Сергей Лесков: Пусть России служат и гордый внук славян, и финн

Сергей Лесков: Пусть России служат и гордый внук славян, и финн
Георгий Бовт об ипотеке: Главное - не довести ни заемщиков, ни банки до банкротства
Георгий Бовт: Режим и строй могут быть разными, а Родина - одна
Евразийский экономический союз может стать главным проектом интеграции на постсоветском пространстве
Сергей Грызунов: Проект "Южный поток" с самого начала выглядел политизированным и дорогим
Георгий Бовт: Богатства Арктики – наш главный козырь в конкуренции новейшего времени
Сергей Лесков: Таможенный союз проходит проверку на прочность
Сергей Лесков: Каждый час в России от СПИДа умирают три человека
Сергей Грызунов: Неудачи Красной Армии в финской кампании добавили Гитлеру уверенности в начале войны против СССР
Георгий Бовт: Экономике России надо слезать с нефтяной иглы
Сергей Лесков: Что будет с курсом дальше, Сорос и Глоба вместе не угадают

Первая аналогия, которая приходит на ум, когда речь заходит о мигрантах, которые хотят служить в нашей армии, – это французский иностранный легион. Франция – это центр притяжения для многих иностранцев. И многие мечтают получить гражданство. Ради этого многие готовы рисковать жизнью, воевать в горячих точках. Как говорится, увидеть Париж – и умереть.

Иностранному легиону почти 200 лет. Сейчас в легионе насчитывается 7 700 человек, самый большой этнический отряд – Восточная Европа. Чтобы пройти отбор, надо сдать тесты и не иметь проблем с Интерполом. Раньше настоящее имя в Легионе вообще не спрашивали и после войны в Легионе нашли убежище многие эсесовцы. Через три года можно запросить гражданство, но первый контракт – не меньше пяти лет. Зарплата капрала – 60 тысяч рублей, но если перебросили в заморские края, то 180 тысяч. Проживание, амуниция и питание – за казенный счет. Но главное – это возможность получить заветное гражданство.

Франция без устали участвует в военных конфликтах на всех континентах. Деликатную и не всегда благородную миссию поручают наемникам иностранного легиона. Хочешь выслужиться – не вороти нос. Потому что у веселой Франции серьезные интересы на всех континентах. Этот аргумент для России, которая не посылает солдат на другие континенты, роли не играет. России не нужны иностранцы, которые таскают для нас каштаны из огня.

И все-таки российский иностранный легион – дело хорошее, потому что это говорило бы о том, что образ России приобрел для иностранцев привлекательность. Пусть России служат, как говорится, и гордый внук славян, и финн, и ныне дикий тунгус, и друг степей калмык.

Французский легион нам не безразличен еще и по той причине, что в нем служили многие выдающиеся люди. Например, будущий министр обороны СССР маршал Родион Малиновский, приемный сын Максима Горького, который стал во Франции генералом и послом, убийца Петлюры анархист Самуил Шварцбурд. В иностранном легионе царит особый дух, и, не исключено, из российского легиона тоже выйдут яркие личности, которые прославят нашу страну.

Кстати, в наполеоновскую эпоху треть генералов и офицеров в армии Кутузова имели иностранные фамилии. И ничего, побили Наполеона. А ветеранам его разбитой армии ничего лучшего не оставалось, чем составить основу первого иностранного легиона.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)