Сергей Лесков: Таможенный союз проходит проверку на прочность

Сергей Лесков: Таможенный союз проходит проверку на прочность
Георгий Бовт об ипотеке: Главное - не довести ни заемщиков, ни банки до банкротства
Георгий Бовт: Режим и строй могут быть разными, а Родина - одна
Евразийский экономический союз может стать главным проектом интеграции на постсоветском пространстве
Сергей Грызунов: Проект "Южный поток" с самого начала выглядел политизированным и дорогим
Георгий Бовт: Богатства Арктики – наш главный козырь в конкуренции новейшего времени
Сергей Лесков: Каждый час в России от СПИДа умирают три человека
Сергей Грызунов: Неудачи Красной Армии в финской кампании добавили Гитлеру уверенности в начале войны против СССР
Георгий Бовт: Экономике России надо слезать с нефтяной иглы
Сергей Лесков: Что будет с курсом дальше, Сорос и Глоба вместе не угадают
Сергей Лесков: Обучение ребенка превращается в побочное занятие, на котором зарабатывают деньги

Таможенный союз проходит проверку на прочность. В его истории это самая тяжелая проверка. Под вопросом жизнеспособность Таможенного союза. В критической ситуации выяснилось, что Таможенный союз юридически оформлен впопыхах. У нас это обычное дело. Может быть, это делается специально, чтобы опираться на удобное правило "Закон что дышло, куда повернешь, туда и вышло".

Конфликт разгорелся после введения Россией ответных мер и запрета на ввоз ряда продовольственных товаров из западных стран. Россия, попав под гнет санкций, не могла не нанести ответный удар, пусть даже он задел интересы собственных граждан. Но запрещенные товары быстро нашли лазейку. Они поступают в Белоруссию, проходят легкую переработку, получают новую маркировку и вполне легально проходят в Россию, поскольку в Таможенном союзе границ не имеется. По поводу этого сюжета уже высказались президенты Путин и Лукашенко, позиции у них полярные.

Поток товаров из Европы в Белоруссию после введения российского эмбарго в мгновение ока подскочил на 80 процентов. Что ж, бизнес ищет лазейки. Ввоз рыбы из Норвегии в Белоруссию вырос в два раза, свинины из Канады – в 17 раз, а молока из Литвы – в 70 раз! Якобы из Черногории пришло свинины больше, чем все поголовье черногорских свиней!

Неужели у белорусов вдруг обнаружился аппетит Гаргантюа и они все это сами съедают? Президент Лукашенко призывает не прессовать и не щемить его страну и объясняет, что переработку продуктов в Белоруссии российское эмбарго не запрещает. Российская же сторона считает, что партнер ставит бизнес-интересы выше политики, выше солидарности. Запад соблюдает свои санкции жестко, а Россия при помощи союзника ударила по воздуху. Обидно.

Жертвовать судьбой Таможенного союза, который создавался большим трудом, было бы чистейшим безумством. Таможенный союз необходим России, Белоруссии и Казахстану, войти в него готовятся Армения и Киргизия. Создать Евразийское пространство непросто, но ведь Евросоюз, где партнеров куда больше, при всех противоречиях всегда находит консенсус.

В борьбе с контрабандой мы прибегаем к испытанному и похожему на анекдот приему. В плодоовощной продукции мы нашли вредных жучков. А в мясе, страшно сказать, геном африканской чумы свиней. Как говорится, Онищенко нет, но дело его живет. 20 белорусских предприятий получили запрет на поставки в Россию. Для Белоруссии это тяжелый удар, других рынков у страны нет. Но те приемы, которые проходили в торговых войнах с Грузией, Молдавией, Польшей, вряд ли уместны внутри Таможенного союза. Союзников у России сегодня немного, надо уметь договариваться.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео