Сергей Лесков: Велика опасность, что в результате реформ реанимировать медицину не сможет никакой консилиум

Сергей Лесков: Велика опасность, что в результате реформ реанимировать медицину не сможет никакой консилиум
Георгий Бовт об ипотеке: Главное - не довести ни заемщиков, ни банки до банкротства
Георгий Бовт: Режим и строй могут быть разными, а Родина - одна
Евразийский экономический союз может стать главным проектом интеграции на постсоветском пространстве
Сергей Грызунов: Проект "Южный поток" с самого начала выглядел политизированным и дорогим
Георгий Бовт: Богатства Арктики – наш главный козырь в конкуренции новейшего времени
Сергей Лесков: Таможенный союз проходит проверку на прочность
Сергей Лесков: Каждый час в России от СПИДа умирают три человека
Сергей Грызунов: Неудачи Красной Армии в финской кампании добавили Гитлеру уверенности в начале войны против СССР
Георгий Бовт: Экономике России надо слезать с нефтяной иглы
Сергей Лесков: Что будет с курсом дальше, Сорос и Глоба вместе не угадают

По опросам, качество медицины – это главное, чего ждут люди от государства. Но удивительно, что именно в здравоохранении у нас происходят реформы, которые приводят к социальным протестам. Сейчас по всей стране закрываются больницы. В Москве будут закрыты 28 медицинских учреждений, в том числе 15 больниц и роддомов.

Взамен обещан рост эффективности, улучшение амбулаторного лечения, развитие дневных стационаров. Так говорят экономисты. Что-то похожее было в начале 90-х, когда реформы довели страну почти до летального состояния. И аргумент был похожий – ссылки на мировой опыт.

С врачами авторы реформ не сочли нужным посоветоваться. Теперь врачи бьют тревогу и взывают о помощи. Нельзя понимать эффективность медицины исключительно с точки зрения финансов, экономии коммунальных расходов и повышения зарплаты. Медицина – это, прежде всего, качество жизни пациентов. Очень велика опасность, что в результате реформ реанимировать медицину не сможет никакой консилиум. Как случилось раньше со многими процветавшими отраслями.

По всей стране идет сокращение коечного фонда, в некоторых регионах ужались на 20 процентов. Теперь даже в Москве коек меньше, чем в Германии – шесть против восьми на тысячу человек. А ведь врачи считают, что число коек в кардиологических и онкологических отделениях в России должно быть не сокращено, а увеличено на 15-20 процентов, чтобы приблизиться к европейским показателям.

Еще намечено сократить время пребывания в больнице с 12 до 5-6 дней, как в Европе. Но надо быть честным. В Европе после больницы пациент не отлеживается дома. Койки реабилитации, сестринский уход, паллиативное лечение. Вы когда-нибудь слышали об этом в России? Коек паллиативного лечения у нас в 15 раз меньше, чем в Европе.

В поликлиниках не хватает 40 процентов участковых. Слишком тяжелая работа. Уверен, от реформы оставшиеся энтузиасты побегут из участковых, потому что живой человек такой работы не выдержит.

В древности говорили, что врач – это последняя профессия, которая исчезнет в случае потопа. Что-то подсказывает мне, что последними на Земле останутся экономисты. Но кому от этого лучше?  

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео