфа составляет 85-100 млрд тонн условного топлива. Для сравнения сейчас на балансе страны – 10 млрд тонн. В рамках программы развития арктической зоны России до 2020 года планировалось вложить до 2 трлн рублей, из них треть – из бюджета. Найдутся ли сейчас эти деньги в реальности? Похоже, не обойтись без иностранного капитала.

В любом случае за нами – инфраструктура, которой сейчас практически нет. Первое – транспорт. Попытка построить железную дорогу, которая охватила бы богатые ресурсами, но необжитые территории Заполярья от Архангельска до Таймыра, была предпринята в 1940-е. Однако после смерти Сталина 501-я и 503-я стройки Трансполярной магистрали были остановлены, успели построить лишь короткие отрезки в Ямало-Ненецком автономном округе.

Сейчас ключевая роль отводится Северному морскому пути. Он мог бы стать кратчайшей связкой между Азией и Европой. Но сейчас объем грузопотока по нему – жалкие 5-6 млн тонн. По планам до 2020 года объем перевозок должен вырасти до 64 млн тонн, а еще через десять лет – до 85 млн тонн. Но чтобы Севморпуть стал для западных перевозчиков более привлекательным, чем Северо-Западный проход, пролегающий в канадских и американских водах, России надо создать все условия для привлечения в регион иностранных инвестиций, в том числе в инфраструктуру.

Только от нас зависит, станет ли Севморпуть нашим Панамским каналом, который, кстати, вообще строился частным капиталом. Станет ли Арктика нашим Клондайком. И, наконец, не зря ли совершали свой подвиг челюскинцы 80 лет назад. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски