Георгий Бовт: В вопросах законодательства Совет Федерации играет подчиненную роль

Совет Федерации часто называют верхней палатой российского парламента, а его членов – сенаторами. Иногда кажется, что зря - настолько не броска работа Совфеда в информационном пространстве.

В вопросах законодательства Совет нельзя назвать равноправным Думе, он играет подчиненную роль. Любые законы сначала вносят в Госдуму, и лишь после ее одобрения поступают в Совет Федерации. И весь он, и отдельные сенаторы обладают правом законодательной инициативы, сенаторы стали соавторами почти сотни принятых весной законопроектов. При рассмотрении принятых Думой законов, Совет Федерации не имеет права вносить поправки, может либо одобрить, либо отклонить закон в целом. Закон считается принятым, если за него проголосовали более половины всех сенаторов, либо если в течение 14 дней он не был рассмотрен Советом вообще. Теоретически Совфед может и отклонить думский проект, тогда создают согласительную комиссию. Дума может преодолеть вето Совета двумя третями, а тот взять верх над Думой тремя четвертями. Но случаев таких конфликтов за последнее время не припоминается. Все идет тихо-мирно.

Совфед задумывался как палата регионов, туда входят по два представителя от каждого субъекта федерации. От исполнительной и от законодательной властей. Многие говорят, что пора бы уже напрямую избирать сенаторов, чтобы интересы регионов на федеральном уровне ярче отражали федеративную природу российского государства. Ведь по Конституции мы - федерация. Совет федерации формируется по непартийному принципу. Там нет фракции, каждый голосует сам за себя.

Сейчас, как правило, голосование по всем важным вопросам единогласное или близкое к тому. Что будет, если сенаторы получат мандат от населения регионов напрямую? Не произойдет ли в сенате разгула популизма, тем более в отсутствии там партийной дисциплины? Мне кажется, опасения повторения известного парада суверенитетов эпохи 90-х, когда Совфед очень даже часто перечил Кремлю, опасения призраков всяческой региональной фронды еще какое-то время помешают отважиться нашему правящему классу на такие изменения, как переход к прямым выборам сенаторов.

У Совфеда есть ряд специфических функций. Утверждение изменений границ между субъектами Федерации; утверждение указа Президента о введении чрезвычайного положения и так далее. В эту сессию сенаторы, например, утвердили около сотни судей Верховного суда и половину, как им и положено, нового состава аудиторов Счетной палаты. Ни одно из утверждений не сопровождалось сколь-либо оживленными дебатами.

В эту сессию Совет воспользовался и своим правом дать согласие на использование российских войск за рубежом. А потом отозвал обратно. Оба раза на решение ушло одно заседание, голосование было единогласным. За время весенней сессии Совфед, следуя стахановским темпам, взятым Думой, принял 202 федеральных закона, из них 9 - конституционных. На последнем заседании был установлен рекорд - приняты аж 89 законов за один присест. Впрочем, скорее не приняты, а проштампованы.

Возможно, со временем наш сенат станет местом для дискуссий, прежде всего касающихся судеб нашего федерализма, чтобы, например, вдохнуть в него новую жизнь. Но пока он без лишнего шума вполне справляется со своей нынешней ролью. В рамках нынешней политической системы. Возможно, спешить с переменами и не стоит. Не всегда они к лучшему. Как не всегда к лучшему и промедление с ними. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски