Джоанна Стингрей - популяризатор питерского рока презентует книгу «Стингрей в стране чудес» о встречах с БГ и музыке конца 80-ых

Гости
Александр Кан
переводчик

ФРАГМЕНТ К/Ф «АССА»

Мария Карпова: Премьера «Ассы» состоялась в Москве в Доме культуры электролампового завода 1 апреля 1988 года, а пот выдержка из интервью режиссера этого культового фильма Сергея Соловьёва.

Максим Митченков: «Когда с экрана зазвучала песня «Под небом голубым» весь зал встал, как при гимне Советского Союза и хором подпевал Гребенщикову от начала до конца – такое не забудется, такого не было никогда до этого и никогда не сможет повториться ни при каких обстоятельствах».

Мария Карпова: Под мощную харизму советского рок-андеграунда попала и дочь американского мультимиллионера Джоанна Стингрей, когда 35 лет назад, в 1984-ом, впервые оказалась в Ленинграде, познакомилась с БГ, лидером «Аквариума», влюбилась в гитариста группы «КИНО», Юрия Каспаряна, и в 1987-ом вышла за него замуж.

Максим Митченков: И до сих пор делится совсем миров воспоминаниями о том романтическом периоде своей жизни, а сегодня главный популяризатор питерского рока на западе у нас в гостях с презентацией своей новой книги «Стингрей в стране чудес». Да, и вместе с Джоанной приехал Александр Кан – переводчик этой книги.

Максим Митченков: Джоанна, Александр, рады видеть вас в нашей студии!

Александр Кан: Добрый день, здравствуйте!

Мария Карпова: Здравствуйте!

Джоанна Стингрей: Добрый день!

Максим Митченков: Мы хотим вас поздравить с выходом книги, презентация состоялась буквально на днях, и мы уже знаем, что первый тираж в 2000 экземпляров уже разошелся, уже не осталось свободных.

Мария Карпова: Это правда?

Джоанна Стингрей: Да, это правда.

Максим Митченков: И будете допечатывать, будете выпускать еще?

Джоанна Стингрей: Да.

Александр Кан: Да, издательство будет допечатывать новый тираж.

Мария Карпова: Когда примерно выйдет новый тираж?

Джоанна Стингрей: Надеюсь скоро, плохо, что много людей приехало в магазин купить – и нет книги, это не хорошо.

Максим Митченков: Расскажите нам, почему Вы вдруг решили написать эту книгу спустя 30 с лишним лет, после событий, которые здесь отражены, что вас на это подтолкнуло?

Джоана Стингрей: Ты заешь, я уехала в Россию в 20 лет на год, а я начала новую жизнь в Америке, я не думала о России, в это время не было интернета. По-моему, больше двух лет назад я начала думать: «У меня столько фотографий, может быть, мне сделать вебсайт?». Это была просто идея, я начала делать вебсайт, и я думала, что русским людям понравится этот вебсайт, но я не знала, что они с ума сойдут по этому сайту: по-моему, первые 2 недели было… half a million people…

Александр Кан: Полмиллиона людей.

Джоана Стингрей: Да, и потом я понимаю, что все эти люди – это мои друзья, и каждый год, когда я жила в Америке, журналисты звонили, хотели взять у меня интервью по поводу Цоя, Гребенщикова, Кинчева…

Максим Митченков: Это были журналисты из России?

Джоана Стингрей: Из России, за время пока меня не было в России, брали интервью: 2, 3, 4 за год, и я думаю: «Лучше я просто сделаю книгу, где будет полная история».

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА

Максим Митченков: Александр, а Вы являетесь переводчиком этой книги на русский язык?

Александр Кан: Да, я перевел книгу на русский язык, с одной стороны, я, действительно, профессиональный переводчик – очень много перевожу, с другой стороны, мы с Джоанной и со всеми героями этой книги… я, в общем-то, тоже там действующее лицо, этой книге: я всё это видел, всё это знал. Поэтому мне было, с одной стороны, было ужасно приятно, легко и интересно работать над этой книгой, а, с другой стороны, в общем-то, и собственная жизнь возникала всплывала заново, и, конечно, знание того, что происходило очень сильно помогало в точности самого перевода.

Мария Карпова: А что нового узнали? Может быть, какие-то открытия для себя сделали?

Александр Кан: Вы знаете, да, были какие-то вещи: ужасно большое и сильное на меня впечатление произвел тот факт… Джоанна, ты помнишь, когда Дэвид Боуи в 1987 году предложил купить у Джоанны права на всю эту историю, связанную с «Красной волной» и сделать фильм, и Дэвид Боуи сам хотел играть роль Бориса Гребенщикова, я об этом факте не знал, это, к сожалению, не осуществилось, но это произвело на меня сильное впечатление.

Максим Митченков: Джоанна, а давайте мы вспомнил, вообще, как Вы оказались тогда в Советском Союзе, и с кем вы тогда познакомились? Это какой был год, 83-ий, 84-ый, да?

Джоанна Стингрей: 84-ый, начало, я была одну неделю в России, как туристка, в это время мой муж переезжает из России: 3 дня в Москве, 3 дня в Санкт-Петербурге, 1 день на переезд. А как-то я была в Москве, я думала, что это страна, в которую я не хочу возвращаться: чувство холода, чувство, что люди не рады…

Мария Карпова: Мрачные…

Джоанна Стингрей: … вся одежда была темно-синяя или черная, и я думала: «Это невеселое место, я сюда не вернусь». А как-то я приехала в Санкт-Петербург, у меня был телефон Севы Гаккеля, а кто-то в Америке мне сказал: «Джоанна, ты должна встретится с Борисом Гребенщиков – он самый известный андеграунд-рокер в Росси». Конечно, я, как все американцы, думаю: «Нет, это невозможно, нет рока в России». Я встретилась с Борисом, мы сидели, и я показала обложки своих пластинок из Америки, мои официальные фотографии, я была очень горда, что американка-рокер, думала: «Борис, скажет, какой крутой рокер из Америки». А он посмотрел всё, послушал песни и сказал: «Да, может, как панк – это хорошая музыка». А потом я спросила: «Я могу послушать твою музыку?». Он сказал: «Да, можешь послушать запись на…».

Александр Кан: Двухдорожечном магнитофоне. То есть, «Аквариум» и «Кино» записывали свои ранние первые альбомы на двухдорожечных магнитофонах, на обычных, и пластинок то тогда еще не было. У Джоаны была настоящая пластинка, а у них всего лишь кассета.

Джоанна Стингрей: Да, и у меня был мой кассетный Sony Walkman, я надела наушники и думала, что музыка будет нехорошая, и песня играет «Аквариума» «Tonight»…

Александр Кан: «Сегодня ночью» из альбома «Аквариума» «Электрошок».

Джоанна Стингрей: И начала играть музыка так громко и разные инструменты, я не поняла, как можно на двух каналах сделать запись со столькими инструментами, и это начало, это музыка – это была фантастика. А потом был голос Гребенщикова и было большое… echo?

Александр Кан: Эхо.

Джоанна Стингрей: And his voice was haunting.

Александр Кан: И голос его был каким-то тревожным, пугающим.

Джоанна Стингрей: And I was getting goosebumps…

Максим Митченков: Мурашки.

Александр Кан: Мурашки по коже у меня побежали.

Джоанна Стингрей: И потом я поняла, что я не рокер, я просто молодая американка, которая думает, что она делает рок-н-ролл, а вот это мастер, это человек – гений, и я начала так стесняться, но с этого момента я не хотела больше ничего в жизни, как быть рядом с Борисом, я была молодая и для меня он был светом, и я хотела быть совсем рядом с ним, и слава Богу, что он не против.

Максим Митченков: А правда, что Вы даже клип снимали для Гребенщикова на крыше дома?

Джоанна Стингрей: Да, ты знаешь, вот на этой крыше дома, где квартира Гребенщикова, мы были очень часто, конечно, Борис жил в коммунальной квартире, и каждый раз, когда я приезжала, он открывал дверь: «Джоанна, привет…». Я: «Hello». И…like ants?

Александр Кан: Как муравьи мы там ползали.

Джоанна Стингрей: Люди туда и туда... like I had a sickness?

Александр Кан: Как будто я была больная, то есть люди разбежались все сразу.

Джоанна Стингрей: И это было очень странно, поэтому Борис сказал: «Давай мы лучше будем говорить на крыше, ты знаешь, сейчас такое время, могут и рассказать КГБ, а на крыше никто не узнает». Поэтому у нас было много времени, и видеоклип «Аквариума» на песню «Пепел», который я сняла был первым, конечно, в это время ни у кого не было видеокамер, и он сказал: «Может быть лучше на крыше».

Мария Карпова: И сняли Вы его там же?

Джоанна Стингрей: Да, во-первых, это было смешно, я сказала: «Давай мне кассету, магнитофон у меня есть, я буду играть твои песни». Конечно, Борис знал всё, он смотрел многое, знал людей с запада. Я сказала: «Хорошо, я включу музыку, и ты просто пой или делай что-то». Я нажала, включила камеру, Борис просто делает прекрасно.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА

Мария Карпова: Вы ездили каждые 3 месяца в СССР, да?

Джоанна Стингрей: Да.

Мария Карпова: И правда, что со временем стали даже возить аппаратуру, музыкальные инструменты для музыкантов, Вас даже прозвали «американским танком», если я не ошибаюсь?

Джоанна Стингрей: What was I asked about?

Александр Кан: Your nickname was tank tractor.

Джоанна Стингрей: Да-да-да, tractor, ты знаешь, что каждый человек счастлив, когда он может дать счастье другому человеку и для меня это, как просто купить вещь дома, даже если это просто punk bracelet, это недорого и многие вещи – они все были так счастливы и это наполняло мое сердце, я была счастлива, потому что могу делать это, конечно, это не было просто: из раз я ехала из Хельсинки на машине и машина была полная аппаратурой и как-то мы… we went through the border control…

Александр Кан: Мы проходили таможню на границе.

Джоанна Стингрей: Они спросили: «Что это? Зачем Вы перевозите все эти вещи?». Я начала говорить какие-то сумасшедшие вещи, говорить нон-стоп, быстро, что, по-моему…the guards…

Александр Кан: Чтобы запутать просто их.

Джоанна Стингрей: Они подумали: «Это женщина сумасшедшая – пусть она просто идет…».

Максим Митченков: Джоана, а сейчас Россия и Москва сильно изменились?

Джоанна Стингрей: Ты знаешь, я давала много интервью, поэтому я не успела посмотреть столько, сколько хотела, но для меня Россия – это всегда были люди, поэтому в Санкт-Петербурге у меня была большая вечеринка, 40 друзей, они все такие же: немного старые, с морщинами, но всё равно они остались такими же, поэтому с этой стороны нет перемен. Для меня Россия – это Россия, я всем сердцем люблю Санкт-Петербург, я ощущаю сильную энергетику этого города, что-то особенное, Москва мне понравилась, но это такой же город, как New York: все работают, все двигаются, очень много пробок, немного сумасшедший.

Максим Митченков: Джоанна, мы дико заинтересовались Вашей книгой, правда, теми событиями, которые тогда происходили…

Джоанна Стингрей: Спасибо!

Максим Митченков: Хотим пожелать удачи, чтобы новый тираж разошелся так же быстро, как и первый, и мы знаем, что будет вторая и третья книга, да?

Джоанна Стингрей: Да, это была очень большая история, поэтому я делаю еще две части: первая книга – события с июля 87-ого года до 88-ого года, вторая – с 88-ого года до 96-го гола, моего отъезда, а третья будет очень книга с множеством фотографий и интервью, которые я дала раньше. Будет 3 книги – я очень довольна!

Мария Карпова: Ждем с большим нетерпением!

Джоанна Стингрей: Спасибо!

Максим Митченков: И Вам говорим спасибо, спасибо, что пришли к нам в гости!

Александр Кан: Спасибо вам!

Джоанна Стингрей: Спасибо!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Ожидается 2 и 3 части

Комментарии

Наталья
Ностальгия накрыла. Хорошее, живое общение какое. Энергетически очень доброе. Спасибо
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты