Борис Сандуленко, советский Робертино Лоретти, - о дружбе с итальянским Робертино и ранней славе

Борис Сандуленко, советский Робертино Лоретти, - о дружбе с итальянским Робертино и ранней славе
Так звучит история: слушаем легендарные записи Александра Абдулова и Галины Шерговой на сохранившихся грампластинках журнала «Кругозор»
Аркадий Укупник рассказал о сходстве с Пьером Ришаром, знакомстве с Дональдом Трампом и о новом проекте в Минске
Подробности: Геннадий Гладков
18 февраля: День пельменей. В Москве открылось новое здание Киевского вокзала
Подробности: Михаил Казаков
Илона Броневицкая: 7 эфиров «Шире круга», и меня знают по стране, и я начинаю ездить с сольными концертами – вот какое было телевидение
Подробности: фильм «Карнавал»
17 февраля: Родилась Агния Барто. В этот день в Риме казнили Джордано Бруно
Актёр сериала «След» Сергей Пиоро: Однажды увидел, что лежит человек головой вниз на лестнице, я начал смотреть улики, нет ли там крови…
После ремонта в Доме актёра открылся большой зал
Гости

ФРАГМЕНТ Х/Ф «Я ШАГАЮ ПО МОСКВЕ»

Мария Карпова: А ты знаешь, что ангельский голос Робертино Лоретти сломался прямо во время концерта в Париже, на который его лично пригласил президент Франции Шарль де Голль?

Максим Митченков: Нет, не знаю, как это было?

Мария Карпова: Ему было 16, он как всегда легко запел…

Максим Митченков: «Jamaica»…

Мария Карпова: Да-да, и он тоже не смог взять высокую ноту.

Максим Митченков: И что же он сделал?

Мария Карпова: Убежал со сцены.

Максим Митченков: Да? А ведь пел как дышал.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ РОБЕРТИНО ЛОРРЕТИ

Мария Карпова: Сегодня сеньору Лоретти исполняется 73 года, а у нас в гостях «советский Робертино Лоретти».

Максим Митченков: Борис Сандуленко не меньше «итальянского соловья» потряс миллионы зрителей «Голубого Огонька» в новогоднюю ночь 64-го года.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ГОЛУБОЙ ОГОНЁК»

Максим Митченков: Борис, рады Вас видеть в нашей студии!

Борис Сандуленко: Взаимно!

Максим Митченков: Сегодня день рождения Робертино Лоретти, и мы для наших телезрителей приготовили такой сюрприз, хотим поговорить о двух Робертино: об итальянском и советском…

Борис Сандуленко: Приятно!

Максим Митченков: Вы же получили такое звание, наверно, после «Голубого огонька»?

Борис Сандуленко: Нет, дело в том, что до «Голубого огонька» вся эта эпопея у меня началась задолго, года за полтора, наверно, потому что всё началось с пластинки, которую мне случайно подарил мой близкий друг, с которым мы дружили, буквально вот так наши дома находились рядом, и он мне подарил эту пластинку, просто они все знали, что я пою и пою очень давно, это понятно всё…

Мария Карпова: И Вы так восхитились этим голосом, этим звучанием, да?

Борис Сандуленко: Настолько… он меня просто очаровал, во-первых, от внешнего вида, я не знаю… ну, вот просто магия произошла какая-то, это было началом того, что это просто изменило всю мою жизнь, как оказалось в дальнейшем, это действительно было так.

Максим Митченков: Ну, «O Sole Mio» уже тогда Вы знали или только стали учить?..

Борис Сандуленко: Нет, я только начал вот-вот-вот и «O Sole Mio», и «Ave Maria», и «Carissimo Pinocchio», «Вернись в Соренто», много всех, практически весь репертуар, первая вещь была – «O Sole Mio».

Максим Митченков: Давайте ее послушаем, давайте вспомним, как это было на том «Голубом огоньке».

Борис Сандуленко: Давайте попробуем. Молодец, пацан, хорошо пел, если честно.

Максим Митченков: Вам там сколько: 13,5, 14-ти еще нет, да?

Борис Сандуленко: Через полгода исполнилось 14.

Максим Митченков: Да.

Борис Сандуленко: Вот именно этот случай, благодаря этому случаю, я не знаю, кем бы я стал, но когда это всё произошло, я понял, что я не смогу без этого просто никогда и для меня это всегда было самым главным в моей жизни: воздух, я не знаю, вода, свет, солнце…

Мария Карпова: А как получилось, что с Робертино Вы переписывались?

Борис Сандуленко: С Робертино мы переписывались очень просто?

Мария Карпова: Ну, кто кому первый написал? Тогда так задам вопрос.

Борис Сандуленко: Секунду-секунду, значит, первое письмо было доставлено живой почтой, и я получил, конечно же, ответ, он говорит: «Я безумно рад, что у меня появился мой друг, я очень рад, что я теперь не один». В общем-то, вот это вот охапка – тоже самое было потом уже и у меня, такие же охапки писем, всего на свете.

Максим Митченков: То есть он одобрил, что Вас назвали тоже «советским Робертино»?

Борис Сандуленко: Он мне просто пожелал большущих успехов, прислал мне… в тот момент, когда мне было 13-14 лет, ему уже было 17, у него уже произошло всё это дело, и он уже участвовал во взрослых фестивалях, в частности, в Сан Ремо и он занял какое-то там почетное место и прислал мне сразу же свои новые… 45-пяточки такие были… свои новые пластиночки, ну, в общем, с этого у нас всё и началось: мы переписывались, мы постоянно были как-то в курсе того, что происходит со мной, что происходит с ним, я был лично в курсе.

Мария Карпова: А первый раз когда встретились?

Борис Сандуленко: Первый раз мы с ним встретились в 91-м году, когда он по приглашению «Союзгосконцерта» приехал.

Максим Митченков: Это вот оттуда фотография как раз?

Борис Сандуленко: Да-да-да, вот эта фотография: я, Роберто и мои коллеги, да-да-да.

Максим Митченков: А Вы о своих впечатлениях расскажите: вот Вы, когда увидели кумира…

Борис Сандуленко: Мои впечатления, я вам честно, ребята, скажу для меня это, во-первых, был небожитель, для меня он уже тогда был небожителем, понимаете? А тут я вдруг видел, что он действительно рядом со мной, всё-всё-всё, для меня это, конечно, было совершенно потрясение.

Максим Митченков: Для Вас это, понятно, был кумир, он тоже был в восторге от Вашего голоса, потом переросло это в дружбу или гастроли закончились и всё закончилось?

Борис Сандуленко: Вы знаете, если бы это не переросло в дружбу, то, наверное, мы бы не созванивались после этого всего, мы созванивались. Дело в том, что по окончании гастролей был подписан такой рамочный контракт у нас, инициатором был Роберто: «Вот так, вот так я бы очень хотел, я обеими руками за». Но, к сожалению, это всё не произошло в силу обстоятельств очень серьезных моих и с того момента, с 91-го года, я практически… для меня было табу выходить на сцену, я прекратил вообще всё, для многих, это, конечно, было совершенно непонятно, была совершенно… ну, дикость какая-то: «У тебя есть всё,… как?». «Нет!».

Максим Митченков: Я просто не могу не взять это письмо, как ружье, которое должно выстрелить в конце, просто это письмо, которое Вам писали, да?

Борис Сандуленко: Вы знаете, да, это одно из сотен тысяч писем, потому что это были мешки совершенно невозможные…

Мария Карпова: Вот, одно, да?

Борис Сандуленко: Это статья в «Комсомольской правде» была: «Здравствуй, новый Робертино!», и кто-то эту статью прочитал, потом послушал, и вот девочка какая-то, вот то, что накипело, наверно, у нее обо мне, она написала в этом стихотворении.

Максим Митченков: Я просто несколько строк прочту: «Поет Борька весело, звонко о счастье, о солнце, любви, и слушают Борьку с восторгом мирные люди Земли!». Прекрасные слова!

Борис Сандуленко: Потрясающе!

Мария Карпова: Браво!

Максим Митченков: Спасибо, что зашли к нам в гости!

Мария Карпова: Спасибо!

Борис Сандуленко: Вам огромное спасибо, всех земных благ, вы очень красивая очаровательная пара!

Мария Карпова: Спасибо!

Максим Митченков: Спасибо!

Борис Сандуленко: Было приятно с вами очень

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски