Актёр Иван Макаревич: В нашем кино есть нежелание нового и пугливость не заработать. Очень редко вылезает что-то интересное и сильное

Актёр Иван Макаревич: В нашем кино есть нежелание нового и пугливость не заработать. Очень редко вылезает что-то интересное и сильное
Юрий Стоянов: У нас страна быстро забывающая, поэтому, чем чаще я вспоминаю Олейникова, тем чаще его вспоминают те, кто его любил
Подробности: Илья Олейников
10 июля: Президиум ЦИК учредил Телеграфное Агентство СССР (ИТАР-ТАСС). В 1941 года началась битва за Ленинград
Как создавался мультик «Волк и телёнок»
Лора Квинт: Вдохновение приходит во время домашней работы, поэтому у меня всё выстирано, выглажено и разложено по полочкам
Как приготовить вкусный малиновый мусс
Юлия Такшина: За год съёмок «Не родись красивой» у нас не было ни одного конфликта между актёрами и режиссёрами
Подробности: Лия Ахеджакова
9 июля: День земляники. В Ленкоме состоялась премьера спектакля «Юнона» и «Авось»
Лепим вареники с творогом
Гости

Мария Карпова: Иван, рады Вас видеть, с днём рождения!

Иван Макаревич: Спасибо большое, здравствуйте!

Максим Митченков: Здравствуйте!

Мария Карпова: Только что нашим зрителям рассказывали, что у Вас сложилась такая большая творческая любовь с Григорием Константинопольским, а в чём Вы нашли этот общий язык? Потому что Григорий в своих интервью говорит, что не очень понимает поколение 20-30-летних.

Иван Макаревич: Не знаю, у нас просто какая-то Вселенская бонусная история сработала, потому что у нас просто возникло адское взаимопонимание, всё, что Григорий Михайлович хочет видеть в кадре, у меня почему-то получалось делать, и мы с тех пор поэтому любим друг с другом работать.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ГРОЗА»

Мария Карпова: Почему Вы стали в своё время заниматься музыкой – это, по-моему…

Максим Митченков: Очевидно.

Мария Карпова: Очевидно, да, а как всё-таки театр появился в Вашей жизни, школа-студия?

Иван Макаревич: Честно, я не могу вспомнить подробно свой мыслительный процесс, почему я решил в театральной пойти, но я чётко помню, что было 2 причины – это Джим Керри и просто желание технически понять, почему некоторые актёры хорошие, а некоторые плохие.

Мария Карпова: Почему?

Максим Митченков: Давайте по порядку разбираться, давайте с Джима Керри начнём: что он Вам такого сделал, что отправил Вас в театральный?

Иван Макаревич: Мне всегда было удивительно, что кривляющихся людей-то очень много, а люди, которые кривляются и от них невозможно оторваться, и ты при этом читаешь и историю и так далее – единицы, и вот от Джима Керри я не мог оторваться вообще, и я почему-то всё время помню, что был фильм «Лжец, лжец»…

Максим Митченков: Да.

Мария Карпова: Да, очень классный.

Иван Макаревич: И в конце после титров были неудавшиеся сцены, и вот это меня так манило – понять, как это они всё придумывают, почему они так играют.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ЛЖЕЦ, ЛЖЕЦ»

Мария Карпова: А подражать никогда не пытались, например, в институте Джиму Керри?

Иван Макаревич: Нет, я в детстве пытался подражать Майклу Джексону.

Мария Карпова: Серьёзно?

Максим Митченков: И лунная походка, все дела, да?

Иван Макаревич: Я заставлял маму садиться и смотреть, что, мама, давай представим, что я Майкл Джексон, и ты просто посмотри на это.

Максим Митченков: Но у Вас же и в школе была какая-то театральная студия, по-моему, да?

Иван Макаревич: Да, у нас была такая детская организация «Остров сокровищ», с который мы в лагерь ездили и так далее, и был у на учитель английского, который… как-то очень много людей вокруг было классных в школе, и постепенно мы стали делать какие-то постановочки с детьми и с учителями, и это были первые шаги, в общем, можно сказать.

Мария Карпова: Мы знаем, что Вы не очень любите в интервью рассказывать об отце, семье, вообще о личной жизни, но всё-таки известная фамилия – помощь или помеха в Вашей профессии?

Иван Макаревич: Помеха исключительно и не только в профессии.

Мария Карпова: Почему?

