Джоанна Стингрей выпустила новую книгу об истории русского рока

Гости
Джоанна Стингрей
певица, продюсер

Максим Митченков: Джоанна, здравствуйте!

Джоанна Стингрей: Здравствуйте!

Максим Митченков: Рад вас видеть в нашей студии, поздравляю вас с выходом новой книги!

Джоанна Стингрей: Спасибо!

Максим Митченков: Давайте я её покажу, вот эта книга – «Подлинная история русского рока». Расскажите, это, насколько я понимаю, продолжение книги, которая вышла чуть раньше, да?

Джоанна Стингрей: Конечно, у меня сейчас 2 фотоальбома, это второй, это новый, а последний был год назад, но, конечно, без такого я не могу приезжать.

Максим Митченков: Да-да-да. Что вошло в новую книгу?

Джоанна Стингрей: Ты знаешь, вот эта книга – это с июня 86-го до конца года, до конца моей визы, и это было много фотографий, много концертов. Ты знаешь, это время, вторая часть с 86-го, было очень весёлое время здесь, появилась гласность, поэтому все мои друзья, рок-группы, могли давать больше концертов, могли быть на радио, поэтому это очень счастливое хорошее время, а там есть очень много фото из нашей жизни, тусовка есть тоже там, очень много интервью я сделала с музыкантами, артистами этого времени, поэтому, я думаю, что народу будет интересно слышать, что Гребенщиков сказал, что Цой сказал, там прямо их слова.

Максим Митченков: А какую-то история нам сейчас можете рассказать? Что тогда происходило, что вас впечатлило, может быть, больше всего, что обязательно люди захотят найти в этой книге?

Джоанна Стингрей: Там есть тоже немного документы из моего дела в ФБР, они думали, что я была шпионка. Это был просто как шок, что они могли думать это!

Максим Митченков: Хорошо, а с КГБ вы как сталкивались, при каких обстоятельствах здесь, в Союзе?

Джоанна Стингрей: Ты знаешь, я слышала от Бориса, что КГБ начал спрашивать обо мне, потому что они думали, конечно, это странно, что американка приезжает в коммунизм каждые 3 месяца, я приезжала и уезжала, и как-то Борис сказал мне это. Я сказала: «Борис, я знаю, что я сделала, это всё хорошо, поэтому, пожалуйста, спроси в КГБ, могу ли я встретиться с ними?». И оно сказал: «Хорошо, я скажу». А на следующий день он сказал мне: «Я спросил в КГБ, можешь ли ты встретиться, и они вообще были сумасшедшие, они сказали: «Нет, мы не хотим, чтобы эта американка приезжала в наш дом!». Как будто они бояться, я не знаю, что, но прошло немного времени, и в университете хотели брать у меня интервью по поводу того, что американские люди любят делать, как отдыхают в Америке, и это было понятно, а я не хотел говорить им, потому что я думала, что это КГБ, но реально я не знала, и я сказала «да». Я приехала в гостиницу «Европа», и там были двое мужчин немного неаккуратно одетые, поэтому я думаю: «Может быть, это просто в моей голове, а это реальный профессор». Ты знаешь, в Америке имидж профессора немножко такой и, конечно, из американских фильмов, я думала, что КГБ – это спортсмены, серьёзно всё, поэтому я сказала: «Они не из КГБ, это просто в моей голове, может быть, реально они – профессоры, хоть и знают об Америке». И они сказали: «Давай мы будем на втором этаже, есть комнаты там, мы можем говорить, там будет тихо». Я сказала: «Хорошо», – это была гостиница «Европа». И мы были на втором этаже, они открыли дверь и там был большой стол, как в зале, было очень много хрустальных графинов с алкоголем и очень много красивых тарелок с едой, и в этот момент я думаю: «Ой-ой-ой, это КГБ», – поэтому это была моя встреча с КГБ.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ДЖОАННЫ СТИНГРЕЙ

Максим Митченков: Про вот этот 86-й год, который описан в книге, тогда же было сильное увлечение Америкой в Советском Союзе, но вы при этом приехали из Америки сюда, и вам очень понравился сам Советский Союз. Почему такая разница в восприятии была на тот момент?

Джоанна Стингрей: Когда я приехала в Россию, мне было 23 года, я была молодой, я была немножко тупой, не понимала, кто я, что я буду делать в нашей мире, а потом я встретила Гребенщикова, а потом – Курёхина, а потом – Цоя, они дали мне жизнь, они дали мне что-то важное, что я чувствовала внутри, что я живу, и, ты знаешь, самое важное для меня, что они дали мне понимание, что свобода – это не значит свобода как закон, как в Америке мы очень свободны, это закон, это неважно, что важно было – это свобода духа, и я не понимала это до этого, и то было переменой в моей жизни, что я поняла, что это неважно, какая страна, какой закон, это неважно, важно, как ты смотришь на мир, и что ты чувствовал внутри, и что ты чувствовал, понимая жизнь, понимая всё, поэтому для меня это было более интересно, чем Америка в это время.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «КИНО»

Максим Митченков: Джоанна, а как вы относитесь к тому, что группа «Кино» сейчас, в середине мая, снова даёт концерт с голосом Виктора Цоя? Я знаю, что вы были даже на репетиции, да?

Джоанна Стингрей: Да, и это просто круто! Это был идея Саши Цоя, это была его организация, как делать, очень много работы и, конечно, эти музыканты, Каспарян, Титов и Тихомиров, делали 1 год репетиций всего этого, и люди были очень довольны, это очень сильно чувствовалось и это великолепно, это волшебно.

Максим Митченков: Джоанна, насколько я понимаю, на этой книге вы не остановитесь? Ещё много архивов, много фотографий, много интервью.

Джоанна Стингрей: Да.

Максим Митченков: Ждать ли продолжения?

Джоанна Стингрей: Да, надеюсь, что будет ещё, может быть, 2-3-4 книги. Я сейчас работаю над следующей книгой, а это будет книга по поводу того, как моя виза была закрыта, и вся эта политика, политика с Америкой, работа с советскими, перемены, что она может переезжать, и моя свадьба, есть очень много фото со свадьбы, очень много того, люди не видели, поэтому следующая книга будет называться «Rock and roll wedding», «Рок-н-ролльная свадьба», это был конец 87-го. А после этого будет 88-й и 89-й, когда начались перемены в Москве, начало моей карьеры, по-моему, у меня ещё очень хорошее интервью с Цоем в 88-м году. А после этого будет, когда я делал очень много вещей с Гариком Сукачёвым и Галаниным, и «Greenpeace» – всё это. И в будущем даже будет книга по поводу моего возвращения в Россию 2 года назад, а там будешь ты, когда мы делали интервью полтора года назад, поэтому, надеюсь, будет ещё 2-3-4 книги.

Максим Митченков: Отлично! Поздравляем вас с выходом этой книги сейчас...

Джоанна Стингрей: Спасибо!

Максим Митченков: Ждём продолжения и спасибо вам за интервью!

Джоанна Стингрей: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)