Александр Журбин: Человек, который занимается своим делом и с утра до вечера чем-то озабочен, поддерживает в себе жизненный тонус

Александр Журбин: Человек, который занимается своим делом и с утра до вечера чем-то озабочен, поддерживает в себе жизненный тонус | Программы | ОТР

композитор, музыка, жизнь, концерты

2020-08-07T11:12:00+03:00
Александр Журбин: Человек, который занимается своим делом и с утра до вечера чем-то озабочен, поддерживает в себе жизненный тонус
Евгений Герасимов: Когда я запел, соседка тётя Броня сказала: «Пусть лучше будет спортсменом»
«Визит старой дамы», опера о Петре и Февронии и казачий концерт
Ван Хален: знаменитый «прыжок» на вершину чарта
Чизбургер
25 февраля: День цифрового обучения. В России учрежден Священный Синод
Аркадий Островский: «Тот, кто песен петь и слушать не умеет, тот не будет счастлив никогда»
Алексей Балабанов. Сила в правде
Интересные факты о фильме «Жизнь Пи»
Подробности: принцесса Диана
Как создавались «Бременские музыканты»
Гости
Александр Журбин
композитор, заслуженный деятель искусств Российской Федерации

Любовь Наливайко: Александр Борисович, здравствуйте, мы рады Вас видеть, рады, что Вы с нами сегодня!

Александр Журбин: Взаимно, спасибо, что пригласили!

Максим Привалов: Мы хотим Вас, конечно же, поздравить с юбилеем, с этой прекрасной датой, которая наступила в Вашей жизни!

Александр Журбин: Да, действительно, дата наступила и никуда от этого не деться, и каждый год это число становится всё больше и больше, но пока я, как говорится, держусь, и жизнь продолжается.

Любовь Наливайко: Вы знаете, как раз первый вопрос по поводу Вашего предыдущего большого юбилея – 70-летия, тогда было очень много мероприятий: прозвучала на московской сцене 5-я симфония, был выпущен альбом в стиле фьюжн, а что ждать поклонникам в этом году?

Александр Журбин: Запланировано очень много, я не знаю правда, что получится, потому что, вы сами понимаете, пандемия – в любой момент может начаться второй заход, третий заход, и никто этого не знает, но пока что мы планируем, что фестиваль начнётся 23 сентября, а закончится он аж 14 февраля, вы представляете такое?

Максим Привалов: Забег на длинную дистанцию.

Александр Журбин: Марафон действительно. Конечно, это будет не каждый день, понятно, но с интервалом неделю, 2 недели, но тем не менее много-много запланировано новых событий. Например, премьера будет двух опер моих: одна опера называется «Анна К.», ну, вы догадываетесь, что это по… а вторая опера называется «Счастливый день – это опера-буффа, то есть комическая опера, в общем, довольно редкий жанр в наше время, это опера, где все должны смеяться, посмотрим, получится или нет. Премьера моей 6-й симфонии запланирована и множество-множество других камерных концертов, вокальных концертов, эстрадных концертов, конечно, будет много новых песен, в общем, я подготовлен, что называется, во все оружии.

Максим Привалов: Вы много гастролировали, Вы жили в Америке, творили в Америке, создали там театр, вот, допустим, мы и американцы – в чём кардинальное различие в восприятии музыки? Или все перед музыкой равны?

Александр Журбин: Вы знаете, на самом деле я всегда спорю с этой известной формулировкой, что музыка не нуждается в переводе, и что музыка всем понятна одинаково – это неправда. Хорошо, вот знаете ли вы пакистанскую музыку? А когда вы её услышите, у вас как говорится, волосы дыбом встанут – вы ничего не поймёте.

Любовь Наливайко: Мы не сможем её воспринять?

Александр Журбин: Не сможете, совершенно другие эмоции у вас будут, у пакистанцев будет одна эмоция, а у вас совершенно другая, и также это относится к китайской музыке, к корейской и так далее, то есть музыка на самом деле разная и даже такие, казалось бы, близкие народы, как российский народ и американский народ, у них тоже у каждой музыки свой язык, свои интонации, поэтому мы сразу безошибочно определяем американскую музыку, так же, как и русскую музыку, правда же? Вы всегда чувствуете – это наша, даже если это не народная песня, а, скажем, симфоническая музыка, вы всё равно говорите: «О, это наша!» – вы узнаёте Чайковского или Рахманинова, правда? Поэтому универсальность… ну, пожалуй, слово «универсальность» относится к классической музыке, да, действительно Моцарт, Бетховен всюду одинаковы, а дальше всё очень сильно расходится.

Максим Привалов: Но Вы же тоже классик уже практически, Вы тоже же классик!

Александр Журбин: Спасибо!

Любовь Наливайко: Кстати, Вы знаете, раз мы заговорили о разной музыке: Вы признавались в интервью, что начали писать в 10 лет, то есть 65 лет Вы – композитор, столько всего Вы уже попробовали за это время, а что сейчас интересно Вам, какой жанр?

Александр Журбин: Вы знаете, я, пожалуй, остановился, так сказать, сейчас я больше всего люблю музыкальный театр, вот именно для музыкального театра я с удовольствием пишу, а в музыкальном театре я выбрал наиболее сложный жанр – это называется опера. Я написал за это время несколько опер – это огромный труд: каждая опера занимает год жизни, а то и полтора года жизни, и неизвестно, будет ли она иметь успех, обычно оперу ставят один раз, потом забывают, но тем не менее я люблю писать оперы и это моё сейчас любимое занятие, но при этом я по-прежнему пишу песни, написание песни в отличие от оперы занимает примерно 5-6 минут.

Любовь Наливайко: Вот это мастер!

Максим Привалов: Вот это КПД! За Вашей спиной огромное количество дипломов, наград мы видим и любуемся, мы знаем, что среди Ваших наград есть для нас уникальные, потому что мы с Любой впервые разговариваем с человеком, который в Книге рекордов Гиннесса находится за рок-оперу «Орфей и Эвридика», расскажите, как это было?

Александр Журбин: Как получился рекорд Гиннеса? Действительно, один и тот же коллектив играл одну и ту же оперу на протяжении 15-20 лет – такого даже в Америке не бывает. В Америке бывает, что долго идут, например, «The Phantom of the Opera» идёт 40 лет, но там всё время меняются люди там всё время уходят и солисты и кордебалет, они меняются, а здесь играл один коллектив, никуда не девался, поэтому это был рекорд.

ФРАГМЕНТ РОК-ОПЕРЫ А. ЖУРБИНА «ОРФЕЙ И ЭВРИДИКА», 2008 Г.

Любовь Наливайко: Вы знаете, всё-таки удивляет, что Вы так много работаете, что так много сил, у Чайковского есть цитата по поводу того, что вдохновение через труд к нам приходит, а вот у Вас вдохновение откуда берётся? Сколько часов в день Вы работаете?

Александр Журбин: Я уточню цитату Чаковского, он говорил так: «Муза не любит посещать ленивых» – вот это точная фраза, то есть, если ты будешь лежать на диване и ждать, когда муза придёт, то она никогда не придёт, ты будешь там так и лежать всю жизнь, а надо просто работать, даже если нет вдохновения, всё равно надо работать, и я действительно каждое утро начинаю с того, что я подхожу к своему рабочему столу и к роялю, к компьютеру и начинаю что-то писать.

Любовь Наливайко: Кстати, Вы де много написали для фильмов, а можно Вас спросить о том, какая работа с теплотой Вам отзывается?

Александр Журбин: На самом деле одним фильмом ограничиться трудно, я написал музыку уже примерно к 65, уже подбирается к 70 фильмам, он вспоминаю с теплотой я несколько фильмов, во-первых, такой фильм, который я написал совсем молодым, он называется «В моей смерти прошу винить Клаву К.», удивительным образом даже вы молодые, вы, наверно, слышали…

Максим Привалов: Конечно.

Александр Журбин: Хотя этот фильм давным-давно был снят, в конце 70-х годов, а он до сих пор существует и как-то в нём очень правдиво.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «В МОЕЙ СМЕРТИ ПРОШУ ВИНИТЬ КЛАВУ К.»

Максим Привалов: Просто есть люди, которые не любят, есть люди, которые, наоборот, любят, потому что: «Давайте, желайте, дарите!»…

Любовь Наливайко: Александр Борисович, знаете, мы не можем Вас не спросить, всё-таки 75-летний юбилей: Вы в отличной форме, в хорошем настроении, как это Вам удаётся, это что за секрет у Вас?

Александр Журбин: Вы знаете, никакого особого секрета нет, я думаю, что… знаете: «Просто я работаю, просто я работаю волшебником».

Максим Привалов: Так и есть.

Александр Журбин: Действительно, на самом деле ответ в том, что просто действительно надо работать, а человек, который сохраняет в себе рабочий тонус, который занимается всё время своим делом и с утра до вечера чем-то озабочен, кому-то звонит, кому-то пишет и так далее – вот это и поддерживает жизненный тонус. Я не могу не упомянуть мою любимую жену: Ирина Гинзбург-Журбина, она со мной уже 43 года и дай бог ещё будет долго-долго, я её очень люблю, и во многом она формирует мою такую счастливую жизнь.

Максим Привалов: Муза, никак иначе.

Любовь Наливайко: Да.

Максим Привалов: Мы Вас ещё раз поздравляем с юбилеем и желаем Вам, самое главное, здоровья и чтобы все те планы многочисленные, которые Вы построили и озвучили, непременно сбылись!

Любовь Наливайко: Спасибо Вам большое!

Александр Журбин: И давайте, чтобы ваши зрители приходили и работали ещё!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)