Георгий Бовт: Задача – не загреметь по «скорой» до 1 января

В некоторых областях России служба «скорой помощи» осталась почти без врачей. Доходы медиков снизились, и они массово увольняются. Таковы сегодняшние результаты реформы в этой области. В результате страдают и врачи, и пациенты.

Можете ли вы и члены вашей семьи получить хорошее медобслуживание, спросили недавно социологи «Левада-центра» у россиян. Положительно ответили менее 30%, скорее отрицательно – 67%.

Конечно, можно сделать скидку на нашу привычку ворчать. Но отрицать наличие проблем в здравоохранении не стоит. Часть этих проблем связаны со скорой и неотложной помощью. То есть с теми врачами, к которым человек обращается в крайних случаях. И у них самих проблем выше крыши. У них маленькая зарплата. Им приходится работать на несколько ставок сверх всяких норм, чтобы выживать. На них нападают во время вызовов (и за это нет повышенной ответственности, как в случае, скажем, с полицейскими). Страхование от несчастного случая во время работы не позволяет провести полноценное лечение, покрыть ущерб родственникам в случае смерти. Социальные гарантии медикам не идут в сравнение с таковыми для военнослужащих и спасателей. Не все выдерживают, отток кадров большой. Это может привести к снижению качества помощи, на что и жалуются люди. Минздрав обещает изменить ситуацию.

Есть два основных подхода к оказанию скорой медпомощи – либо врача доставляют к пациенту (в России и бывших республиках СССР), либо пациента доставляют к врачу (США и Европа). Каждый имеет свои плюсы и минусы. Европейцы про нас говорят: «Вы, русские, богатые люди – можете себе позволить возить врача на дом».

И вот с 1 января 2014 года скорую медицинскую помощь в России разделят на экстренную и неотложную. Решение о том, какой вид помощи нужен, будет принимать диспетчер. Он по телефону должен понять, какой именно уровень помощи нужен конкретному больному. Это должно разгрузить бригады скорой. В экстренных случаях, которые составляют 30% от всего количества вызовов, бригада выедет немедленно. Если диспетчер решит, что жизни пациента ничего не угрожает, врача придется подождать. Скажем, до двух часов. На вызов не обязательно приедет врач. По новому порядку медицинские бригады могут состоять из фельдшеров (такова практика и мировая – их задача лишь довезти больного до больницы). Если нет угрозы жизни, пациента передадут дежурному врачу в поликлинику. Там должны появиться кабинеты неотложной помощи.

Начнет действовать единый номер вызова «скорой» 103.Дело в том, что набор 03 проблематичен для сотовых операторов, использующих трехзначные коды. Слабослышащие люди смогут сделать вызов при помощи SMS-сообщений.

Конкретно оговорены поводы для вызова экстренной службы: нарушение сознания, нарушение системы кровообращения, психические расстройства, внезапный болевой синдром, нарушение функций любого органа, травмы, ожоги, кровотечения, роды, угрозы прерывания беременности и др. В случае поступления таких вызовов, по адресу направляется ближайшая общепрофильная бригада. Если звонок классифицирован как неотложный, выезжает врач поликлиники.

Еще одно разграничение: если вызов происходит в рабочее время, то им занимается поликлиника, в нерабочее – «скорая» помощь.

Еще нововведение: в больницах, располагающих более чем 500 койками, будут открыты отделения с диагностикой и реанимацией. Это нужно, чтобы сократить время пребывания пациентов в приемном отделении. За экстренной медицинской помощью можно обращаться непосредственно в больницу. Такие отделения уже работают в пилотном режиме в Петербурге, Набережных Челнах и Казани, должны скоро появиться в Москве. Норматив доезда не меняется и составит 20 минут. Чтобы это условие соблюдалось, расширяется число структурных подразделений «скорой». Появятся посты экстренной помощи на автотрассах.

Минздрав устанавливает новые требования к медоборудованию. Хотя в целом набор реанимационного оборудования многих российских «скорых» уже сейчас почти соответствует американскому и европейскому образцам.

С января будет пересмотрен перечень жизненно необходимых лекарств. Исключат устаревшие препараты, введут новые. Например, специальные препараты для остановки массивного кровотечения. Что касается еще недавней нехватки наркотических анальгетиков, то сейчас, как утверждает Минздав, обезболивающие средства есть у всех бригад.

Так что наша с вами задача, граждане будущие пациенты, не «загреметь по скорой» и продержаться, как минимум, до 1 января. Дождавшись, чтобы эта обещанная нам система заработала. И, главное, чтобы на нее нашлось бы в государстве достаточно денег. Ну а лучше, конечно, вообще не болеть. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски