Сергей Лесков: «Если система образования у нас правильная, то почему мы живем так неправильно?»

Один из самых устойчивых мифов состоит в том, что в СССР было лучшее в мире образование, медицина и балет. Об этом даже Высоцкий пел. Но уже давно о нашем здравоохранении в здравом уме слова доброго не скажешь, балет сотрясают скандалы, но система образования держала знамя дольше всех.

Психологически привязанность к своей школе понятна. У ребенка мама самая красивая, первая учительница – самая умная, а у взрослого вуз, где учился, – самый толковый. Беда в том, что миф блокирует попытки развернуть стратегически важную отрасль в соответствии с требованиями времени. Если жизнь изменилась, то как может не меняться система образования? И, если система образования у нас правильная, то почему мы живем так неправильно?

Помимо запросов сырьевой экономики, модернизации страны препятствует структура профессионального образования. Спросом пользуются профессии юриста, экономиста и специалиста по госуправлению. Профессии, от которых зависит реальное развитие страны, не в почете. В России 7,5 миллионов студентов, это в 2,5 раза больше, чем 20 лет назад. Зачем обществу столько юристов и экономистов? Потребности нет, но есть личная выгода. У инженеров и конструкторов, у всяких русских Невтонов и Платонов, в условиях промышленной стагнации и невостребованности науки такой возможности нет. Гении и инноваторы обречены на то, чтобы жить с вывернутыми карманами.

В России 950 вузов. 450 вузов созданы за последние 20 лет. Качество образования во многих вузах такое, что было бы благом, если бы появились вузы вообще без студентов. На образовательных услугах можно хорошо нажиться, даже если диплом не подтвержден знаниями. Особенно грустную картину показывают вузы Южного федерального округа. Липовых вузов России много, но проще Северный полюс покорить, чем отозвать у них лицензию. Слишком большие интересы стоят на кону.

Из 950 российских вузов 150 находятся в Москве, 50 – в Петербурге. Такой концентрации высшего образования в столице нет ни в одной стране. И это говорит о жутком дефиците толковых преподавателей. С каждым годом их становится меньше, поскольку система профессионального образования зависит от структуры экономики и неизбежно деградирует. Дефицит специалистов – одна из главных наших проблем.

Но профессиональное образование – это не только вузы, это также ПТУ и техникумы. По логике, их требуется больше, чем вузов. Но абсурд в том, что вузов в России гораздо больше, чем техникумов и ПТУ вместе взятых. В итоге в тех немногих местах, где нужны рабочие с золотыми руками, их готовы носить на руках. Когда строили атомный крейсер «Юрий Долгорукий», сварщиков собирали по всей России.

Мы надеялись, что проблемы образования решит Единый государственный экзамен. Но благими порывами сами знаете, куда дорога вымощена. Мне на глаза попался список студентов, принятых в славный 1-й мед имени Сеченова. Как бы помягче сказать – впечатление, будто держишь в руках список прихожан мечети, а фамилии, похожие на Сеченов или Пирогов, наперечет.

Удивительно ли, что в мировом рейтинге медицинских вузов наш 1-й мед найти даже с микроскопом не удается. Флагман российских вузов МГУ печально кочует между первой и второй сотней в зависимости от методики подсчета, а других российских университетов и на горизонте в мировых рейтингах не видно.

У Чехова есть персонаж – вечный студент Петя Трофимов. Петя говорит о смысле жизни: «Дойду и укажу другим путь, как дойти». Но Петя ничего не делает, только забытые галоши ищет. Мне почему-то кажется, что система российского образования напоминает бедного чеховского студента Петю. Много разговоров – и мало дела. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски