Сергей Лесков: Что будет с курсом дальше, Сорос и Глоба вместе не угадают

Сергей Лесков: Что будет с курсом дальше, Сорос и Глоба вместе не угадают
Георгий Бовт об ипотеке: Главное - не довести ни заемщиков, ни банки до банкротства
Георгий Бовт: Режим и строй могут быть разными, а Родина - одна
Евразийский экономический союз может стать главным проектом интеграции на постсоветском пространстве
Сергей Грызунов: Проект "Южный поток" с самого начала выглядел политизированным и дорогим
Георгий Бовт: Богатства Арктики – наш главный козырь в конкуренции новейшего времени
Сергей Лесков: Таможенный союз проходит проверку на прочность
Сергей Лесков: Каждый час в России от СПИДа умирают три человека
Сергей Грызунов: Неудачи Красной Армии в финской кампании добавили Гитлеру уверенности в начале войны против СССР
Георгий Бовт: Экономике России надо слезать с нефтяной иглы
Сергей Лесков: Обучение ребенка превращается в побочное занятие, на котором зарабатывают деньги

Составить бюджет большой страны – это адский труд. В романе Толстого "Война и мир" 1300 страниц. В проекте бюджета – 6 тысяч страниц. Это после редактирования. А было 10 тысяч. Работа над новым бюджетом начинается в тот день, когда подписан предыдущий. Быстрее, чем за год, сверстать расходы и доходы, дефициты и профициты не удается.

В этом году задача еще сложнее. Цены на нефть падают, курс рубля снижается, санкции тормозят нормальную экономику. В критической ситуации перед парламентом поставлена задача сохранить основные социальные расходы. Авторы бюджета считают, что с задачей справились, но так ли это, покажет будущее.

Ключевой фактор в бюджете – валовой внутренний продукт, который мы хотели удвоить, но пока не получилось. По планам ВВП в следующем году вырастет на 1,2%. Небольшой, но все-таки рост. В 2016 и в 2017 годах рост ВВП должен быть еще заметней. Впечатление, что бюджет разрабатывают заядлые оптимисты, что само по себе неплохо. Только в этом году вряд ли удастся добиться роста даже в полпроцента, хотя те же оптимисты обещали прыжок на 3 процента.

Откуда пойдет рост, если во всех сферах происходит заметное снижение инвестирования и кредитования? Надежда на приватизацию федерального имущества. Но это если найдутся инвесторы со свободными средствами, чего нельзя гарантировать при стагнации экономики.

ВВП зависит от многих ключевых факторов. Авторы бюджета считают, что цена на нефть сохранится на уровне 100 долларов за баррель, хотя сейчас она упала до 80. Валютный курс на следующий год оценен в 38 рублей за доллар, а он уже подпрыгнул до 45. Что будет с курсом дальше, Сорос и Глоба вместе не угадают.

Кстати, о социальных гарантиях. Предусмотрено снижение расходов на здравоохранение на 21%, причем на больницы – на 40% меньше, на поликлиники – на 31% меньше. Но не хватайтесь за сердце. Ожидается, что сокращение будет возмещено за счет Фонда обязательного медицинского страхования. Этот фонд формируется за счет выплат всех предприятий. Маневр, конечно, интересный. Ясно одно: чтобы фонд не прогорел, экономика должна быть стабильной.

А что об инфляции? Бюджет прогнозирует, что инфляция вдруг затормозится и упадет с нынешних 9 до 5,5 процентов. Но ведь по законам экономики в условиях кризиса инфляция имеет обыкновение разгоняться. Вот и кажется в итоге, что бюджет похож на успокоительные мантры, чтобы граждане не унывали и верили в светлое будущее.

Хорошо, если сбудется. Но все-таки экономисты и психотерапевты – это немножко разные профессии.  

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео