Сергей Лесков: Отношение к людям с синдромом Дауна является мерилом гуманности общества

Сергей Лесков: Отношение к людям с синдромом Дауна является мерилом гуманности общества
Георгий Бовт об ипотеке: Главное - не довести ни заемщиков, ни банки до банкротства
Георгий Бовт: Режим и строй могут быть разными, а Родина - одна
Евразийский экономический союз может стать главным проектом интеграции на постсоветском пространстве
Сергей Грызунов: Проект "Южный поток" с самого начала выглядел политизированным и дорогим
Георгий Бовт: Богатства Арктики – наш главный козырь в конкуренции новейшего времени
Сергей Лесков: Таможенный союз проходит проверку на прочность
Сергей Лесков: Каждый час в России от СПИДа умирают три человека
Сергей Грызунов: Неудачи Красной Армии в финской кампании добавили Гитлеру уверенности в начале войны против СССР
Георгий Бовт: Экономике России надо слезать с нефтяной иглы
Сергей Лесков: Что будет с курсом дальше, Сорос и Глоба вместе не угадают

Человек хрупок, а судьба непостоянна. Никто, даже самый счастливый человек, не застрахован от беды. И никто не знает, за каким поворотом его может поджидать несчастье. Синдром Дауна - генетическое заболевание, его причины неизвестны. Не выявлено никакой зависимости от расы, социального положения, образа жизни, окружающей среды. Только жестокая игра случая. В среднем один из тысячи рожденных детей болен синдромом Дауна.

Вылечить синдром Дауна невозможно. И нет уверенности, что наука когда-нибудь достигнет такого совершенства. Но наше отношение к больным синдромом Дауна является мерилом гуманности общества. Еще в 80-е годы люди с синдромом Дауна дотягивали до 25 лет. Сейчас продолжительность жизни - 50 лет. Можно сказать, что синдром Дауна ставит диагноз обществу.

От некоторых весьма образованных людей мне приходилось слышать, что выращивать детей с синдромом Дауна - все равно, что жевать гнилую картошку, потому что ее жаль выбросить. Лучше, дескать, растить гениев, чем тратить силы на помощь больным. Конечно, возникает вопрос, согласились бы гении на такой размен? И вообще возможны ли гении в таком расчетливом обществе? Кстати, в нацистской Германии детей с синдромом Дауна уничтожали.

В России лишь 15% родителей после рождения берут из роддомов этих детей. В Западной Европе и Америке отказников не больше 5%. И стоит очередь на усыновление. Не будем огульно осуждать наших родителей. У нас нет социальных условий для воспитания такого ребенка. Это на самом деле очень тяжело и дорого. Ребенка трудно устроить в садик, в школу. Закон, учитывающий права таких детей, разработан, но не утвержден. Исполнение кажется слишком дорогим для казны.

Но люди с синдромом Дауна при заботливом уходе получают высшее образование, становятся актерами, работают в магазинах, ресторанах, офисах. Говорят, что они самые замечательные помощники во многих профессиях, потому что чувствуют хорошее отношение лучше, чем здоровые люди.

И вот важный вопрос. Имеем ли мы право лишать больных людей возможности на непохожую на нашу, но счастливую жизнь? Готового ответа нет. Но это очень важный вопрос для каждого из нас. 

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео