Антон Долин: Мы все живём в заколдованной усадьбе с советскими призраками, которых нужно изгнать

Гости
Антон Долин
кинокритик

Максим Привалов: Антон, добрый день, очень рады Вас видеть, спасибо, что нашли время с нами пообщаться сегодня!

Любовь Наливайко: Поздравляем Вас с выходом Вашей новой книги!

Антон Долин: Спасибо большое!

Максим Привалов: Без спойлеров постараемся обойтись, но тем не менее, почему, как Вы думаете, сейчас режиссёры оглядываются назад, почему такой интерес к сюжетам прошлого, именно советского прошлого?

Антон Долин: Мы немножко все живём в заколдованном замке, в заколдованной такой усадьбе, вы же все знаете эти истории с призраками? Что происходит, если мы вселились в старинный дом, а там живут призраки? Нужно их изгнать. Как можно их изгнать? Надо выяснить, что с ними было не так, почему они после смерти не упокоились в своих могилах, не вознеслись в рай, не ниспроверглись в ад, а их духи тут летают? Обычно это связано с тем, что обстоятельства их смерти остались не расследованными, или они не отомщены, вы знаете всё об этом, да? Это даже дети знают. Так вот, мне кажется что советские призраки поэтому же летают над нами.

Максим Привалов: То есть это психологическая история, да?

Любовь Наливайко: Да потому что мы все там родились!

Максим Привалов: Мы пытаемся проработать её, чтобы отпустить уже наконец-то?

Антон Долин: Мы не осмыслили это, мы не решили, условно говоря, до сих пор не решили: Сталина всё-таки есть за что уважать или он – страшный убийца и чудовище? Потому что если он – страшный убийца и чудовище, то почему его прах до сих пор в Кремлёвской стене, самом уважаемом месте в стране, а памятники воздвигают по всей России? В моей книги очень разные фильмы, и хорошие и плохие, с моей точки зрения: есть фильмы, совершенно по-разному относящиеся к прошлому, есть такие государственные патриотические, а есть маленькие диссидентское фильмы, антисталинские, антитоталитарные, но и те и другие режиссёры, продюсеры, сценаристы всё время смотрят назад, и, я скажу такую супербанальную вещь, фильмы и книги делаются не о том времени, которое там является формальным местом-временем действия, они делаются всегда про здесь и сейчас, автор всегда рассказывает про себя и про мир, в котором он живёт, и эта моя книга про те 20 лет, которые мы прожили в XXI веке, а вовсе не про прошлое.

Любовь Наливайко: Антон, можно вернуться к книге? Вы начали с истории, как Вы с женой пошли смотреть в канун 2020 года «Карнавальную ночь» – это знаковый фильм, а вот таких в той эпохе много, и Вы лично часто пересматриваете советскую классику?

Антон Долин: Очень редко, но поскольку я иногда читаю лекции, я преподаю, я иногда возвращаюсь к ней, у меня есть любимые режиссёры и есть такие абсолютные классики и для меня незыблемые фигуры, как Андрей Тарковский, Алексей Герман, Кира Муратова или Элем Климов, допустим, или фильм «Летят журавли» Михаила Калатозова, а есть фильмы жанровые, которые я люблю, вроде картин, допустим, Гайдая или раннего Рязанова, есть старые фильмы, которые меня оставляют абсолютно равнодушным, но я их смотрю, потому что нравится по работе. Очень разный бывает эффект: иногда ты чувствуешь – это что-то пыльное, старое и вообще о сегодняшнем дне не говорящее, иногда вдруг просыпается такая актуальность, что ты начинаешь поёживаться, видя, насколько это говорит о сегодняшнем дне только совершенно иначе, например, фильм «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» – это, конечно, фильм о попытке побега в лучшую версию реальности: там Ленинград – лучшая версия Москвы.

Любовь Наливайко: Да.

Максим Привалов: Экзистенциальное что-то, да.

Антон Долин: То есть всё такое же: такая же улица, такой же дом, но там прекрасная женщина, она вообще-то иностранка, хоть, конечно, это не проговорено, но зрители-то знают, она из Польши, блондинка прекрасная из параллельной реальности, и Ленинград для Москвы… Москва – это такое татаро-монгольское что-то, а Ленинград, он же Петербург, это европейский город.

Любовь Наливайко: Это всё-таки Европа, да.

Антон Долин: Это ближе к Европе, к другому улучшенному миру, куда герой в новогоднюю ночь, ночь сказки, раз и чудом попадает через какой-то портал, по-моему, это желание параллельной жизни, новой, другой прекрасной России воображаемой нас всех объединяет и существует в на всех, согласитесь.

Любовь Наливайко: Антон, хочется вернуться к Вашей книге, она десятая у Вас по счёту, юбилейная, да? Есть какое-то ощущение нового этапа, и, может быть, какие режиссёры сегодняшние вдохновляют Вас, и какие темы волнуют?

Антон Долин: Слушайте, это бездонная тема, очень интересная, конечно, связанна лично со мной, а не с кем-то ещё, я всегда говорил себе, что критика журналиста, он живёт… мы сейчас с вами эфир запишем потом кто-то посмотрит в записи и через неделю он уже перестанет быть кому-то интересным и актуальным. У меня есть товарищ, режиссёр Алексей Федорченко, о котором много в этой книжке о его фильмах есть, и он собирает книги, у него там такие книги: 20-е-30-е годы «Как приманивать уток», странно проиллюстрированная, казалось бы эта книга написана для десяти человек, раз, она в 2020 году у кого-то есть, кто-то её читает – для меня это маленький способ обеспечивать собственное, если не бессмертие, то долгожительство, повторяю ещё раз: бессмертие не говорит о том, что я – Гоголь, Державин или Гомер, а только о том, что есть физический объект – книга, который продлевает жизнь человеку. А что касается кино современного, конечно, оно дико интересно, но эта книжка тоже про современное кино, она просто о современном кино, которое говорит о несовременности, ну, кто будет спорить, что Кантемир Балагов, о фильме которого, «Дылда», здесь идёт речь, современный режиссёр? Мне кажется, современней не придумаешь. Или Серёжа Лозница, мой товарищ, живущий в Европе, но снимающий фильмы на русском языке, собирается сейчас делать фильм про Бабий Яр. Это прошлое, но оно, мне кажется, всегда живо – это грандиозная трагедия советских времён, которая, с моей точки зрения, не осмыслена до сих пор кинематографом вообще. А так у меня мечта сделать… у меня была предыдущая книга о русском кино, называлась «Оттенки русского».

Любовь Наливайко: Да-да-да.

Антон Долин: Это, можно сказать, вторая часть такой неофициальной трилогии.

Максим Привалов: Сиквел.

Антон Долин: Да, и я сейчас думаю о третьей части, которую не знаю, как назвать но которая была бы о фильмах, которые как раз отражают современность, которые говорят о нынешней России.

Любовь Наливайко: Хорошо.

Антон Долин: Это у меня ужасный крест, но жуть в том, что их очень мало, придётся, видимо, много лет ждать, пока наберётся достаточное количество фильмов, чтобы из статьи о них можно было составить целую книгу.

Максим Привалов: Абсолютно.

Любовь Наливайко: Спасибо Вам большое. Антон!

Максим Привалов: Спасибо огромное!

Любовь Наливайко: С нетерпением будем ждать и новых Ваших статей и новых книг! Возможно, пока займёмся чтением этой.

Антон Долин: Спасибо вам!

Максим Привалов: Огромного успеха, большого тиража, и чтобы третья часть вышла как можно скорее, благодарим Вас!

Любовь Наливайко: Спасибо!

Антон Долин: Спасибо вам!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Журналист - о своей новой книге «Миражи советского. Очерки современного кино»