Екатерина Рождественская: У меня нет рамок, мне совершенно не страшен возраст, я не вижу каких-то препон в том, что мне уже за 60

Гости
Екатерина Рождественская
фотохудожник, журналист, писатель

Мария Карпова: Екатерина, рады Вас видеть, с днём рождения поздравляем!

Екатерина Рождественская: Спасибо большое!

Мария Карпова: Как прошла Ваша самоизоляция, чем занимались? Знаю, что у Вас за это время успела выйти новая книга, правда?

Екатерина Рождественская: Да, вышла книжка под названием «Балкон на Кутузовском».

Мария Карпова: Да.

Екатерина Рождественская: И сейчас выходит ещё одна, поэтому самоизоляция такая была…

Максим Митченков: Продуктивная.

Екатерина Рождественская: Насыщенная.

Максим Митченков: Да-да-да.

Екатерина Рождественская: Богатая событиями.

Мария Карпова: В работе. Я так понимаю, что книга «Балкон на Кутузовском» – это продолжение «Девочки с Патриарших», «Жили-были, ели-пили», это продолжение истории, да?

Екатерина Рождественская: Это не продолжение всех книг, нет, то продолжение только «Двора на Поварской», потому что «Двор на Поварской» – это мой первый адрес, где я родилась, а потом мы переехали на Кутузовский, потому «Балкон на Кутузовском» – это мой второй адрес, я решила жизнь поделить на адреса, так намного проще вспоминать, и как-то книжки пишутся сами собой.

Максим Митченков: Какие самые яркие воспоминания, которыми могли бы и с нами поделиться сейчас и с нашими зрителями?

Мария Карпова: Насколько я понимаю, это же рассказ о 60-х годах, да?

Екатерина Рождественская: Да, это 60-е годы, как раз я пошла в школу в это время нелюбимую, родителей я практически не видела, потому что они были молодые 30-летние, они были очень востребованы, я ждала от приезда до приезда, я жила с бабушками с двумя, в смысле одна была бабушка, другая – прабабушка, и всё это моё кутузовское «балконное» детство я прожила с ними.

Максим Митченков: А почему «балконное» детство Вы говорите?

Екатерина Рождественская: Балкон – это была самая большая роскошь на следующем адресе, очень все боялись выходить на него, потому что были уверены, что он отвалится, потому что такое количество людей вряд ли бы это всё выдержало, и бабушка, я помню, всё время удивлялась, что птицы, оказывается, летают, а не только ходят и гадят под окнами, и всё было связано с балконом: мы там смотрели демонстрации, потому что по Кутузовскому шёл какой-то район перед тем, как прийти на Красную площадь, школа была напротив, меня провожали, стоя на балконе, и махали мне, когда я поворачивала за угол, на балконе у нас росли цветы, мы пили чай на балконе, хотя балкон был, знаете, полтора метра на сантиметров 60.

Мария Карпова: Мы знаем, что Вас очень раздражали гости родителей, и даже, например, такая фамилия, как Магомаев, у Вас не вызывала никакого трепета.

Максим Митченков: А, скорее, наоборот.

Мария Карпова: Да. Почему так?

Екатерина Рождественская: Магомаев – это вы уже заглядываете вперёд, это уже Калининский проспект, это будет…

Мария Карпова: В следующей книге.

Екатерина Рождественская: Нет, у меня не вызывала никакого трепета фамилия Евтушенко, и фамилия Вознесенский и фамилия Ахмадулина, потому что… я не могу сказать, что они очень часто приходили, но 60-е годы как раз – это было время, когда были постоянные встречи, постоянные гости родители приезжали редко, и поэтому сразу шли толпы друзей, дверь у нас вообще не закрывалась, и были пьянки такие хорошие активные, все курили, все громко разговаривали, мы постепенно, не мы, вернее, а родители постепенно приручали всех соседей: чтобы они не вызывали милицию, мы их приглашали к себе всегда, так что у нас было осиное гнездо такое, это было и ночью, и вот как раз к этому времени относится моё замечательное высказывание, когда поздно ночью, это уже по рассказам мамы, когда уже и на гитаре все струны были порваны кем-то из гостей, и уже бутылки разбиты, и уже дым коромыслом так, что уже ничего не видно. «Часа в 3 ночи, – она говорит, – как в клубах дыма, открывается дверь в мою спальню, ты выходишь маленькая в такой кружевной ночной рубашечке с заплетёнными косичками, чтобы волосы ночью не путались, и смотришь на все и говоришь: «Вы все говны!» – разворачиваешься и уходишь», – поэтому «Вы все говны» мне вспоминают всю жизнь до сих пор.

Мария Карпова: Отлично! Как выбирали героев для проекта «Частная коллекция»? Обязательно надо было, чтобы они были внешне похожи, или это не играло никакой роли?

Екатерина Рождественская: Мне хотелось, чтобы людям было приятно прийти, приятно принять участие в этом, и я понимала, что мальчики всегда хотят быть царями, а девочки – царицами, поэтому когда цари и царицы закончились, я перешла на красавцев и красавиц, главное, чтобы были рюшечки, бантики и так далее, но отчаянные люди, типа, скажем, Людмилы Гурченко, такие были люди, не могу сказать, что много, они были готовы на издевательства над собой.

Максим Митченков: Поясните, что за издевательства?

Екатерина Рождественская: Скажем, та же «Любительница абсента» – это такая смелая картина.

Максим Митченков: Это Пикассо.

Екатерина Рождественская: И таких картин было достаточно, они оставались, но совершенно не все люди на это шли, на такие съёмки. Были случаи, когда мне потом говорили: «Ты знаешь, после вот этой фотографии меня без проб взяли на роль».

Мария Карпова: Здорово!

Максим Митченков: Слушайте, здорово!

Мария Карпова: Вообще Екатерина всё, за что Вы берётесь, такое ощущение, что обречено на успех. В чём секрет?

Екатерина Рождественская: Я не знаю, просто надо делать то, что ты хочешь делать, понимаете? И пытаться, и стараться, и потом у меня нет рамок, мне совершенно не страшен возраст, я не вижу каких-то препон в том, что мне уже за 60.

Мария Карпова: Неправда.

Екатерина Рождественская: Я хочу, скажем, делать по своим книжкам, особенно «Двор на Поварском» и плюс «Балкон на Кутузовском», мне очень хочется сделать кино, потому что это очень кинематографичные истории и это история страны, это история семьи, я думаю, что это было бы очень интересно. Я пытаюсь, я везде лезу, ну, не лезу туда, где где-то сопряжено с какой-то угрозой для жизни, я не строю какие-нибудь мосты или не лечу людей, а я делаю какие-то творческие проекты, и мне это очень нравится. Надо осмеливаться.

Максим Митченков: Мы хотим Вам пожелать, чтобы таких проектов было как можно больше, чтобы они реализовывались, нам Ваши проекты нравятся, мы их любим!

Екатерина Рождественская: Спасибо!

Максим Митченков: И ещё раз хотим поздравить Вас с днём рождения!

Мария Карпова: С днём рождения!

Екатерина Рождественская: Какие вы милые и замечательные люди!

Мария Карпова: Спасибо!

Максим Митченков: Спасибо, всего доброго!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)