Дмитрий Фонарёв: Американцы встретили: «Дима, – по-английски что-то говорят, – Дима, вот тебе from Reagan»

Дмитрий Фонарёв: Американцы встретили: «Дима, – по-английски что-то говорят, – Дима, вот тебе from Reagan»
19 мая: День рождения ОТР
«Конная, 10. Память и имя». «Маросейка, 13»
Певец Ярослав Евдокимов: Мы с каждым днём всё больше отдаляемся от этих страшных событий, ветераны, наденьте Ордена, мы вас очень любим
Интервью с Оскаром Кучерой и поздравление с Днем Победы
Музыкант Сергей Галанин: Всем здоровья и всё, что с нами сейчас происходит – это совершенно несравнимо с тем, что испытывали наши дедушки, бабушки
Денис Майданов поздравляет фронтовиков с Днем Победы
Директор цирка на Цветном Бульваре Максим Никулин поздравляет ветеранов с Праздником Победы
Как День Победы стал и днем Булата Окуджавы
Спецвыпуск к 75-летию Победы
История создания «Крокодила Гены»
Гости
Дмитрий Фонарёв
президент Национальной ассоциации телохранителей России

Мария Карпова: Вот как же хочется каждой женщине, чтобы рядом с ней был сильный и надёжный мужчина.

Максим Митченков: А вот знаешь, кто хочет этого не меньше? Первые лица государства.

Мария Карпова: Конечно, они тоже нуждаются в охране и защите.

Максим Митченков: Кстати, почти 40 лет назад в конце марта охранник президента США Рональда Рейгана спас его от смерти во время покушения, закрыв собой.

Мария Карпова: Да, история просто голливудская, хотя наверняка в реальности всё было серьёзно и трагично.

Максим Митченков: Я предлагаю спросить о деталях этого события настоящего специалиста: наш гость – ветеран 9-го управления КГБ СССР, президент Национальной ассоциации телохранителей России Дмитрий Фонарёв.

Мария Карпова: Дмитрий, здравствуйте!

Дмитрий Фонарёв: Здравствуйте!

Максим Митченков: Здравствуйте!

Дмитрий Фонарёв: Маруся, очень приятно!

Мария Карпова: Очень приятно! Вы пришли в 9-е управление в 82-м году, да? Но, наверно, тогда уже покушение на Рейгана вошло во все учебники личной охраны, как Хинкли удалось это сделать? Какие ошибки совершила охрана?

Дмитрий Фонарёв: Вы знаете, всё это дело давней истории, я пришёл в 9-е управление в 81-м году, но когда я уже поступил в личную охрану – в 18-е отделение 1-го отдела, в чекистском классе, был такой специальный классе, где была собрана так называемая служебная документация, и вот там была фотография из «Таймс», я помню, формат маленький – вот это то примерно то, что мы сейчас наблюдаем на стенах, но текст был на английском, и мы знали, что в 81-м году в Рейгана стреляли, но никто никаких занятий не проводил и история, собственно говоря, о том, как это могло произойти… надо сказать, что в те времена обмена информацией на таком уровне между спецслужбами, естественно, не было. После того когда уже, скажем, пришёл к власти Михаил Сергеевич Горбачёв, спецслужбы стали контактировать ближе и в планах подготовки визита в 87-м году, вот саммит Рейган-Горбачёв, эти вещи обсуждались.

Мария Карпова: Насколько мы знаем, там было 3 телеоператора, которые всё снимали, и в принципе эти кадры не были никакой тайной?

ФРАГМЕНТ СЪЁМКИ 1981 Г.

Дмитрий Фонарёв: Проблема была в том, что когда мы поняли, как устроена система безопасности в трактовке секретной службы, она в корне отличалась от нашей и до сих пор так происходит: они мыслят некими кольцами безопасности, мы мыслим только постовой работой, и если длинную историю сделать короткой…

Максим Митченков: Да, в чём разница?

Дмитрий Фонарёв: В том разница, что на месте покушения, где Хинкли проник, скажем, в непосредственную близость к охраняемому лицу, а Рейган был охраняемым лицом…

Максим Митченков: Да.

Мария Карпова: Да.

Дмитрий Фонарёв: Контроля допуска не было.

Максим Митченков: Мы незнакомы совсем, вот объясните телезрителям, которые сейчас смотрят, что такое кольца безопасности, например?

Дмитрий Фонарёв: Мы тоже этого не знаем, этого не знает никто, кроме секретной службы, для нас – это пост. Вот вы пришли снимать президента: вы должны стоять здесь, вы должны быть проверены, с вами должен находиться сотрудник службы безопасности, у них этого не было, и если вы посмотрите не просто на фотографии, но и на footage так называемый, то есть на сами съёмки, то… то, что произошло в 81-м году было полной неожиданностью для охраны, как смогли, так они и сработали и надо отдать должное пару, по-нашему – это прикреплённый, вот этот замечательный офицер, правильно он называется – секретный агент, который в принципе правильно обратили внимание, что у Рейгана горлом пошла кровь, и изменил маршрут автомобиля и поехали в больницу: Рейган упал, буквально потерял сознание на входе…

Мария Карпова: Да, он подошёл к регистратуре, по-моему?..

Дмитрий Фонарёв: В приёмный покой, и он упал, и они сказали, врачи, что если бы вы опоздали ещё на 2 минуты, то он бы уже умер.

Максим Митченков: Простите, я не могу понять, как это могло быть неожиданностью тогда в 81-м году, когда за 20 лет до этого было покушение на Кеннеди и должны были быть к этому готовы…

Дмитрий Фонарёв: Понимаете, это хорошо говорить, что должны, все мы должны быть к чему-то готовы, но всё происходит внезапно тогда, когда вы этого не ожидаете, и если сам принцип обеспечения безопасности нарушен, то даже среагировать на него вы будете неспособны, что и произошло, потому что когда уже подготовились мероприятия и в Москве и потом в Вашингтоне, все эти вещи были согласованы, и когда производились съёмки охраняемых лиц, тем более вместе, там присутствовали и офицеры секретной службы и представители 9-го управления, то есть эти ошибки были устранены.

Максим Митченков: Это нашими они были устранены?

Дмитрий Фонарёв: Мы потребовали по протоколу, конечно, потому что когда происходят формирования проведения какого-то визита, ведь не только протокольный отдел МИДа участвует в этом, в этом участвует прежде всего безопасность, и мы требуем, чтобы прежде всего допуск был проведён, строго списки и стоят 2 человека, работают 2 агента: КГБ в то время и секретной службы – мы отвечаем за допуск… мы со своей стороны, потому что советские корреспонденты были, а там – американские, я занимался этой работой как раз на воротах Белого дома.

Мария Карпова: Получается, лично с президентом Рейганом Вы не работали, но за что тогда он вручил Вам запонки, которые у нас сейчас прямо на столе лежат?

Дмитрий Фонарёв: Так как трое суток буквально я работал на воротах Белого дома, и через меня прошли буквально все смены секретной службы, то есть они работали 2 часа ну, 2 через 2, а я работал…

Максим Митченков: Как заступили…

Дмитрий Фонарёв: С моментом заступления, до момента снятия, то есть мы виделись с каждым человеком раза по 4 в сутки.

Максим Митченков: Подождите, а поесть, туалет, поспать?

Дмитрий Фонарёв: 40 минут – всё, только туалет, возили в отель – быстро перекусили и обратно, потому что вся служба 9-го управления, нас было примерно человек 150 вооружённых, мы были очень… как хочешь, так и выкручивайся…

Максим Митченков: Ничего себе!

Дмитрий Фонарёв: И получилось, что, видимо, скорей всего, как раз на этом вечере ребята из выездной Горбачёва Михаила Сергеевича говорят: «Давай это, – а у нас было прямо братство, мы же всё-таки девятка, говорят, – давай быстренько к столу, потому что ещё неизвестно, когда…». И Володя Кузнецов остался буквально на 15 минут меня подменить, и я побежал в Белый дом, там показали пальцами, беги туда, беги сюда, где-то на собственной половине какой-то стол был, и там как раз американцы встретили, говорят: «Дима, Дима – по-английски что-то говорят – Дима, вот тебе from Reagan». Только дома уже потом разобрались, что это запонки и всё прочее, и вот этот контакт получился достаточно профессиональным, потому что и они нам помогали, и мы им помогали, и мы им помогали. Были 2 проблемы, реальные проблемы, которые устроили сами охраняемые, и почему они были потом как-то и нам благодарны, и мы им были благодарны.

Максим Митченков: Что это за проблемы?

Дмитрий Фонарёв: Проблема была в Вашингтоне – это второй день визита, Горбачёв должен был встречаться в Белом доме с Рейганом, официальная встреча: есть время, он по дороге сделал остановку в городе, не предусмотренную никаким планом, ехать, мы знаем, 4 минуты, пустые дороги… 5 минут, 6 минут…

Мария Карпова: И нет.

Дмитрий Фонарёв: Никакого кортежа, они на меня смотрят и говорят: «Дима, что у вас там происходит?». Я говорю: «Я не знаю, а у вас, – говорю, – чего?». Они говорят: «Мы тоже не знаем».

Мария Карпова: А Горбачёв в это время общается с американцами, да?

Дмитрий Фонарёв: Он вышел, он просто остановил кортеж, потому что выездные ребята, кто работал, говорят: «А мы что? Встала машина – мы работаем». Это и есть кадры.

Мария Карпова: Ну, хорошо Горбачёв, а как Рейган решился пройти потом по Арбату, по-моему, да?

Дмитрий Фонарёв: Совершенно верно, по Арбату была прогулка, тоже второй день визита, она была запланированная, и по плану Рейган должен был влево к министерству культуры, там находилось, и там уже порядка 200 наших сотрудников самые обученные, там уже всё обеспечивали, там уже всё было нормально и прошли бы, но он не пошёл туда, он пошёл вправо.

Максим Митченков: И как реагировала служба охраны?

Дмитрий Фонарёв: Была дана команда, мы стоим, не стоим, мы работаем, и бежит весь наряд, мы же видим ребят, они все в штатском, а им сказали перекрыть весь Арбат, перекрыть зону, там была чёткая команда: «Перекрыть зону». Вот они все ломанулись: все телекамеры, все корреспонденты, там же не смотрят – это толпа, и вы видите, сколько людей было – это всё пронеслось, американцы потеряли там и радиостанции, кто-то выронил пистолеты, то есть мы боялись только одного, что толпа… мы только вышли на Арбат и там сразу: «Рейган, Рейган, Рейган, – и мы понимаем, что если сейчас толпа пройдёт по нам, мы ничего не сделаем. Валентин Иванович Мамакин, он был прикреплённый к Рейгану, он нам показал и американцам, что, ребята, давайте к стене, потому что нас сейчас затопчут, оружие не поможет, ни автоматы, ничего не поможет.

Максим Митченков: Когда столько людей, да.

Дмитрий Фонарёв: Хоть ты вверх стреляй, хоть ты куда стреляй – ближних давят дальние, и Рейган, сейчас помню, там ещё такая машина смешная была, вышел сфотографировался, а так у него глазки уже побежали, что что-то не так, он говорит: «Всё, пошли», – и мы пошли не через толпу, которая живая, мы пошли через стену, и после этого мы уже как бы там, ну, не побратались, конечно, но мы поняли, что вообще, ребята, мир – это штука хрупкая, жизнь – это вещь достаточно серьёзная и делить на капитализм-социализм, левых-правых, чёрных-белых, когда плохо, ребята, всем будет плохо.

Максим Митченков: Слушайте, давайте мы и сейчас пожелаем всем не делить вот так вот мир, это отличное пожелание для всех и актуальное, мне кажется, на все времена.

Дмитрий Фонарёв: Да, давайте вместе сделаем мир лучше!

Максим Митченков: Давайте мы пожелаем мира всем нам и всё-таки чтобы не было таких покушений, эксцессов и всего остального.

Дмитрий Фонарёв: Вместе над эти поработать надо.

Мария Карпова: Да.

Максим Митченков: Да, вместе над этим работаем. Спасибо, что зашли к нам в гости!

Мария Карпова: Спасибо!

Дмитрий Фонарёв: Вам спасибо, что пригласили!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)