Сергей Лесков: Очень скоро новый учебник истории окажется старым

Преподавание истории в школе вызывает дружную, как грозовой шквал, критику всех социальных и политических групп. Действительно, учебников понаписано великое множество, в разных школах учат кто во что горазд. Выработка гармонического мировоззрения – одна из ключевых задач школьного образования. А получалось не мировоззрение, а форменная путаница, школьники несли околесицу. Откровения на экзаменах по истории стали популярной темой для анекдотов.

В апреле президент Путин поручил правительству к декабрю разработать концепцию курса истории России в школах. Проект обсуждался общественностью весь сентябрь. Очень скоро – 1 ноября – на рассмотрение президента Путина будет предложен выстраданный проект учебно-методического комплекса по отечественной истории. Это будет как раз накануне 4 ноября – нового государственного праздника, по поводу которого историки не могут прийти  к единому мнению.

Хорошо, что дело движется. Хотя непонятно, почему верховный вердикт по поводу учебника истории должен выносить президент страны. Завтрашняя пресс-конференция так и называется  «Какой учебник истории будет предложен президенту России?» При всем уважении к несомненным дарованиям нашего президента, ни профессиональным историком, ни педагогом он не является. Если это вертикаль власти, то в самом абсурдном проявлении. И то, что право на окончательный вердикт принадлежит не экспертному сообществу профессионалов, а верноподданнически транслируется лично верховному правителю, есть проявление неизбывного русского патернализма, феодальной традиции, когда перед сюзереном надо ломать шапку, даже если под шапкой у тебя ума палата. Кстати, Сталин лично редактировал Курс истории. Но ведь Путин – не Сталин. Наверное, в  этом мы не изменились…

Но, признаюсь, что лично меня даже не это обстоятельство печалит больше всего. Нет сомнения, что хороший учебник истории необходим российской школе. Но нет сомнений и в том, что это не самый важный вопрос в нашей науке и в нашем образовании. Но острота дискуссии и силы, брошенные в бой, показывают, что для нас ничего важнее интерпретации прошлого не существует. Иногда мне кажется, что мы опрокинуты в прошлое. Самые страстные споры разгораются вокруг Мавзолея Ленина, кладбища на Красной площади, роли Сталина, трактовке татаро-монгольского ига и вообще происхождения русских. На будущее мы взираем отрешенно и безразлично. На будущее нет ни планов, ни целей – туман и миражи. Осенний листок на ветру больше нашего печется о своем будущем.

Академия наук отмалчивается по поводу острых и актуальных проблем. Почему, к примеру, не слышно голоса академиков по поводу деятельности Гринпис и  загрязнения арктических морей? Есть загрязнение или можно там добывать нефть на шельфе?

Пресс-конференция об учебнике истории символически совпала с Нобелевской неделей. Мы давно не претендуем на высшие научные награды, не ведем разработок на передовых интеллектуальных рубежах, где формируется облик будущего. Зато мы, без сомнения, напишем самый точный учебник истории. Хотя один из непреложных законов истории состоит в том, что каждое время пишет новый учебник. Так что, исходя из исторического опыта, мы зря копья ломаем. Очень скоро новый учебник окажется старым.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски