Александр Стефанович: Я считаю высшим смыслом жизни получение удовольствия. И я никогда ничего не боялся

Александр Стефанович: Я считаю высшим смыслом жизни получение удовольствия. И я никогда ничего не боялся
Подробности: Алексей Смирнов
До Победы осталось 70 дней
Алла Сигалова: Мне достаточно прийти на репетицию, взглянуть в окно, полить цветы - это приносит счастье
Подробности: Евгений Гинзбург
28 февраля: Первое за 600 лет отречение Папы Римского от престола. День сна
Подробности: Гелена Великанова
Авангард Леонтьев: От ролей отказываюсь, когда чувствую, что никак не совпадает со мной или чепуха какая-то - мыло сериальное
До Победы остался 71 день
Подробности: Евгений Урбанский
27 февраля: Вышел первый в мире запрет на жестокое обращение с собаками. День Сил специальных операций
Гости
Александр Стефанович
заслуженный деятель искусств Российской Федерации

Максим Митченков: Он всегда был очень дерзким режиссёром: в свой дебютный полнометражный фильм на главные роли пригласил Марину Влади и Владимира Высоцкого.

Мария Карпова: Да, для 70-х это неслыханная дерзость!

Максим Митченков: Не то слово! Наглеца вызвали в КГБ и объяснили, что такого дуэта в советском кино не будет.

Мария Карпова: А вот интересно, кто же этот рисковый режиссёр?

Максим Митченков: Александр Стефанович, сегодня, 13 декабря, ему исполняется 75 и он у нас в гостях.

Мария Карпова: Александр Борисович, рады Вас видеть у нас в гостях!

Александр Стефанович: Здравствуйте!

Максим Митченков: Здравствуйте, поздравляем!

Мария Карпова: С днем рождения Вас поздравляем, конечно, в первую очередь, спасибо, что нашли время, пришли к нам в гости на телевидение!

Александр Стефанович: Спасибо, что пригласили!

Мария Карпова: Но Ваша же карьера тоже началась с телевидения, правда, не в «Останкино» это было, это было Ленинградское телевидение, правильно?

Александр Стефанович: Ленинградское телевидение, мне было 15 лет, когда я туда пришел.

Мария Карпова: Но Вы пошли туда, чтобы откосить от армии… я, конечно, может быть, блондинка, но я не понимаю связь между телевидением и армией…

Максим Митченков: Просто тебе не надо косить от армии, расскажите, да.

Александр Стефанович: Значит, дело в том, что я вообще не готовился ни к какой карьере в искусстве, я занимался спортом очень успешно, был чемпионом в своих возрастных категориях и так далее и занимался в спортивной школе «Зенита», и в 14 лет ко мне в гости пришел мальчик, его звали Серёжа Соловьёв…

Мария Карпова: Небезызвестный.

Александр Стефанович: Великий современный режиссёр, который сказал: «Нет, это ерунда, твой спорт, нужно идти в кино и быть режиссёром». Я говорю: «А зачем?». Он сказал: «Все девочки будут наши!».

Мария Карпова: Сбылось, кстати, пророчество?

Александр Стефанович: Нам было 14 лет, до девочек еще было очень далеко, но мы поступили с ним на Ленинградское телевидение работать, почему? Тогда был закон, что в институт принимали с двухлетним стажем и поэтому после окончания школы ни у кого стажа не было, все шли в армию, поэтому мы пошли в 15 лет на Ленинградское телевидение работать, школу рабочей молодёжи закончили: Серёжа возил плёнки – был экспедитором, а я был рабочим постановочно-монтировочного цеха – вот всё вот это было на Ленинградском телевидении моих рук дело, значит, и мне выдали удостоверение, на которым было написано «Постановщик», я, естественно, дописал: «Режиссёр-постановщик».

Мария Карпова: А вот стилягой по Невскому Вы когда ходили? Это был тот же период?

Александр Стефанович: Невский проспект – это был брод: великие люди, знаменитости ленинградские ходили по Невскому, и мы там обычно сидели в кафе возле Елисеевского магазина, пили желудёвое кофе за 3 копейки, мальчики: я, Серёжа Соловьёв, Валера Плотников, туда же подходил Миша Пиотровский, директор «Эрмитажа», туда подходил, Лёва Додин, в общем, такая небольшая компания была. И за со соседним столиком… мы стояли за одним столиком, за соседнем столиком стояли ребята, которые были чуть старше нас, лет на 5, но мы смотрели на них как на богов, это были: Рейн, Бобышев, Бродский – великие поэты.

Мария Карпова: Невероятно!

Максим Митченков: Но Вы с ними общались иногда или просто стояли и с восхищением смотрели?

Александр Стефанович: Общались, даже у меня были дружеские отношения с Женей Рейном, одним из них.

Мария Карпова: Вообще, с Вашим именем связано много каких-то, ну, как мне кажется, невероятных историй, легенд, например, кажется, совершенно невероятная история, что Вы Бродскому возили галстук Пастернака, можно этому верить, нет?

Максим Митченков: Когда это было?

Александр Стефанович: Значит, на счет легенд: я сам, когда вспоминаю свою жизнь, думаю: «Неужели это всё было со мной?» – потому что многие вещи просто невероятны. А история с галстуком такая: у меня были 2 сестры, которые вышли замуж за иностранцев, одна за шведа, другая за француза, поэтому выезд за границу в Советском Союзе в капиталистические страны мне был закрыт, значит, и когда наступила перестройка, 86-87 год, я написал письмо в Комитет госбезопасности: «Где обещанные свободы?!». Меня вызвали и говорят: «Мы не имеем к Вам никаких претензий».

Мария Карпова: Правда?

Александр Стефанович: Да.

Мария Карпова: Сказали: «Езжайте»?

Александр Стефанович: «Езжайте, пожалуйста».

Максим Митченков: Границы открыты, пожалуйста.

Александр Стефанович: Границы открыты. Значит, мой друг Аркадий Вайнер, замечательный писатель, повел меня к начальнику ОВИРа, где мне в паспорте с выездом поставили штамп «Автомобильщик» – я имел право ездить на собственном автомобиле за границу, что тоже запрещалось. Ну вот, и иду я по Тверской, встречаю своего друга Евгения Рейна и говорю: «Женя, завидуй мне, скоро буду рассекать по Шанз-Элизе, уезжаю в Париж!». Он говорит: «Какой Париж?! Осе Бродскому дали Нобелюху, он сидит как сыч в Стокгольме: никаких друзей возле него нет, никого из Советского Союза не пускают, нужно подарки передать, ну-ка, заворачивай из Парижа и давай в Стокгольм!».

Максим Митченков: Нобелюху – это Нобелевскую премию?

Александр Стефанович: Нобелевскую премию, да. Значит, я пришел в ОВИР и говорю: «Я в Париж не еду». Сотрудница сказала: «Девочки, посмотрите на него, он – сумасшедший!». Но я поехал в Стокгольм и среди подарков, которые я передавал Бродскому, был галстук Бориса Пастернака, это был самый трепетный для него подарок. Когда он выходил на сцену получать Нобелевскую премию, он положил его в карман смокинга – это чистая правда, так он относился к этому, как эстафета одного великого нобелевского лауреата другому, но самое главное, что он мне написал такое: «Саше Стефановичу с благодарностью от автора стихотворения «Да не будет дано умереть мне вдали от тебя». И спросил: «Что для тебя сделать, Саша?».

Мария Карпова: Вы тут же предложили снять документальный фильм, например?

Александр Стефанович: Нет, я говорю: «Когда к тебе придут со шведского телевидения и предложат снимать картину о тебе, скажи, что ты согласен, но режиссёр у тебя есть, которому ты доверяешь. Вот через 3 дня после приезда в Стокгольм у меня уж была съёмочная группа, и я уже снимал фильм о Бродском.

Мария Карпова: А это было разрешено, работать за границей, снимать кино?

Александр Стефанович: Кого я спрашивал, понимаете?

Мария Карпова: Понятно.

Александр Стефанович: Я делал то, что я хотел.

Максим Митченков: Штамп «Автомобилист» в паспорте был, этого было достаточно.

Александр Стефанович: Дело в том, что, с одной стороны, я кайфовщик, у меня философия – гедонизм, я считаю высшим смыслом и целью человеческой жизни получение удовольствия, понятно, да? А с другой стороны, я никогда ничего не боялся.

Максим Митченков: Ждем от Вас новых проектов, еще раз поздравляем Вас с днем рождения, нам было очень приятно, что Вы заглянули к нам в гости!

Александр Стефанович: Спасибо большое!

Максим Митченков: Спасибо!

Мария Карпова: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски