Георгий Бовт: За 10 лет в России вымерло 23 тысячи населенных пунктов

Города и населенные пункты делятся, по большому счету, на две категории. Те, куда люди стремятся попасть. И те, откуда стремятся уехать. В России в последние годы наблюдается отток населения из сел и малых городов в мегаполисы. За первое десятилетие ХХI века общее число населенных пунктов в стране сократилось более чем на 23 тысячи. Число поселков городского типа сократилось на более чем 550, то есть почти на четверть.

Больше всего пострадали регионы, в которых расположены предприятия оборонно-промышленного комплекса, шахтерские и моногорода. Их ликвидируют в основном в связи с отсутствием в них жителей, а также при объединении с другими селами или городами. Число таких заброшенных сел за десятилетие выросло до почти 20 тысяч. Больше всего таких поселений-призраков в Европейской части страны, где больше всего и крупных городов. В Костромской, Тверской, Ярославской, Вологодской, Псковской, Кировской областях, а также в далекой Магаданской области.

Люди уезжают потому, что нет работы. Нет перспектив. Потому что единственное предприятие, дававшее работу всем, встало. Когда говорят, о том, что надо поощрять мобильность населения, что не надо сохранять заведомо неперспективные производства, то у этого всегда есть другая сторона. Какой ценой происходит такая модернизация? Во всем мире малые города – это не только некий промышленный или торговый центр, но это еще, как правило, и хранители культурного наследия, национальной самобытности, обычаев, традиций. Жизнь в нем – это неспешный ритм. Все объекты в пределах шаговой доступности. Но когда ради укрупнения и экономии денег из села уводят единственную школу, то исчезает едва ли не последняя соломинка, держащая на плаву этот населенный пункт.

Жителям малых населенных пунктов не приходится проводить по несколько часов в автомобильных пробках. Но им и заняться нечем, ехать некуда. Нет, увы, и программы создания рабочих мест в таких местах. Почему бы им не стать хоть бы и туристическими центрами? Кое-где такие программы уже есть, но их единицы. Наши люди по своей стране не очень-то путешествуют, предпочитая Турцию.

Малые населенные пункты более спокойны. В них почти нет преступности. Однако отсутствие перспектив в жизни толкает жителей к алкоголизму и наркомании, они опускаются и сами становятся кандидатами в преступники.

Малые поселения могли бы дополнять экономическую базу региональных центров, развиваясь как транспортно-распределительные центры, специализированные центры науки и научного обслуживания. В них можно размещать филиалы предприятий из крупных центров. Все это они могли бы делать. Но вместо этого наступает запустение.

Мы по-прежнему отдаем предпочтение масштабным, амбициозным проектам, закрывая, бросая все то, что не приносит быстрой прибыли. В оправдание говорят, что убывание малых городов – это глобальная тенденция. Что сохранить жизнеспособность всех этих образований будет трудно. Кто сумеет найти свою нишу в новой жестокой жизни, тот найдет, станет конкурентоспособным. Кто не сумеет – опустеют и зачахнут. Сухие расчеты говорят, что сохранение любой ценой экономически неэффективных малых городов и препятствование перетоку трудоспособного населения в крупные города и будет стоить нам 2-3% экономического роста.

Но уже сегодня всего лишь 20 крупнейших городов страны создают половину ВВП, малые населенные пункты пустеют, а экономического взрывного роста что-то не наблюдается. В ближайшие 20 лет из малых и средних городов уедут еще 15-20 млн человек. Или будут мотаться временно на заработки, загружая электрички и проводя часы в пути на работу. Но разве нам нужен экономический рост ценой запустения огромной части страны? Мне кажется, что-то в сухих расчетах экономических прагматиков все же неправильно. Потому как бесчеловечно.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски