Александр Лазуткин: Инопланетян я не видел, но почувствовал, что мир настолько огромен, и считать, что в этом огромном мире только мы – это было бы слишком

Александр Лазуткин: Инопланетян я не видел, но почувствовал, что мир настолько огромен, и считать, что в этом огромном мире только мы – это было бы слишком
Как снимали фильм «Кубанские казаки»
Подробности: Лазарь Берман
До Победы осталось 72 дня
Балетмейстер Гедиминас Таранда: Культура - наркотик. Когда приезжаешь в город, где ничего нет, а люди хотят – всё поджигаешь, всё горит, и ты горишь
Подробности. Николай Старостин
26 февраля: Всемирный день неторопливости. В США началась война между мафиозными кланами
Почему снесли гостиницу «Россия»
Актриса Валентина Шарыкина: Я привыкла по одной тропинке идти, хотя по закону джунглей надо менять свои пути, потому что съедят
До Победы осталось 73 дня
В конце февраля буряты отмечают Новый Год. О местных традициях рассказывает глава Республики Алексей Цыденов
Гости
Александр Лазуткин
летчик-космонавт, Герой России

ФРАГМЕНТ Д/Ф «ЭНЦИКЛОПЕДИЯ КОСМОНАВТОВ», 2013 Г.

Мария Карпова: Что за ситуация?

Максим Митченков: Внештатная, и она была не одна во время работы международной космической экспедиции на орбитальном комплексе «Мир» в 97-м году.

Мария Карпова: И как справились?

Максим Митченков: А вот сама задашь все вопросы участнику тех событий: сегодня прямо в день своего рождения у нас в гостях Герой России, космонавт Александр Лазуткин. Александр, рады Вас видеть у нас в гостях, поздравляем Вас с днем рождения!

Мария Карпова: С днем рождения!

Александр Лазуткин: Здравствуйте!

Максим Митченков: Нам приятно, что в такой день Вы пришли к нам в гости!

Александр Лазуткин: Какой приятный подарок!

Мария Карпова: Спасибо.

Максим Митченков: Присаживайтесь, пожалуйста, мы Вас знаем, как космонавта, Героя России, но интересно, как всё начиналось, с самого детства хотели стать космонавтом? Это же, наверно, тогда была мечта всех мальчишек?

Александр Лазуткин: Я же и был один из этих всех мальчишек…

Мария Карпова: Мальчишек, да.

Александр Лазуткин: И в принципе-то не космонавтов я хотел быть, а хотел полететь, меня тянуло туда, в космос, и… ну, кроме космонавтов туда никто не летает.

Максим Митченков: Вы помните свои ощущения, когда полетели?

Александр Лазуткин: Да.

Максим Митченков: Или когда первый раз увидели Землю, например, что это были за ощущения?

Александр Лазуткин: Во-первых, когда полетел, у меня было полное недоумение, почему не волнуюсь?

Мария Карпова: Почему Вы не волновались?

Александр Лазуткин: Техника надежная, то есть я знал, что бы с ракетой ни случилось, мы спасёмся.

Максим Митченков: Справимся.

Александр Лазуткин: Не справимся – спасёмся.

Максим Митченков: Да, про внештатные ситуации: у Вас же было какое-то огромное количество внештатных ситуаций за эти полгода именно Вашего пребывания?

Мария Карпова: Тогда тоже не волновались?

Максим Митченков: На станции.

Александр Лазуткин: Когда внештатная ситуация не наступает, что волноваться ее наступлению…

Мария Карпова: Да.

Александр Лазуткин: А приходит она совершенно неожиданно.

Максим Митченков: Можете нам рассказать, что конкретно было? Мы знаем, что пожар, по-моему, возникал, да?

Александр Лазуткин: Пожар опасный был: загорелась кислородная шашка, горело там всё.

Максим Митченков: Я бы сразу домой запросился.

Александр Лазуткин: Сломалась система, которая кислород производит, вроде как без кислорода там… ну, сломалась – мы починили, потом сломалась система, которая углекислый газ забирает – починили, следом там сломалась система, которая температуру регулирует – это тоже, может быть, немножко страшно, но это страшно растянуто, потому что сразу не наступает холодно или жарко, со временем, есть время починить. Когда у нас случилось это космическое ДТП, когда в нас грузовой корабль врезался, и он разгерметизировал станцию, опять же момент наступил разгерметизации, стало понятно, что делать. Пока ты работаешь, стара никакого, по крайней мере, у меня не было, у меня была только одна задача: успеть.

Максим Митченков: Какое было самое яркое впечатление от этого полета: когда Землю, например, увидели первый раз?

Александр Лазуткин: Когда Землю я увидел, у меня было чувство глубокого… не сожаления… да, сожаления, наверно, потому что я вообще хотел Землю увидеть со стороны, это было целью моего полета…

Максим Митченков: Конечно.

Мария Карпова: Конечно.

Александр Лазуткин: Были мечты: надо увидеть Землю, полетать в невесомости и с инопланетянами встретиться – вот в такой последовательности, и как только мы вышли орбиту, я посмотрел туда, и так как я не увидел ничего нового, то вот думаю: «Ёлки-палки, как поздно я родился!».

Мария Карпова: А почему не увидели ничего нового?

Александр Лазуткин: Сейчас фотографий полно, фильмов полно.

Мария Карпова: Но это же живьем!

Александр Лазуткин: А ничем не отличается, потом с невесомостью: сначала я испытал восторг в первые полтора часа, а через полтора часа почувствовал тошноту, которая где-то зарождалась, и она неделю не отпускала, всё увеличивалось и увеличивалось это ощущение так, что я пожалел даже о том, что я стал космонавтом и, главное, мне плохо, а летает экипаж, который готовится уже к Земле, то есть они…

Мария Карпова: Им хорошо.

Максим Митченков: А им хорошо, да.

Александр Лазуткин: И они говорят: «Мужики, это же блаженство – невесомость!». А у меня от этого слова «блаженство» и «невесомость»…

Максим Митченков: Опять вот это…

Александр Лазуткин: Еще один приступ, думаю: «Да пропади оно пропадом!».

Мария Карпова: И когда это пропало чувство?

Александр Лазуткин: Это пропало… вот 7 дней я мучался, и на 8-й день это всё резко прекратилось, и тогда я уже стал жить, как в раю, потому что невесомость – это всё-таки…

Максим Митченков: Это всё-таки блаженство.

Александр Лазуткин: Это всё-таки блаженство, да.

Максим Митченков: Итак, Землю из космоса увидели, невесомость ощутили, третий пункт был – увидеть инопланетян…

Александр Лазуткин: Когда в нас врезался корабль, мы вращаемся, стали кувыркаться, станция стала кувыркаться, электричество кончилось, и мы, значит, смотрим, собрались у иллюминатора, темно, ну, делать нечего и смотрим туда, и я думаю: «Ведь эти НЛО появляются в тех местах, где что-то такое происходит необычное».

Мария Карпова: Ну им любопытно должно быть, что там.

Максим Митченков: Все с телефонами.

Александр Лазуткин: Ну да, земляне там испытывают какое-то ядерное оружие и над полигонами где-то там, сразу замечают их, я думаю: «Вот сейчас все на Земле знают, что нам плохо, что впервые в истории экипаж вот в таком состоянии находится, кроме нас в космосе никого нет, – я думаю, – ну должны они подлететь хотя бы, зависнуть и посмотреть на нас со стороны». Еще к тому же это было мечта, и вот я с жадностью смотрю туда, думаю: «Ну, когда, когда, когда?». И не появляются, и я думаю: «Вот еще одно разочарование: Земля, невесомость и…».

Мария Карпова: И эти не приехали или не прилетели.

Александр Лазуткин: Это было действительно разочарование, но оно потом сменилось очень быстро мажорными нотками, причем очень хорошими, потому что я подумал: «Если они не появляются, значит они знают, что всё будет хорошо». Вообще, если половину населения хотя бы отправить туда и вернуть, у них бы в голове много что поменялось бы в лучшую сторону.

Мария Карпова: Так Макс как раз хочет.

Максим Митченков: Да.

Александр Лазуткин: Я их не видел, но я почувствовал, что мир, в котором мы живем, настолько огромен и что в этом огромном мире только мы – это было бы слишком. То количество звезд, которое ты видишь, вселяет уверенность, что есть.

Мария Карпова: Красиво!

Максим Митченков: Красиво, да. Александр, хотим Вас еще раз поздравить с днем рождения, мы рады, что Вы пришли к нам в такой день, очень интересно было с Вами поболтать, спасибо!

Александр Лазуткин: Мне тоже очень приятно, неожиданно и хороший подарок для меня!

Мария Карпова: Спасибо!

Максим Митченков: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски