Актёр Юрий Чурсин: Мистические роли – это стереотип моего профиля. Сейчас снимается сказка с параллельными мирами, и я играю серого волка

Актёр Юрий Чурсин: Мистические роли – это стереотип моего профиля. Сейчас снимается сказка с параллельными мирами, и я играю серого волка | Программы | ОТР

актёр отмечает день рождения в студии ОТР

2020-03-11T14:18:00+03:00
Актёр Юрий Чурсин: Мистические роли – это стереотип моего профиля. Сейчас снимается сказка с параллельными мирами, и я играю серого волка
Постановки Московского областного театра драмы и комедии, Мариинки и театра «Русская песня» онлайн
Как сделать бургер полезным
Горе-йоги и неуклюжие спортсмены. Подборка смешных видео
Олег Фомин: Я так и не понял, что такое настоящий успех, потому что был сильно увлечён театром
Брюс Уиллис: на роль «крепкого орешка» Джона МакКлейна его позвали от отчаяния
«Инородный» артист Олег Даль
«Наутилус Помпилиус»: вспоминаем альбомы «Титаник» и «Крылья»
3 марта: Всемирный день дикой природы. Первый полёт истребителя МиГ-25. 100 лет со дня открытия инсулина. Первая публикация поэмы Блока «Двенадцать»
Как песня Фрэнка Синатры «Strangers in the Night» дала кличку персонажу Скуби-Ду
Российские театры и музеи онлайн. Что посмотреть - в web-афише ОТР
Гости

Максим Митченков: «Дело в том, что искусство – это соломинка, через которую человек может выбраться из комфорта и начать эволюционировать, развиваться, часто в театре и кино и актёр и зритель встречаются с обстоятельствами, в которых никогда больше он не оказался, ему даётся пища для осмысления своих ассоциаций и в этом магия».

Любовь Наливайко: Так считает актёр театра и кино Юрий Чурсин, сегодня у него день рождения, и мы имеем возможность побеседовать с именинником лично.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ИЗОБРАЖАЯ ЖЕРТВУ»

Любовь Наливайко: Здравствуйте, Юрий!

Максим Митченков: Здравствуйте!

Любовь Наливайко: С днём рождения Вас! Рады Вас в студии нашей приветствовать!

Юрий Чурсин: Здравствуйте! Очень приятно, спасибо большое!

Любовь Наливайко: Вы знаете, сразу напрашивается вопрос, потому что Вам роли часто достаются какие-то такие волшебные мистические, а Вам 40 лет…

Юрий Чурсин: Да.

Любовь Наливайко: И говорят, что мужчины особенно 40 лет не празднуют, Вы верите в подобное?

Максим Митченков: Тоже какая-то мистика своя.

Юрий Чурсин: Есть какое-то объяснение этому?

Максим Митченков: Нет.

Юрий Чурсин: То есть нет информации, почему?

Любовь Наливайко: Нет, конечно.

Максим Митченков: Правда нет информации.

Юрий Чурсин: Я не интересовался этим вопросом, вообще у меня с днём рождения такая странная история и службой театре, всегда праздники – это такой момент: если он у тебя есть, то здорово, и это какой-то остался в жизни флёр, я так особо не праздную, то есть я в кругу семьи очень закрыто.

Максим Митченков: Подождите, Вы только что сказали, что праздники – это здорово, но их не празднуете, как тогда? Это не клеится.

Юрий Чурсин: Праздники – это здорово в твоей личной жизни, а так, в общем, могут накладываться какие-то съёмки, спектакли и всё остальное.

Максим Митченков: Вы частенько на работе встречаете день рождения?

Юрий Чурсин: Пару раз было, и как-то я эту практику прекратил, я уже закрепляю за собой этот день.

Максим Митченков: Но Вы вообще не такой человек, который привык к пышным празднованиям, собирать большие компании?

Юрий Чурсин: Нет-нет.

Максим Митченков: А почему?

Юрий Чурсин: Не знаю – черта характера. Когда закончилось обучение в театральном институте, и вдруг начались какие-то первые картины, вдруг оказалось побочным эффектом профессии, как есть во вредных профессиях побочные эффекты, оказалось, что в актёрской профессии есть такой момент, что тебя узнают, никто к этому не был готов, никто об этом даже не думал…

Максим Митченков: Эти люди для этого и идут в профессию.

Любовь Наливайко: Тщеславие.

Юрий Чурсин: Нет, вы что! Те, которые идут в профессию, мечтают выступать ровно настолько, насколько они выступают, на этом заканчиваются перфомансы, дальше неинтересно, дальше совершенно неинтересно, когда узнают в аэропорту, ещё где-то – это никто не имел ввиду, и когда мы были совсем желторотые выпускники, это вдруг стало удивительно, и все стали переживать эти моменты: кто-то сердился, кто-то, наоборот, хвастался и радовался, но этот момент как-то оказался.

Максим Митченков: Вы как к этому относились?

Любовь Наливайко: А Вы как?

Юрий Чурсин: Я к этому отношусь как к немножко побочному эффекту профессии.

Максим Митченков: В смысле это хороший побочный эффект или негативный?

Юрий Чурсин: Я не знаю, я не придаю ему никакого… когда хвалят, приятно, как у Чехова.

Любовь Наливайко: Я, кстати, думала, что Вы такой скрытный и не даёте особо много интервью и вообще не мелькаете в жёлтой прессе – это как отголоски воспитания, Вы всё-таки родились в семье военнослужащего, в закрытом городе, это как-то сказалось? Помните какие-то уроки из детства?

Юрий Чурсин: Какие-то уроки из детства? Моё детство закалило меня именно этой военной жизнью, закалило меня быть всегда готовым – это был суперурок.

Максим Митченков: К чему? Ко всему?

Юрий Чурсин: Ко всему быть всегда готовым, это такое состояние – будь готов, это какой-то…

Максим Митченков: Пионерский.

Юрий Чурсин: Пионерский задор, да, по-моему, после моего года не было пионеров, мы, по-моему, были последние пионеры, прекрасная картина у меня запечатлелась в голове: нас принимали в пионеры во Дворце революции, приняли, мы сказали клятву в белых рубашках, в красных галстуках, и мы проезжаем по Пушкинской площади, где трёхкилометровая очередь в «Макдональдс».

Максим Митченков: Вы ещё сидите в кофте, похожей на морскую…

Любовь Наливайко: И мы говорим на эту тему, да?

Максим Митченков: Да, и как раз отец – военный, эта любовь, наверно, оттуда тянется, да?

Юрий Чурсин: К форме, безусловно, конечно, у меня убеждение, что, чем мужчина больше в форме, тем ему больше идёт.

Максим Митченков: Почему тогда роли у Вас в основном мистические какие-то, военных не припомню?

Юрий Чурсин: У меня подозрение, что это стереотип, стереотип моего профиля, профиля в прямом смысле этого слова, просто, если я повернусь немножечко в профиль, то кажется, этот парень немножко мистический.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ЗА ГРАНЬЮ РЕАЛЬНОСТИ»

Максим Митченков: Про театр: что у Вас с театром произошло, почему Вы сейчас там не работаете?

Юрий Чурсин: С театром произошло окончание службы.

Максим Митченков: Слушайте, в театре – это же не срочная служба, чтобы она окончилась и всё.

Юрий Чурсин: На меня, наверно, плохо повлиял Александр Сергеевич Пушкин, я где-то прочитал, что он чрезвычайно не любил служить, и я вдруг подумал, что, наверно, он прав, и на этом всё закончилось, я пришёл в Московский художественный театр и попросил отставку в этой же формулировке – это пафосно, романтично, но я ушёл с этого пути, у меня всегда была служба, это всегда было: ты входишь в труппу, ты получаешь распределение, которое не обсуждается, и ты играешь спектакли те, которые установлены в репертуаре.

Максим Митченков: А как же любовь зрителей, общение с публикой?

Юрий Чурсин: Любовь зрителей и общение с публикой у меня в сердце так и осталось, я всё это дело чрезвычайно люблю, обожаю выступать на сцене, но вот этот момент обязанностей и момент служения мне как-то… не знаю, может быть, это был возрастной какой-то кризис, меня почему-то стало больше привлекать распоряжение своим временем, когда я могу понимать, где, когда я сам устанавливаю, когда я занят, когда я свободен и пока этот «леденец» у меня в руке, и я с ним, в общем, живу.

ФРАГМЕНТ СПЕКТАКЛЯ «ЛЕС»

Максим Митченков: Ставили себе галочку, что благодаря этому проекту, я стал популярен, не было такого?

Любовь Наливайко: «Изображая жертву».

Максим Митченков: Да, «Изображая жертву» не такой проект?

Юрий Чурсин: Я об этом могу судить только по реакции зрителей, потому что в тот момент, когда ты встречаешь человека на вокзале, на улице, в магазине или где-то, он называет тебе тот проект, где он тебя видел.

Максим Митченков: Да.

Юрий Чурсин: И «Изображая жертву» – это такая компания людей, это такой клуб.

Любовь Наливайко: Определенные люди, да?

Юрий Чурсин: Определенные люди, это очень специальные…

Максим Митченков: А что это за люди?

Юрий Чурсин: Это люди, которые могут оказаться в костюме и в кедах, это такие люди, которые могут неформально относиться к жизни, и люди с большим юмором, которые смеются, то есть как бы воспринимают вторые, третьи, четвертые смыслы, то есть это такие очень специальные люди и не массово, это же такой точечный продукт, мне кажется, это не то, что все смотрели, и я посмотрю, это кто-то посоветовал, это такая передача знания что ли, мне так кажется.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ИЗОБРАЖАЯ ЖЕРТВУ»

Максим Митченков: Вы, кстати, когда работали с Серебренниковым, снимались в «Изображая жертву», вообще понимали, что фильм станет, пускай не культовым, но таким знаковым для многих, кто такой Серебренников тогда, и кем он станет?

Юрий Чурсин: Это потрясающий текст…

Максим Митченков: Да.

Юрий Чурсин: И вся компания, которая делала и во главе с Кириллом, который вдыхал во всё это жизнь, не было сомнений каких-то в том, что делается что-то не то, это было на одном дыхании от каждого члена группы, потрясающую женщину он оставил на буфете, то есть все: водители, каждый человек вкладывал какую-то свою душу и как-то заранее… не знаю, у меня заранее никогда нет мнения по поводу кинокартины.

Максим Митченков: Это сложно, конечно, предсказать.

Юрий Чурсин: Я несколько раз придавал значение тому, что потом ни во что не вылилось и, наоборот, не обращал внимание на какие-то проекты, которые потом: «Ой, как здорово получилось!». Но, когда снимали «Изображая жертву», конечно, это огромная любовь была всех.

Максим Митченков: Сейчас заняты в основном в сериалах?

Юрий Чурсин: По-разному бывает.

Максим Митченков: Так, рассказывайте.

Юрий Чурсин: Бывает по-разному. Сейчас снимается прекрасная картина, детская сказка.

Любовь Наливайко: Это полнометражный фильм?

Юрий Чурсин: Полнометражная картина, снимается она в 2 этапа, потому что Красная Шапочка сквозь портал попадает в наш мир – это единственный спойлер, который с расскажу, и, собственно…

Максим Митченков: Подождите, про Вашу роли-то расскажете?..

Любовь Наливайко: А Вы?

Максим Митченков: Вы же не Красная Шапочка?

Юрий Чурсин: Я – Серый Волк.

Максим Митченков: Уже хорошо!

Юрий Чурсин: Кем я еще могу быть? Я – Серый Волк и тоже много всяких разных мыслей по этому поводу и прекрасно был снят первый блок, такой динамичный, веселый и вот в ожидании второго блока, который будет сниматься в июне-июле…

Максим Митченков: Поясните нам: второй блок – это второй фильм ил это 2 серии?

Юрий Чурсин: Нет, это 1 фильм, просто там 2 мира, и 1 мир уже отснят, а второй мир создаётся, сейчас все в предвкушении, как это будет.

Максим Митченков: Параллельные Вселенные в «Красной Шапочке», я правильно понимаю?

Любовь Наливайко: Вытягиваем спойлеры, смотри, как.

Юрий Чурсин: Да, параллельные Вселенные в «Красной Шапочке», да, и этот мир сейчас будет только создаваться, строиться, в общем, все в каком-то ожидании, как это будет. Ну, и в ожидании премьер, собственно говоря, 2 исторические картины: «Угрюм-река» и «Мятеж», я пробовался на роль Ибрагима оглы в «Угрюм-реке» и в итоге играю инженера Протасова – это такой кусок жизни главного героя и такой персонаж, который создает любовный треугольник во всей истории, то есть «Угрюм-река» немножко развивается, в отличие от старой версии черно-белой. А «Мятеж»: я играю прекрасного молодого человека – баловня судьбы, который с самого начала имеет дурную репутацию, а на деле оказывается одним из благороднейших персонажей в этой картине, и меня привлек именно этот момент, то есть было сначала какое-то сопротивление, что вот какого-то плохиша, и потом вдруг эта роль стала как-то раскрываться, и прямо я в ожидании.

Максим Митченков: Тогда мы Вас хотим еще раз поздравить с днем рождения!

Юрий Чурсин: Спасибо большое!

Максим Митченков: Мы рады, что Вы пришли к нам в гости, новых проектов хотим пожелать!

Юрий Чурсин: Спасибо огромное!

Любовь Наливайко: Спасибо!

Юрий Чурсин: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)