Иван Макаревич: То есть, понятно, что она плюсом является, только если какие-то прекрасные люди догадываются, что раз ты из такой прекрасной семьи, то, скорее всего, у тебя всё-таки есть какая-то часть воспитания, а в работе всегда все думают, что… сейчас-то этого нет, потому что я уже много лет собственную карьеру строю свою спокойно и всё.

Максим Митченков: Да.

Иван Макаревич: Я помню, что в юношестве это всегда было ощущение, что очень многие думают, что заранее кто-то с кем-то договорился или уже куплено или на что-то рассчитывается – это и в школе было, и слава богу у меня был потрясающий директор Леонид Исидорович Мильграм, который, наоборот, меня приучил к тому, что с тебя будут спрашивать в 2 раза больше всю жизнь.

Максим Митченков: Да.

Иван Макаревич: И это оказалось правдой, в общем-то.

Мария Карпова: Больше ответственность, получается, да?

Иван Макаревич: Да-да-да.

Максим Митченков: Марку надо держать, а Вы не пытались, не думали, по крайней мере, уехать в другой город, другую страну – начать всё заново с нуля, если Вы хотели так отделиться, дистанцироваться, скажем так, от отца?

Мария Карпова: Тогда можно ещё и фамилию поменять.

Максим Митченков: Можно и фамилию, кстати, поменять.

Иван Макаревич: Нет, абсолютно нет, ни на секунду, меня всегда всё устраивало очень.

Максим Митченков: В театральный Вы пошли, по моему, или в студию Вы пошли, по-моему, за компанию с подругой?

Мария Карпова: С подружкой на подготовительные курсы.

Иван Макаревич: Да, это была одноклассница моя, мы пошли на подготовительные курсы во МХАТ, по-моему, если мне сейчас хронология не врёт в голове, потом я один раз не поступил и потом поступил во МХАТ.

Мария Карпова: А ещё часто бывает, то Вы бы поступили, а подружка не поступила, тоже так было?

Иван Макаревич: Бывает это вообще вся жизнь театральная, что ты встречаешь людей, которые по 5 лет поступают, и вы уже как бы знакомы, но нет, потому что они просто поступают, а ты поступил, и там очень много таких историй у поступающих случается.

Мария Карпова: Если вернуться к теме ответственности: не было страшно, как-то неудобно сниматься в «Наследнике», потому что это такая мегапопулярная история и, понятно, что у неё полно поклонников?

Иван Макаревич: Я оправдываю этот свой необычный шаг в жизни исключительно тем, что я был крайне юн, ещё абсолютно не понимал, что значат агенты, что значит аккуратное кино, неаккуратное кино и просто попался в «лепёху» такую, как очень многие актёры попадают.

Мария Карпова: Так…

Иван Макаревич: Благо я в неё попал очень рано и успел быстро отряхнуться, так что всё в порядке.

Максим Митченков: У нас ещё никто, по-моему, из гостей свою работу «лепёхой» не называл.

Мария Карпова: Очень самокритично, правда.

Максим Митченков: Да.

Иван Макаревич: Ну, а что? Мне кажется, зачем себе врать? Знаете, я больше всего не люблю, когда все вышли с объективно плохого фильма, но чтобы никого не обидеть, продолжают говорить: «Какие ребята молодцы! Видно же, что старались», – нет, зачем? «Лепёха» и «лепёха» – ничего страшного.

Максим Митченков: Сейчас бы на что-то такое не согласились бы, если бы эту роль предложил Вам сейчас?

Иван Макаревич: Конечно, нет, я крайне аккуратно отношусь ко всему, в чём я снимаюсь, поэтому – нет.

Максим Митченков: Хорошо, а ответственно было? Вообще как отнеслись, когда Вам Гарик Сукачёв предложил играть своего же отца в фильме «Дом Солнца»?

Иван Макаревич: Вот именно потому, что это был Гарик – человек, который досконально знает эти времена, эту атмосферу и все эти истории, у него я, естественно, согласился это делать, таких предложений до Гарика было достаточное количество, и они все были ужасные и несмешные, неинтересные и так далее, а у Гарика всё как-то правильно было сделано, поэтому я согласился.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ДОМ СОЛНЦА»

Мария Карпова: А всё-таки, что отец-то сказал?

Иван Макаревич: Ему всё понравилось очень.

Мария Карпова: Понравилось?

Иван Макаревич: Он тоже знает Гарика, он понимает, что плохого он не сделает.

Максим Митченков: Понятно, что они знакомы, естественно, но сказал, что да, похоже, так и было, я таким и был?

Мария Карпова: Или говорит: «Знаешь, старик, не похоже».

Иван Макаревич: Там, мне кажется, всё прямо честно было сделано, поэтому и понравился фильм так многим.

Мария Карпова: Вы вообще очень критично оцениваете современное кино российское, это поэтому Вы так избирательны в своих ролях? Вы же от очень многого отказываетесь, я права?

Иван Макаревич: Конечно, я, мне кажется, от большинства отказывался, сейчас просто у меня ещё параллельно новое занятие по жизни появилось, поэтому проще стало, а так, да, я просто жутко не люблю ощущение стыда – это ужасная вещь. Есть 2 разных стыда: есть стыд, который ты испытываешь за то, что ты сам сделал, а есть «испанский стыд», когда ты видишь фильм, в котором снимались все твои друзья, а фильм настолько стремный, что ты лучше убежишь домой, чем что-то им скажешь.

Максим Митченков: Да, вроде снимались они, а стыдно тебе, да.

Иван Макаревич: Поэтому я стараюсь просто, лучше я буду раз в 2 года в чём-то сниматься иногда, но я буду за это отвечать полностью.

Максим Митченков: Я вообще что не так сейчас в современном кино, чем оно так плохо?

Иван Макаревич: У нас как и было, так и осталось: нежелание чего-то нового и пугливость не заработать очень деньги, поэтому проще делать то, что уже работает, то, что уже проверено и как бы очень-очень редко вылезает что-то новое, интересное и сильное – очень редко.

Мария Карпова: Из хорошего из последнего что видели?

Иван Макаревич: «Чики».

Максим Митченков: «Чики» – сериал?

Иван Макаревич: «Чики» очень советую – это так круто и честно.

Мария Карпова: Мы не смотрели, ты тоже не смотрел, да?

Иван Макаревич: Все, кто работали с этим сериалом, прямо большие молодцы.

Максим Митченков: Это с Ириной Горбачёвой и с Антоном Лапенко, да?

Иван Макаревич: Да-да-да, прямо очень здорово.

Максим Митченков: Хорошо, совет от Вас принят. Вы сказали, что стало много других работ, а про какие работы Вы говорите?

Иван Макаревич: Я шью одежду, у меня бренд одежды свой, я начал работать художником по костюмам и собирать образы для кино, и гораздо активнее всё стало с музыкой, плюс я что-то стал писать сам, что я хочу снимать со временем, поэтому очень-очень всего нового в голове.

Максим Митченков: Планами можете поделиться: что Вы хотели бы снять сами в качестве режиссёра или как?

Иван Макаревич: Нет, конечно, ни в коем случае.

Мария Карпова: Он суеверный.

Иван Макаревич: Есть несколько сценариев, которые я долго-долго вынашивал, сейчас я думаю, как мне сделать правильно и очень надеюсь, что скоро это будет доступно всем.

Мария Карпова: Мы всех гостей спрашиваем: как прошла ваша самоизоляция, чем занимались и чему новому научились?

Иван Макаревич: Самоизоляция прошла совершенно чудесно, она не сильно отличалась от моего образа жизни стандартного совсем, вообще. За самоизоляцию я научился печь максимально вкусное печенье американское с шоколадом.

Мария Карпова: Ничего себе!

Иван Макаревич: И готовить коричневые карри.

Максим Митченков: Слушайте, это мы сейчас должны пожалеть, что Вы не в студии у нас с печеньем.

Мария Карпова: Да, а ещё у Вас, мне кажется, на заднем плане – это грядки? Это тоже новое увлечение или это старое увлечение?

Иван Макаревич: А это, знаете, пока секретный проект.

Максим Митченков: Это ещё одна новая профессия, получается, да?

Иван Макаревич: Вот так.

Максим Митченков: Иван, приходите в следующий раз к нам в гости с печеньем и что у Вас там на грядках вырастет.

Иван Макаревич: Хорошо, договорились.

Максим Митченков: А сейчас ещё раз с днём рождения Вас поздравляем, спасибо!

Иван Макаревич: Спасибо огромное!

Мария Карпова: С днём рождения!

Иван Макаревич: Хорошего дня вам!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)