Елена Шанина: Понятие «современный театр» для меня – это нонсенс, потому что театр не может быть несовременным

Елена Шанина: Понятие «современный театр» для меня – это нонсенс, потому что театр не может быть несовременным | Программы | ОТР

актриса, театр, день рождения

2020-12-24T11:38:00+03:00
Елена Шанина: Понятие «современный театр» для меня – это нонсенс, потому что театр не может быть несовременным
На запись мирового хита «We are the world» в студии собралось сразу 40 самых известных музыкантов: песню записали за одну ночь
Забавные зимние падения
«Инородный» артист Олег Даль
Олег Фомин: Я так и не понял, что такое настоящий успех, потому что был сильно увлечён театром
Брюс Уиллис: на роль «крепкого орешка» Джона МакКлейна его позвали от отчаяния
Готовим печенье из овсянки
7 марта: Дайджест дат и событий «Календаря» за прошедшую неделю
«Женщина, которая поёт»: этот фильм мог бы быть без Аллы Пугачёвой
Певица Manizha: Шоу-бизнес – это ежедневная борьба, и здесь нужно быть воином, особенно девчонкам
Благодаря сумасшедшей фанатке Майкла Джексона появилась песня «Billie Jean»
Гости
Елена Шанина
народная артистка Российской Федерации, актриса

Мария Карпова: Елена Юрьевна, с днём рождения вас поздравляем!

Елена Шанина: Привет!

Мария Карпова: Мы очень рады с вами общаться даже в таком онлайн-формате. Вообще как театральные актёры переживают всю вот эту ситуацию? Наверно, это же своего рода вызов, когда мир ушёл в онлайн-формат?

Елена Шанина: Конечно, это не просто вызов, это называется – нас не задушишь, не убьёшь, мы, конечно, всё равно прорвёмся где-то и как-то. Во-первых, театр всё-таки по возможности работает, спектакли идут, были, конечно, перерывы, когда была череда больных в театре – отменяли спектакли, как только стало получше, спектакли вернулись. Сейчас нам поставили условия – 25% в зале, ничего, мы выживаем и уговариваем себя, что это не потому что зрители к нам не пришли, а потому что их не постили, и поэтому 25% – это аншлаг.

Мария Карпова: А вот со стороны актёра что это за ощущение, когда вы выходите на сцену, а там неполный зал – это же, наверно, не очень приятно?

Елена Шанина: Вы знаете, сейчас в это ситуации – это ощущение абсолютной любви к этим людям, которые в масках сидят и вот пришли и, может быть, рискуя жизнью, они всё равно идут в театр, что, в общем, говорит о том, что мы очень нужны.

ФРАГМЕНТ СПЕКТАКЛЯ «ДВЕ ЖЕНЩИНЫ»

Максим Митченков: Елена Юрьевна…

Елена Шанина: Да.

Максим Митченков: А вы помните сами такие моменты, когда вам было тяжело? Что это были за моменты, через которые вам пришлось перешагивать?

Елена Шанина: Вы знаете, я так отношусь к своей профессии, как клоун или акробат – никто не должен знать и видеть моего пота и слёз, зачем это зрителю знать? Но профессия такая обидная, она вообще обидная очень и надо иметь мужество, надо уметь ждать, потому что бываю разные периоды, когда тебя не снимают и как-то не зовут, и ты не попадаешь в формат или в конъектуру, или в стиль, и надо как-то понимать, что если ты владеешь профессией, значит надо искать какие-то правильные окна – где-то что-то всё равно делать, чтобы не потерять профессию. Вот я нашла себя в преподавании: уже много лет, я уже выпускаю четвертый по счёту курс и мне очень радостно, что у меня иногда получаются ребята хорошие, которые потом интересно работают. Мы сейчас по «Зуму» работаем, для меня это просто чудовищно, мучительно – как мастерству по «Зуму», понимаете? Присылают мне репетиции, записанные на плёнку, и я с ними это разбираю, хотя мне хочется выскочить на сцену и показать, потому что я – играющий тренер, я всё-таки не могу теориями разбрасываться, но между тем всё равно для меня это выход, очень интересная жизнь, и я люблю вообще молодых, я люблю смелых, я люблю авангард в любом виде.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «12 СТУЛЬЕВ»

Максим Митченков: Елена Юрьевна, а о своих культовых ролях вы молодёжи рассказываете, вспоминаете вместе с ними?

Елена Шанина: Я думаю, что ребята уже 100 раз погуглили и бывали на моих спектаклях, я же всё-таки всё ещё играю.

ФРАГМЕНТ СПЕКТАКЛЯ «ТАРТЮФ»

Мария Карпова: Вы – очень смелая артистка, потому что всё-таки вы – приверженец, наверно, такого классического театра…

Елена Шанина: Нет, понятие «современный театр» для меня – это нонсенс, потому что театр не может быть несовременным. Понимаете, меняется зритель, меняется восприятие зрителя, и старые театральные идеи, прошлые театральные идеи уходят, меняются – это правда не значит, что они не вернутся как хорошо забытое старое, как журналы мод: перевернёшь и опять всё модно, поэтому здесь надо просто надо очень чувствовать, и молодёжь это чувствует, сейчас меняются скорости восприятия, меняется количество информации…

Мария Карпова: То есть вы были готовы к экспериментам Богомолова, Панкова, к их необычной режиссуре, к их необычному подходу?

Елена Шанина: Да я счастлива, я просто счастлива! Я Богомолову невероятно благодарна за то, что он содрал с меня все штампы отработанного, в общем, в своё время театра, которые когда-то были новыми, которые когда-то воспринимались очень живо, и при этом моя школа осталась при мне.

Максим Митченков: То есть, получается, что с вас содрали, как вы говорите, все штампы, а вот прошлые спектакли состояли из штампов, получается, или как?

Елена Шанина: Нет, штампы набираются со временем, обратите внимание на печать: вот вы печатаете на листочке, потом ещё раз, ещё раз – сначала печать яркая, а на десятую печать она становится уже едва различимой.

ФРАГМЕНТ СПЕКТАКЛЯ «ЮНОНА И АВОСЬ»

Мария Карпова: Если уж вспомнили предыдущие роли, это удивительно, но мы узнали, что, оказывается, вы от «Юноны и Авось» не ожидали ничего особенного, когда репетировали.

Елена Шанина: Да никто не ожидал, это был набор потрясающих таких… такого кусочка – коллаж: потрясающая музыка, потрясающая поэзия, история, и вот мы это всё разучиваем, тем более, что для театра, вообще для театра и для нашего театра, это было достаточное новое существование в пластике, в музыке, в поэзии одновременно.

ФРАГМЕНТ СПЕКТАКЛЯ «ЮНОНА И АВОСЬ»

Елена Шанина: Мы должны были к этому готовиться, и поскольку мы занимались делом – мы стояли у станка, мы занимались вокалом, но всё это было разрозненно, и вот когда это соединилось, а соединилось это, наверно, всё-таки с приходом Владимира Васильева, вот когда это соединилось ещё с пластикой и его абсолютно лёгким вхождением в драматический музыкальный спектакль, когда он просто выстроил всю эту структуру выхода солдат, морской танец, существование на балу, все переходы, и они вместе с Николаем Петровичем это всё переводили уже в пластическое решение, вот тогда всё соединилось: и музыка, и хореография, и сценография, и поэзия, и Захаров, который над всем этим ещё оживил это абсолютно реальным существованием в нереальной какой-то фантазии-мечте.

ФРАГМЕНТ СПЕКТАКЛЯ «ЮНОНА И АВОСЬ»

Максим Митченков: Тогда «Юнона и Авось» был экспериментом, экспериментальным спектаклем, который стал культовым, и сейчас вы тоже не боитесь участвовать в смелых постановках с современными режиссёрами. Мы вам хотим пожелать, чтоб было больше таких культовых спектаклей с вашим участием, чтобы все они становились яркими и необычными…

Елена Шанина: Спасибо!

Максим Митченков: Больше ролей вам и ещё раз с днём рождения хотим вас поздравить!

Елена Шанина: Спасибо-спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)